Опубликовано в разделе Здоровье, 27.08.2011, 3299 просмотров

Урок тибетской медицины

Придя в аптеку, мы привычно спрашиваем лекарства от гриппа или ангины, от насморка или кашля, от сердечных болей или проблем с желудком. И ни одному фармацевту, да, наверное, и врачу не придет в голову выяснять у больного, какой конституцией он обладает, в ка­ком году родился и в каком климате живет. А для тибетского врача это лишь малая часть информации, без которой нельзя ни поставить пра­вильный диагноз, ни приготовить нужное лекарство. О принципах ти­бетской медицины рассказывает практикующий тибетский врач, специалист по траволечению Б. Л. Кнопов.

— Борис Львович, почему вы, профессиональный врач, занялись тибетской медициной?

— Интерес к буддизму привел меня в Бурятию, в Улан-Удэ. И там в дацане (буддийском монастыре)я познако­мился с врачом, который лечил тибет­скими методами всю правительствен­ную верхушку, хотя в местной прессе и подвергался гонениям. Этот врач вы­учился у одного ламы, которого Акаде­мия наук пригласила в качестве кон­сультанта по восточной медицине. Я тоже тогда работал в Академии наук в качестве практикующего врача, но по­шел учиться к этому тибетскому врачу, который дал мне первые наставления. Потом я учился у бурятских лам, обу­чавшихся в Тибете и в Монголии еще до революции. Позднее сам стал ез­дить в Индию, в Тибет, там познавал основы тибетской медицины.

— Мы очень плохо представляем себе восточную медицину. Какие методы в ней используются?

— В восточной медицине есть не­сколько школ, которые сильно отлича­ются друг от друга, хотя все они бази­руются на идеях буддизма. В Южном Китае, где медицина основана на сред­невековом тибетском трактате «Чжуд-ши», помимо препаратов, очень широ­ко применяют также иглотерапию. А вот в Гималаях, напротив, иголки не применяют, зато там самая сильная фармакопея: в гималайские травяные лекарства включается раз в 15 больше компонентов, чем это принято в дру­гих традициях восточной медицины. Тибетская медицина вобрала в себя все восточные медицинские традиции и является наиболее гармоничной из них. В Монголии рецепты более про­стые и грубые, чем в Гималаях, и об­щее количество их раз в пять меньше, но более активно используются игол­ки. А в Индии множество наименова­ний травяных препаратов, они содер­жат по 25-30 компонентов.

— А какие методы выбрали для себя вы?

— Существует корейская школа ме­дицины. Ею пользуются, в частности, личные врачи президента Южной Ко­реи. В основном они используют игло­терапию, а также лекарственные тра­вы и методы остеопатии. Ставят боль­ных на ноги с колоссальной скоростью. Я был свидетелем, как 15-летнюю девочку, больную энурезом, они полностью вылечили уже на второй день. Увидев, каких результатов они достигают, я тоже наряду с травами стал практиковать акупунктуру — иголки. Включил также метод остеопатии — тонкого воздействия на ткани, хотя пользуюсь им очень редко. В принципе восточная остеопатия — это более древняя традиция, чем та, которую знаем мы, и  методы ее очень отличаются. Остеопатия непосредственно с костями не работает. Суть ее в том, что когда воздействуют на мягкую ткань, более жесткая тоже встает на место. Корейские врачеватели выправляют связки тела, в том числе те, которые удерживают каждый орган на своем месте, выправляют мускулатуру позвоночника, в результате чего выпрямляется и сам позвоночник.

— Как вы справляетесь с инфек­циями, особенно вирусного харак­тера?

— Мысль о том, что общепринятые методы лечения никуда не годятся, впервые пришла мне в голову очень давно, когда мой старший сын был еще совсем маленьким. Он заболел простудой, и врач навыписывал ему такое количество антибиотиков и других химических препаратов, что когда я вышел с огромным пакетом из аптеки, мне захотелось его просто выбросить. Я начал искать другие подходы к простудным заболеваниям, к ОРЗ, а сына стал усиленно закалять. Летом ходили только босиком, обливались, купались. Все прошло, а ведь раньше у ребенка простуда держалась по пол года, постоянно была повышенная температура.

Здесь действует один важный принцип восточной медицины. Чем больше заболеваний ваш организм преодолел сам, без помощи химии, тем сильнее его иммунитет и сопротивляемость болезням. Тибетские методы лечения в этом только помо­гают. Люди, сохранившие нормаль­ный иммунитет, действительно могут победить серьезное ОРЗ чаем с суше­ной малиной и медом. Когда я лечил простуды в Улан-Удэ, то обходился практически одним отваром, одним лекарством, разделяющим кровь на «плохую» и «хорошую». Там несколь­ко компонентов, главные из которых — корень девясила и древесина ма­лины или ежевики.

— Древесина малины?

— Да. Вы берете веточки малины, а лучше ежевики, счищаете с них верх­нюю кожицу, потом разрезаете вдоль и выскребаете мягкую сердцевину. То, что осталось, — это и есть древесина. Ее мелко стругают и делают отвар вме­сте с корнем девясила и другими ком­понентами. При таком лечении боль­ная кровь концентрируется в печени, организм ее быстро отторгает, и чело­век выздоравливает. В Улан-Удэ я да­вал это лекарство и молодым, и ста­рым, и простуды быстро проходили.

Когда же приехал в Петербург, то ре­зультатов не было. У нас совершенно другая экология. И не только окружаю­щая среда, а прежде всего — экология внутренняя. Люди отравлены антибио­тиками, неправильной пищей, другими вредными воздействиями на организм. У нас извращена вообще вся микро­структура, микробиология человека. Между жителями Петербурга и Улан-Удэ разница колоссальная. Я понял, что ничего здесь не могу, что надо учиться всему заново. И я стал заново учиться лечить простуды, используя тибетскую систему целостного подхода к челове­ку — это универсальный метод.

— Как вы относитесь к антибио­тикам?

— Если организм подвергся «бом­бардировке» сильнодействующими препаратами, такими, как антибиоти­ки, то требуются годы, чтобы приро­да смогла победить эти последствия. Ко мне обращаются пациенты не толь­ко по поводу своего заболевания, но и за помощью от последствий воздей­ствия антибиотиков на организм. Не­смотря на общие рекомендации — пить много воды, восстанавливать микрофлору кишечника бифидобактериями и т.д., я все же считаю, что полностью вывести антибиотики из человеческого организма не удается.

— Однако антибиотики совершенствуются?

— Сейчас появилось третье поколение антибиотиков, которое стали производить на основе оксидов металлов. Эти лекарства более действенны, более агрессивны по отношению к инфекции, но в отношении биофлоры человека они ничуть не менее вредны. Применение их связано с высокой биологической активностью: попадая в организм, оксиды металлов вызыва­ ют быструю реакцию.

Но об этом люди знали еще много столетий назад. Средневековые алхи­мики создали несколько тысяч лекар­ственных форм и разработали свои оригинальные способы лечения, о которых, к сожалению, теперь мало что известно. Среди прочего, они ле­чили и оксидами металлов, правда, в комбинации с весьма экзотическими компонентами, например, сердце тиг­ра или усы какого-то животного. Ми­нералы использовали очень широко — практически от всех болезней. В наследство нам осталось 15-20 рецептов на основе оксидов металлов, которые работают гораздо эффективнее, чем травяные рецептуры. Тибетской медицине препараты, включающие оксиды минералов, тоже были известны с древних времен.

— В народной медицине России, как и любой другой страны, тоже издавна применялись травяные сборы…

— Популярные народные рецепты трав часто могут принести непоправимый вред. У тибетской травяной фармакопеи совершенно другой подход. Поясню на примере рецепта одной отравы. Можно смешать табак, эфедpy — растение, сильно расширяющее сосуды, и известь, сжигающую слизистую оболочку рта. Ядовитый шарик из этой адской смеси сосут шахтеры, которым нельзя курить в забое. На мозг действует так же, как сигареты. Этот рецепт на Востоке все знают. Если вы съедите пачку табака, вы отравитесь, но не получите кайфа. А если пососете эту каплю, то и кайф будет, и метан в шахте от сигареты не взорвется. По такому же принципу действуют травяные препараты тибетской медицины.

К тому же я настаиваю, что нельзя всем подряд пить какую-то траву «от живота» или «от простуды». Bo-первых, любое лекарственное растение токсично, и надо уметь этот яд выводить. А во-вторых, каждый человек уникален, и любой стандартный рецепт вместо пользы может нанести ему непоправимый вред.

— Что это означает на практике?

— Тибетская медицина выделяет группы людей с более или менее схожим характером внутренней среды —  людей конституции ветра, желчи и слизи. Одни и те же факторы окружающей среды, одни и те же лекарства на людей разных конституционных типов будут действовать совершенно по-разному. А еще надо учитывать биологические циклы людей, климат, в котором они живут, время года и пр. Поэтому кроме чисто лечебных методов обязательно используются лечебное питание и лечебный образ жизни, который варьируется в зависимости от конституции человека, его возраста и характера заболевания.

Само лекарство может включать много компонентов. Одни, так назы­ваемые проводники, проводят его в тот или иной конкретный орган, дру­гие расширяют сосуды, третьи убира­ют ядовитые последствия воздей­ствия лекарств… Все это было найде­но в ходе многовековых наблюдений за жизнью природы. Лекарство от язвы желудка в Тибете создали, на­блюдая за тем, какие травы едят ра­неные птицы, зайцы, медведи. К пе­щерам, где было мумие, известное нам теперь как великолепное сред­ство для сращивания костей, стека­лось множество животных в надежде на исцеление.

— Откуда же, по мнению тибетских врачей, берутся болезни?

По буддийскому учению, общая причина всех наших болезней — не­вежество, непонимание своей истин­ной природы. Частными проявления­ми невежества являются «три яда»: страсть, гнев и глупость. Их плодами оказываются три болезнетворных на­чала: ветер, желчь и слизь. Но те же самые три начала определяют тип конституции человека и являются си­стемами регуляции организма. Бо­лезни возникают при расстройстве этих систем регуляции под влиянием внешних и внутренних условий: кли­мата, времени года, характера пита­ния, образа жизни и т.д. Задача врача — восстановить нормальную работу этих трех систем с помощью подбора лекарств, акупунктуры, лечебного пи­тания, подходящего для данного че­ловека в данных условиях, и надлежа­щего изменения образа жизни, чтобы осуществить главный принцип тибет­ской медицины: жить долго и не бо­лея.

— Может быть, поделитесь самы­ми простыми рецептами?

— Я уже объяснил, что рецепты ти­бетской медицины абсолютно инди­видуальны и требуют очень тщатель­ной диагностики — по пульсу, по со­стоянию мочи и т.п. Если сломается телевизор, мы вызываем специалис­та. А человек устроен несравненно сложнее. Лечить должен профессио­нал. Люди, которые лечатся самосто­ятельно, могут избавиться от какой-то болезни, но при этом порой теряют год-два жизни. Лечиться, ничего о себе не зная, — это неуважение к са­мому себе.

Беседовал Александр Вольт