Опубликовано в разделе Отношения, в подразделе Любовь и секс, 02.05.2011, 2392 просмотра

Мораль сексуальной жизни

Герберт Шелтон, известный у нас прежде всего как автор идеи раз­дельного питания, был не чужд и социальным проблемам. В том числе проблемам морали и секса. Правда, здесь его воззрения не были слишком революционными. Тем не менее проблемы, обсуждае­мые Шелтоном, вполне актуальны и для нас

Морален тот, кто придерживается социально принятых правил поведения в обществе, где он живет. Тот амора­лен, кто не соблюдает социально при­нятых обычаев своего времени. Амора­лен человек, отвергающий правила поведения и отказывающийся им сле­довать. Мусульманин считает мораль­ным иметь четыре жены, христианин — одну, монах — ни одной.

Время от времени мораль меняет­ся. Пионеры новой морали всегда «аморальны». Женщины в Америке, первыми надевшие брюки, подверга­лись преследованию толпы и даже арестам. Сажали в тюрьму также аме­риканок, первыми надевших раскле­шенные юбки. Некоторое время назад лишь отчаянная турчанка осмелива­лась появиться на публике без паранд­жи. А сегодня все турчанки ходят с открытыми лицами и не считают такое поведение аморальным.

Во времена крестоносцев мужчины надевали на своих жен пояса целому­дрия не столько из-за опасения, что их жены покинут семейный очаг, сколько для того, чтобы предотвратить их похищение другими мужчинами.

Вопреки убеждениям век рыцар­ства не был веком целомудрия и доб­родетели.

В большинстве романсов того вре­мени воспевается незаконная любовь. Нарушение брачных клятв, судя по литературе, было неотъемлемым пра­вом храбрых и прекрасных. Замужняя женщина отстаивала право иметь любовника, равно как муж — право на любовницу. Рыцари обязывались слу­жить дамам. Когда рыцарь оказывал свои услуги, дама обязывалась выпол­нять свои, и если она отказывалась платить за любовную услугу, она обви­нялась в серьезном нарушении нормы, за что подвергалась остракизму со стороны лиц обоего пола.

По рыцарскому кодексу чести, если рыцарь встречал девицу в сопрово­ждении другого рыцаря, он мог вы­звать на бой ее спутника и отвоевать ее. После этого он мог делать с ней все, что хотел, независимо от ее желания, не испытывая при этом никакого стыда за свой поступок. Согласно тому же кодексу, рыцарь, встретивший девицу без сопровождения, не мог прибегнуть к вольностям без ее желания. Однако эта часть кодекса не очень соблюда­лась. Поэмы и романсы того времени говорят, что первой мыслью каждого рыцаря при встрече с беззащитной женщиной было совершить над ней насилие. Даже благородный рыцарь Артур был поражен при виде того, как один из рыцарей силой увозил крича­щую и плачущую даму.

Для нас важно различать тради­ционную и идеальную мораль. Первая основана на обычаях общества и тра­дициях прошлого и становится голосом совести, который автоматически вещает от имени традиционных стан­дартов поведения даже тогда, когда они отвергаются индивидом. Вторая же основана не на прошлых традициях, а на отважных поступках немногих. Что-то надо создавать вновь и не все следует сохранять. Идеальная мораль смотрит в будущее, традиционная — в прошлое.

По мере того как общество обретает новые знания и культуру, его мораль претерпевает изменения. Но развитие моральных норм не идет, в ногу с прогрессом в понимании истины и добра.

Попытки контролировать и регули­ровать сексуальную жизнь человече­ства так же стары, как сам человек. И похоже, вряд ли настанет то время, когда общество не будет испытывать нужду в осуществлении какого-либо контроля над сексом. С самого заро­ждения социальной жизни общества существовал страх перед сексом из-за силы его влияния на поведение чело­века. У дикарей были свои понятия страха, стыда. В одних случаях страх связан с риском нежеланных детей, у которых не будет ответственного за них отца, в других — со страстным характером самого секса и возможно­стью его эксплуатации.

По этим причинам секс подразуме­вает самоконтроль и чувство социаль­ной ответственности. А поскольку не все люди обладают этими качествами, всегда определенная часть общества предпринимала усилия по регулирова­нию сексуального поведения.

Многие представления, на которых основывалось регулирование сек­суального поведения, были ложными. Они базировались на предрассудках, часто на игнорировании биологических законов и неправильном понимании законов наследственности, на невеже­стве в вопросах воспроизводства и почти всегда в значительной мере определялись существующими эконо­мическими условиями и порядком. Общественный контроль над сексуаль­ной жизнью порой бывал либераль­ным, иногда кратковременным, но всегда строгим в тех случаях, когда, как считалось, индивидуальная сек­суальная практика угрожала обще­ственному благополучию.

Многое из того, что нам говорят о современной молодежи, — всего лишь стариковские представления о ней. И тем не менее Шмальгаузен задает вопрос: существует ли у женщины, не прошедшей через замужество и мате­ринство, которым была бы отдана ее энергия, другие альтернативы, кроме самой интенсивной концентрации на любви как сексе, сексе как страсти, страсти как простой стимуляции? Он отвечает, что существует лишь одна мыслимая альтернатива — великое служение социальным целям и иде­алам.

Если ни семейная жизнь, ни социальные устремления не исполь­зуют огромный резерв энергии, зало­женный в женщине, у нее остается лишь один сильный и соблазнительный выход — секс как личная страсть, сла­дострастный триумф тела, власть экс­гибиционизма.

Не будучи готовой отдать свою жизнь обществу, национальным и гуманным интересам, женщина мало на что способна, кроме как на личную эротику. Если ее не увлечет нечто большее, чем свое «я», она будет искать самовыражения не в интеллек­туальном и духовном аспектах. В поис­ках женщиной «свободы» и «самовы­ражения» мужчины являются ее гото­выми и добровольными помощниками, ибо они могут получить бесплатно то, за что раньше должны были платить. И по-прежнему женщина эксплуатиру­ется.

В сексуальном отношении она, видимо, согласна быть рабыней, осо­бенно если может говорить о своей «свободе» со всем хвастовством муж­чины. В такой «свободе» она жертва эксплуататорской тенденции в муж­ской натуре. Даже если старый насиль­ственный порядок и брак без любви — нечто отжившее, женщина все еще привязана к тому, кто дает наиболь­шую цену, к изощреннейшему эксплуа­татору. Она требует права на самовы­ражение и эротическую страсть. Под самовыражением она имеет в виду только сексуальность, под любовью — инстинкт и импульс, не вкладывая в понятие самовыражения какой-то интеллектуальный или духовный смысл. Она боится «подавления» или притворяется, что боится. Хотя она и «выражает себя», но фактически подавляет самые важные и жизненные свойства своей натуры.

Материнство — глубочайший источ­ник ее саморазвития, самовыражения и самоуважения. Растущая сейчас замена материнства бездетностью и сексуальностью, материнской этики — этикой любовницы, любви — страстью, глубоких привязанностей — случай­ными половыми связями — все это представляет собой формы регресса, который приводит к тягчайшим невро­зам.

Самовыражение должно уравнове­шиваться трезвостью, натурализм — достоинством, прямолинейность — контролем, удовольствие — умеренно­стью. Иначе доктрины о самовыраже­нии приводят к разлагающей вседоз­воленности. «Невротик» и «невроз» — заезженные слова. «Подавление сек­са» как причина невроза — слишком заезженное представление. Суще­ствует много других причин неврозов и среди них — сексуальное проявление. Вероятно, формулировка «неврозы выражения» так же неудачна, как и «неврозы подавления». Сексуальное проявление, как его сейчас понимают, влечет за собой подавление некото­рых самых сущностных потребностей человеческой натуры.

Современная сексология обоже­ствила функцию секса и сильно пре­увеличила его значение. Представле­ние, будто секс равнозначен челове­ческой природе, ведет ко многим ошибкам. Человеческая природа не является синонимом секса. Самовыражение нельзя низводить до сексовыражения. «Секс — это мощное стремле­ние, — говорит Ш. Эдди, — но это не величайшая вещь в мире». Нынешняя философия, которая превозносит секс как величайшее руководящее начало в жизни, второе после питания, по его мнению, «затемняет и затрудняет наше понимание реальной природы и цели общественной жизни».

Действительный прогресс челове­чества: машины, авиация, промышлен­ность, управление, наука и так далее — все это не связано с сексом и не находится под его влиянием. Даже в среде низших животных существует гораздо больше жизненных проявле­ний, нежели секс.

С развитием цивилизации все более возрастает преувеличенный интерес к сексу. Помимо сексовыражения существует столько путей самовы­ражения, что ни мужчины, ни женщины не должны позволить апологетам секса увести себя в этом ложном направлении.

В отличие от пищевого голода, сек­суальный голод не может, как прави­ло, быть удовлетворен без другого человека. Его нормальным объектом является человек, который всегда должен быть целью и никогда лишь средством для осуществления цели другого человека. Человек не может быть эгоистически использован или эксплуатироваться в качестве про­стого средства для удовлетворения другого человека без ущерба для лич­ности. Передовые нормы поведения в конечном счете должны адаптиро­ваться к отношениям между социально равными людьми и больше не нести стереотипы этики хозяина и раба, господина и подчиненного.

В браке или не в браке мы не должны терпеть исключений из этого правила.

Герберт Шелтон

Подписаться на обновления

Полезные метки: секс

Схожие по тематике статьи
СПИД!? Жизнь спасет презерватив

Что вы знаете о СПИДЕ? Только то, что это болезнь гомосексуалистов и всех тех, кто ведет беспорядочную половую жизнь? О, Друзья мои, это лишь половина правды. Знаете ли вы, что СПИД уже бродит где-то совсем рядом с вами…

Границы возможностей в сексе

В вопросах половой жизни многие люди оказываются приверженцами демократического принципа: все мы обладаем равными возможностями и шансами. Любопытно, что во многих других сферах жизни, например, при получении образования, профессии, при достижении материального…

Секс по телефону

Телефонный секс для русского человека, невзирая на все потуги быть раскрепощенным и модным, все же явление загадочное и экзотическое. А тем временем в просвещенной Европе индустрия любви по телефонному шнуру, миновав стадию затейливых игрищ для любителей, превратилась…

Все параметры призерватива

Доказано, что в наибольшей степени лишь презервативы из латекса могут предотвратить и беременность, и передачу вензаболеваний (включая герпес и СПИД). Презервативы из кожи ягненка фактически изготавливаются из кишки ягненка (как оболочка для качественной колбасы). Они предотвращают беременность и оцениваются многими…

Полнота ощущений в сексуальной жизни

Как же сделать сексуальную жизнь наиболее полной? Молодой мужчина должен, прежде всего, овладеть умением задерживать эякуляцию, давая партнерше время для достижения оргазма. Он находится практически в апогее своих возможностей, а она еще нет, поэтому ей необходим длительный период…

Комментировать статью