Опубликовано в разделе Здоровье, 13.12.2010, 1286 просмотров

Я выздоравливаю

Зашла я однажды в процедурный кабинет узнать, как продвигается ле­чение моей пациентки. А медсестра и говорит: «Я уже выставила десять уколов». Оглядываюсь по сторонам, не понимая, где эти «выставленные» уколы. А она все повторяет: «Я уже выставила». Опять смотрю по сто­ронам — ничего не вижу. Оказывает­ся, на медицинском жаргоне «выста­вить» — значит сделать уколы.

Шла я из процедурного кабинета и думала: чем же меня так резануло слово «выставила»? И поняла: вы­ставляют обычно за дверь, на по­смешище, на показ. Выставляют равнодушно, бесцеремонно, презри­тельно. В общем, это не самое удач­ное слово в медицинском жаргоне…

А ведь так важно подобрать точ­ное слово. Слова помогают нам осознать, что происходит. Испыты­вая смутную тревогу, мы не можем успокоиться, пока не назовем ее причину — страх, стыд, обида… «Ужели слово найдено?» — говорит пушкинская Татьяна, когда ей кажет­ся, что она разгадала Онегина.

Ученые утверждают, что если в словаре какого-то народа отсутству­ет название явления, то и само это явление ему не знакомо. Действи­тельно, давно ли мы стали пони­мать, что такое магнитная буря? А ведь магнитное поле Земли сущест­вовало всегда.

Познакомилась я как-то в поезде с одной молодой женщиной. И, как это часто бывает, за два часа пути услышала от нее историю ее жизни. История оказалась страшной. Я бы­ла первой, с кем она захотела и смогла говорить об этом.

Два года назад у нее погибли са­мые родные люди — муж и трехме­сячная дочка. На вопрос, как это произошло, она бесстрастным голо­сом ответила: «Постреляли». Слово прозвучало по-киношному отстра-ненно. Как будто не с ней и не с ее близкими это произошло. Как будто сошлись на площади мафиозные группировки, постреляли немного и разошлись…

Я долго вспоминала эту женщи­ну, выражение ее лица, тон, это не­уместное слово. И поняла: в слове отразилось внутреннее состояние моей попутчицы. Она начала новую жизнь, а то, что произошло, пыта­лась вытолкнуть из сознания, как сон, как наваждение, как страшные кадры из фильма. Только вот детей она больше рожать не хотела.

Мой интерес к слову чисто про­фессиональный. Со сложными си­туациями психологу приходится сталкиваться часто. Его работа как раз и состоит в том, чтобы помочь человеку избавиться от кошмаров, помочь вернуться к нормальной жиз­ни. Удачно найденные   слова игра- ют здесь не последнюю роль.

Вот еще одно наблюдение. Ни в одном языке мира нет такого количества ругательств, упоминающих половые органы, половой акт, да еще в связи со словом «мать». Филологи исследуют эти языковые феномены, объясняют их этимологию.

Я не филолог, мне интересна не столько сама ненормативная лексика, сколько ее воздействие на психологию человека. С детства люди привыкают к тому, что все, имеющее отношение к сексуальной жизни, — плохо, постыдно. Может быть, в этом истоки нашей закрепощенности и скованности? Когда на занятиях в «Школе женского обаяния» я просила перечислить качества идеальной женщины, то в ответ услышала много разных определений: красивая, хозяйственная, умелая, заботливая… Все это верно. Но никто почему-то не сказал: «сексуально привлекательная». А раз слова не были произнесены, значит, и мысль о сексуальной привлекательности для этих женщин второстепенна…

Впрочем, мыслями дело не ограничивается. Речь через психику ощутимо влияет и на физическое здоровье. Многие психологи советуют в разговорах о болезнях никогда не пользоваться констатирующими определениями: «у меня гипертония», «я страдаю головной болью», «меня мучает одышка», «я болен». Лучше говорить о болезни как о временном процессе: «у меня бывает одышка», «побаливает голова», «повышается давление».

Даже если заметных улучшений еще не наступило, упорно повторяйте: «я выздоравливаю!». Как психолог могу подтвердить: от «я выздоравливаю» до «я выздоровел» — рукой подать.

Т. Болотова

психолог