Опубликовано в разделе Здоровье, 27.03.2011, 10900 просмотров

Васильева - мир целителя и знахаря...

Познакомьтесь для начала с тремя короткими историями.

Нина Николаевна перенесла инфаркт. Страдала от болей в сердце и высокого давления. После нескольких занятий в группе здоровья сама грузила на трактор сетки с картошкой и вскопала огород. Сердца при этом не чувствовала, одышки не ощущала, была обычная здоровая усталость.

У Марии Ивановны давление держалось на 260, пачки пенталгина не хватало на день. Трижды констатировали клиническую смерть, но вра­чебная помощь поспевала вовремя. Правда, после этого жизнь трудно было назвать полноценной. На первое занятие в группу здоровья Марию Ивановну привезли. На второе — она дошла буквально держась за стенку. На третье — пришла уверенно и без посторонней помощи. Давле­ние нормализовалось, ничего не болит, жизнь наладилась.

Георгий Никандрович пережил три инфаркта, лекарств пил без счета, постоянно болело сердце, суставы, голова. Ходить не мог. После пятого занятия наполнил водой четыре 40-литровых фляги, отвез их и сам вылил.

МИР ЦЕЛИТЕЛЯ

Подобных историй — тысячи. Они зафиксированы в документах групп, которые ведет Ирина Александров­на Васильева, целительница из Омска.

Слово «целитель» довольно легко вошло в наш лексикон, С самого начала оно как бы противостояло слову «врач», хотя врачи в нашем Отечестве всегда пользовались по­четом. Застойная эпоха бросила свою тень и сюда, лишив врачей моральных и материальных стиму­лов полноценно лечить людей, ис­пользовать для этого все возмож­ные методы, средства, способы.

Именно в застойные 70-е зазву­чали имена Шаталовой, Стрельни­ковой, Иванова. Они были типич­ными диссидентами, гордо проти­востоявшими официальной мини­стерской медицине. Их знала страна, и люди испытывали к ним большое уважение, хотя вернопод­данническая печать охотно втапты­вала в грязь и этих бескорыстных целителей, и заодно всех, кто не вписывался в ведомственные или идеологические догмы, — начиная о йогов и кончая культуристами.

Следующее поколение целите­лей — Джуну, Кашпировского, Чу­мака — благодаря телевидению уз­нал мир.

А ныне нет дня, чтобы на теле­визионном экране не появлялись все новые и новые целители. Боль­шинство из них добивается велико­лепных результатов, поскольку (при всех различиях между собой) они едины в том, что лечить следует не орган, не симптом, а человека. К тому же они не зашорены догмами, сориентированными не столько на лечение, сколько на отказ от pVicKa (а в результате  политики ускользания от всякого риска наша меди­цина вообще освободила себя от ответственности за любой результат лечения). Оказалось, что практику­емое целителями лечение холисти­ческое (то есть целостное, направ­ленное на человека как такового) гораздо эффективнее лечения сим­птоматического (направленного на подавление проявлений болезни ле­карственными средствами), на ко­торое фактически ориентирует ми­нистерская медицина. Прежде всего именно в этом я вижу перво­причину успехов целителей. Хотя есть и множество деталей, связан­ных с использованием многовеко­вого народного опыта, а также с подчеркнутым вниманием к воздей­ствию личностному. Ведь в идеале врач — это не столько профессия, сколько искусство, где чувствовать не менее важно, чем знать. Можно по иронии судьбы не быть обла­дателем медицинского диплома, но иметь дар благотворно влиять на больного человека, на его психику и таким образом уводить от забо­левания, ибо едва ли не любая болезнь начинается все-таки в тем­ных недрах подсознания.

Целительница Васильева таким даром обладает в полной мере. Но и умеет она тоже очень многое, Знахарское искусство переняла от настоящих «деревенских бабок», которые и роды могли принять, и травы насобирать, и раны загово­рить. Чаще других вспоминает она Зою Максимовну Кочетову, кое-ка­кие рецепты которой не найти даже в старых травниках, появившихся наконец-то на наших прилавках.

МИР ЗНАХАРЯ

Очень хочется, чтобы знахарство Васильевой оказалось полезным и для наших читателей. Поэтому я попытаюсь сейчас описать одну из процедур, практикуемых Ириной Александровной.

Хотел было для начала расска­зать об очистке кишечника от мно­голетних завалов или об очистке печени. Обе эти процедуры чрезвы­чайно полезны, они дают быструю и очень ощутимую прибавку здо­ровья. Но обе связаны с клизмами, малоприятными процедурами. Ни­чего страшного, дело обыденное, но сегодня хочется чего-то более веселого. Вот, скажем, гимнастика для горла. Если различные вари­анты очистки практикуются многими знахарями и врачами, то Васильев­ская гимнастика для горла абсо­лютно оригинальна. А ведь исходит Ирина Александровна из простей­шей идеи, проще не бывает: горло здорово тогда, когда его ткани хо­рошо снабжаются кислородом кро­ви, а подпитка эта обеспечивается мышечной активностью. Иначе го­воря, надо, чтобы мышцы, благо­даря которым работают язык, гор­тань, небо и т. д., чаще напряга­лись. Понятно, что такая трени­ровка не только обеспечит хорошее питание тканей, но и создаст «мы­шечный корсет» для горла, сохра­нит хороший тонус кожи. А ведь о возрасте говорит, как известно, прежде всего шея. «У моих подо­печных, — говорит Ирина Алексан­дровна, — кожа на шее молодая и упругая, хотя многим их них далеко за пятьдесят. Кроме того, эти упра­жнения помогают снять напряжение при стрессе. Некоторые упражне­ния можно делать совершенно не­заметно для окружающих. В тран­спорте или в очереди можно про­вести время с большой пользой для себя, если не забывать, как нужна гимнастика для вашего горла. Обя­зательно научите этим упражнениям детей, Упражнения вполне веселы, а ребята очень скоро избавятся от ангин, к сожалению, очень рас­пространенных в наших широтах».

Упражнение 1. «Лошадка». Поцокайте языком громко и быстро. Не менее 10-30 секунд.

Упражнение 2. «Ворона». Про­износите «Ка-аа-аа-аар». Посмот­рите при этом,в зеркало. Постарай­тесь как можно выше поднять мяг­кое небо и маленький язычок. По­вторите не менее 6 раз. Попробуйте делать это беззвучно с закрытым ртом.

Упражнение 3. «Колечко». На­пряженно скользя кончиком языка по   небу,   постарайтесь  дотянуться до маленького язычка. Делайте это с закрытым ртом. Повторите не­сколько раз.

Упражнение 4. «Лев». Дотяни­тесь языком до подбородка. Повто­рить 6 раз.

Упражнение 5. «Зевота». Зе­воту очень легко вызвать искус­ственно. Вот и вызывайте не­сколько раз подряд в качестве гим­настики для горла. Зевните не­сколько раз с закрытым ртом (как бы скрывая зевоту от окружающих).

Упражнение 6. «Трубочка». Вы­тяните губы трубочкой. Вращайте ими по часовой стрелке и против часовой стрелки. Дотянитесь гу­бами до носа, затем — до подбо­родка. Повторите все это 6 раз.

Упражнение 7. «Смех». Во вре­мя смеха положите ладонь на горло — почувствуйте, как напряжены мы­шцы. Подобное же напряжение ощущается и при выполненных всех предыдущих упражнений. Смех мо­жно вызвать и искусственно. С точки зрения работы мышц не име­ет значения: смеетесь вы над удач­ной шуткой или просто произноси­те ритмичное «ха-ха-ха». Другое дело, что искусственный смех быс­тро пробудит приподнятое настрое­ние, приведет к натуральному ве­селью.

Уже будучи умелым знахарем, Васильева поступила в Омский ин­ститут физкультуры, поскольку по­чувствовала пробелы в системати­ческих знаниях из сферы двигатель­ной активности, физиологии, био­химии и т. п. Сейчас занятия в группах Ирины Александровны на­сыщены упражнениями для различ­ных групп мышц, йоговскими аса­нами, игровыми элементами. Но более всего из знаний, приобре­тенных в инфизкульте, она ценит обширнейшую информацию по цик­лу фундаментальных наук о строе­нии человеческого тела и процес­сах, обеспечивающих его жизне­деятельность.

Это второе высшее образование Ирины Васильевой. А первое, ка­жется, еще дальше от знахарс­кой практики. Первое — диплом Новосибирского электротехничес­кого института, в дополнение к нему — диссертация кандидата наук.

По иронии судьбы высококвали­фицированный специалист по ки­бернетике становится знахарем, ведающим тайны целебных трав и обожающим использовать в своей лечебной практике старинные заго­воры. Такой, например, проговари­ваемый при раке: «Рак колючий, болючий, едучий, отцепися от рабы божьей (такой-то), не хватай, не грызи, отпусти ее. Ступай на воду, на реку, на белый песок, там тебе игранье, там тебе гулянье, там те­бе мягко постлано! Слово мое креп­ко! Аминь!» Этот заговор повторя­ется девять раз подряд, а больной при этом сидит или лежит рядом с бегущей водой (хотя бы рядом с от­крытым водопроводным краном). Тот, кто все это произносит, обво­дит рукой больное место, не при­касаясь к нему, против часовой стрелки и приговаривает то, что вы уже сейчас прочитали. Можно, конечно, посмеяться над всем этим. Но мы уже вдоволь на­смеялись в свое время и над гене­тикой, и над йогой, и над оздо­ровительным бегом, и над ауто­тренингом. Теперь вот шутят мно­гие по поводу Кашпировского и Джуны.

Я, как и большинство людей, получивших образование в совет­ской школе и в советском вузе, не верю в чудесные силы, в чертей, ведьм, волшебников, привидений и подобную дьявольщину. Это тема­тика для страшных сказок и ненауч­ной фантастики. Не умея объяснить многие странности жизни, далекие наши предки населили ее приду­манными персонажами, поделив их на добрых и злых. Во всех хороших сказках добро побеждает.

А как внедрить эту мистику в практическое оздоровление? Ирина Александровна утверждает, что за­говоры помогают. Особенно в соче­тании с другими средствами. Наше неумение объяснить истинную суть лечебного эффекта заговоров — еще не основание для отрицания. Может быть, предположить психо­терапевтический эффект древних заговоров? Остановимся пока на та­кой точке зрения.

МИР КОМПЬЮТЕРОВ

Ирина Васильева, похоже, един­ственный математик, специалист по системным структурам, профес­сионально практикующий в сфере целительства. Знакомясь с ее работой й с ней самой, я часто вспоминал одного известного чело­века, инженера по профессии, ра­бота которого, связанная с нестан­дартным подходом к оздоровлению, взволновала очень многих.

Я имею в виду знаменитого кон­структора авиационных моторов академика Александра Александро­вича Микулина. В 70-х годах он вы­пустил книгу «Активное долголе­тие». Микулину на старости лет вздумалось оценить организм чело­века и его функционирование с по­зиции инженера-механика. Разуме­ется, понятно, что человек сложнее любой машины, что даже самый хо­роший авиационный мотор неизме­римо проще человеческого сердца. И тем не менее принципы механи­ки, безусловно, применимы к рабо­те наших мышц, к закономерностям кровотока в наших сосудах, к сте­пеням подвижности в наших суста­вах.

Подход Микулина при всей своей упрощенности дал импульс целому ряду практических рекомендаций. Например, виброгимнастике. Или замечательному микулинскому гид­роионизатору. Или комнатному ноч­ному заземлению, чтобы избавить­ся от избыточного статического электричества. Когда вышло в свет «Активное долголетие», Микулину было под 90 лет, он храбрился, но сил оставалось уже мало. Даже подготовить к производству иони­затор он не успел. А наследники не разрешили внедрять ионизатор, не разрешили переиздавать книгу, по­скольку посчитали эту работу стар­ческой блажью великого авиацион­ного конструктора. Жаль, на идеях Микулина можно было выстроить целую систему практических акций, которые здорово укрепили бы мно­гих из нас.

После исследований и экспери­ментов академика Микулина про­шло не меньше 20 лет. За эти годы мы не стали ни здоровее, ни умнее, но зато стали понемногу привыкать к категориям системного мышле­ния. Во многих домах и учреждени­ях стоят персональные компьюте­ры, школьники старших классов по­лучают дипломы программистов, малыши играют в роботов с дистан­ционным управлением. Наверное, поэтому программисту Ирине Васи­льевой кажется, что человек похож не на авиационный мотор, а скорее на биокомпьютер. До полной ана­логии, конечно, далеко, но общего у человека и компьютера, надо по­лагать, больше, чем у человека и машины. Вот в этом направлении Васильева и ведет свои поиски.

МИР ИНФОРМАТИКИ

— Если подходить к человеку как к системной модели, то о каких поломках следовало бы говорить в первую очередь? — спрашиваю я Ирину Александровну.

— Наиболее уязвимая часть лю­бой системы, — отвечает она, — контур управления. Человек не яв­ляется исключением. Истоки его поломок должны находиться в той же сфере.

— Можно ли говорить о какой-то общей, модельной причине поломок в контуре управления системы?

— Если говорить о кибернетичес­ком устройстве, то контур управле­ния изнашивается и повреждается чаще всего тогда, когда это устрой­ство работает в режиме сильных то­ков. Мой домашний компьютер сна­бжен стабилизатором, который пре­дохраняет систему от перегрузок.

— Да, а человек выпущен в жизнь без стабилизатора и, есте­ ственно, подвержен любым перепа­ дам в рабочем режиме. Давайте разовьем предложенную вами, Ирина Александровна, аналогию. Любые стрессовые перегрузки че­ ловека ведут к мощным гормональ­ ным выбросам. Эндокринная си­ стема работает в напряженных ре­ жимах. До определенной поры на­ грузки тренируют эту систему, но когда наступает режим перегрузок, система идет вразнос, управление нарушается, что проявляет себя в различных заболеваниях. Это могут сер­дечные заболевания. Лечить одну конкретную болезнь, согласен с ва­ми, — все равно что пытаться вы­черпать ведром глубокий колодец. Надо приводить в порядок всю сис­тему. Так вот, мне не совсем ясно, какой подход вы предлагаете здесь?

— Попробую объяснить. Если изучать человека с системной точки зрения, то можно говорить, что в этой системе функционируют по крайней мере две подсистемы. Первая подсистема, вернее, пер­вый, низший, уровень системы — физический, где человек предстает как некое материальное тело, име­ющее определенные характеристи­ки. Второй уровень — это его мо­дель, которая находится в инфор­мационном пространстве: ее нельзя потрогать руками, увидеть или ус­лышать. Она не фиксируется на­шими привычными анализаторами, не обнаруживается пятью органами чувств. Тем не менее это прост­ранство — несомненная реальность.

Итак, если судить о человеке с позиций, предлагаемых Ириной Ва­сильевой, то у него не может не быть информационного простран­ства. А те, кого мы называем эк­страсенсами, то есть людьми со сверхвысокой чувствительностью, отличаются от нас тем, что могут ориентироваться в этом простран­стве. Не спрашивайте их об ощу­щениях, испытываемых при такой работе. Это, полагаю, так же сложно передать словами, как не­возможно описать то, что не вос­принимается пятью органами чувств. Я много раз пытался вытя­нуть из экстрасенсов интересующие меня слова. Тщетно. «Я просто на­страиваюсь на определенного чело­века (помогает мне при этом рука или палочка-вектор) и тут же полу­чаю информацию о его состоянии или даже о конкретных физических характеристиках — давлении крови, количестве сахара и т. п.», — вот такие ответы слышать приходилось.

Чаще всего на эту информацию экстрасенс отвечает соответствую­щей коррекцией, нормализуя те или иные сбои в работе организма.

Будучи сложной биоинформационной системой, человек живет в информационном потоке и пребы­вает в определенной гармонии с ним. Проблемы возникают тогда, когда эта гармония нарушается, когда рвутся связи. Так вот, цели­теля, в данном случае Ирину Алек­сандровну Васильеву, можно рас­сматривать в качестве некоего ка­нала информации, помогающего гармонизировать среду.

Можно сказать, что всякое нару­шение, всякая болезнь программи­руется на информационном уровне, а материализуется на физическом, где проявляет себя в множествен­ных поломках, болях и прочих сим­птомах. Соответственно и коррек­ция должна программироваться на информационном уровне, а прак­тически реализовываться на физи­ческом. Это, разумеется, лишь схе­ма. В на практике всякое нормаль­ное лечение невозможно без усилий самого больного, направленных на изменение ситуации, которая при­вела организм к патологическому состоянию. Если первопричина за­болевания кроется в перегрузках контура управления нервной и эн­докринной систем, то прежде всего нужно создать условия, при которых это перенапряжение было бы снято. Только тогда коррекция будет эф­фективной и надежной.

МИР КОРРЕКЦИИ

Здесь мне остается предоставить слово самой Ирине Александровне. Предлагаю обширную выдержку из выступления И. А. Васильевой пе­ред врачами.

«Выходя за рамки физиологии, опираясь на идеи русского кос­мизма, могу сказать, что я глубоко убеждена в том, что человек тесно связан с природой на ее высших этажах. Там есть достаточные воз­можности управления человеком. Это управление благостно, положи­тельно. Но, когда внутри бушует гормональная буря, когда мозг воз­бужден, тогда тонкие сигналы, при­ходящие от природы, не восприни­маются. Функционирование нейро-эндокринной системы в режиме ма­лых токов нужно не только для поддержания нормального гомеостаза, но и для положительной коррекции со стороны природы.

Что я предлагаю человеку, чтобы достичь этой цели — нормального функционирования эндокринной си­стемы? Первое — поднять опущен­ные органы. Делается это просто, я много раз показывала и рассказы­вала, как поднять и закрепить опу­щенные почки, желудок, матку, предстательную железу, печень. (И. Васильева считает, что вслед­ствие прямохождения и некоторых других обстоятельств происходят определенные смещения внутрен­них органов, что нарушает не толь­ко их работу, но и функционирова­ние эндокринной системы. Дейст­вительно, если почки опустились хоть на считанные миллиметры, то непременными представляются и сбои в работе надпочечников, вы­рабатывающих адреналин и другие гормоны. Ирина Александровна практикует массаж, способствую­щий поднятию почек и других орга­нов. -С. Ш.)

Второе — очистка организма. Я предлагаю очищать толстый кишеч­ник, почки, желчный пузырь, пе­чень, поджелудочную железу. Эф­фект от выведения камней из желч­ного пузыря удивителен. До того, как проректор омского мединститу­та вывел камни из желчного пузы­ря, у него была сильнейшая гипер­тония — АД за 230. После выведе­ния давление пришло к 130. Сразу, немедленно! Кроме того, необходи­ма тотальная очистка от свободных радикалов. Мы прекрасно знаем, сколь опасны они из-за нашего без­образного питания. Помогает огра­ничение глубины дыхания.

После всего этого люди начи­нают разумно питаться, закаливают организм, правильно дышат, вы­полняют необходимые физические упражнения. Тогда возможен пол­ноценный переход к адаптивному поведению в социальном плане. Это варианты того, чему учил Дейл Карнеги. Одновременно происходит и обучение бесконтактному масса­жу, медитации. Вы, конечно, знае­те, что все больше образованных людей в Японии, США, Англии приходят к медитации. Успех подобных методик фантастический. И у нас люди не просто медитируют, они этим лечатся, они используют вол­шебные возможности своих рук, своей души для того, чтобы переве­сти свой организм на новый уро­вень функционирования. Человек, который еще совсем недавно был больным, страдающим, агрессив­ным, постоянно попадающим в кон­фликтные ситуации, начинает на­слаждаться жизнью радостной, спо­койной.

«Как можно наслаждаться жиз­нью, когда все вокруг плохо?“ — слышу я нередко. И отвечаю: а когда было хорошо? Даже многие достижения Афин пришлись на пе­риод деспотии. У власти был тиран, когда жил Сократ, когда работала школа Пифагора. Великий Зенон был истолчен живым в ступе. Особенно хорошо не было никогда. Времена не выбирают. Если чело­век переведет себя в состояние нормального функционирования, если освободит дух свой, то сможет не только сам жить в радости, но и творить радость вокруг себя».

Цитата, с которой познакомился читатель, красноречива, но все же не охватывает в полном объеме ми­роощущение Ирины Васильевой. Считаю необходимым добавить, что, по мнению Васильевой, болез­ни и повреждения носят не фаталь­ный, а случайный характер. Их не будет, если удастся обойтись без серьезных нарушений в системе уп­равления, а в случаях нарушения обеспечить программу коррекции повреждений. Сейчас еще человек и общество не готовы к такой жиз­ни. Для нее необходима некая но­вая функциональная система, кото­рую в принципе вполне можно смо­делировать и освоить. При такой системе самозащиты и самокоррек­ции длительность жизни человека будет определяться силой его духа, мерой его любви к миру, его инте­ресом к этой жизни.

Разумеется, это звучит пока со­вершенно фантастически. Но мы начинаем обживать мир компьюте­ров и биороботов. Почему бы не поискать там свое место?

Станислав Шершень