Опубликовано в разделе Здоровье, 14.03.2011, 1158 просмотров

Как контролировать эмоциональное состояние ребенка во время болезни

У меня на приеме — молодая женщина. Ее беспокоит состояние шестилетней дочери. Девочка забо­лела, когда ей исполнился год. Тогда она впервые попала в отделение ре­анимации с приступом удушья. Сей­час у Тани в диагнозе бронхиальная астма, энурез, она страдает постоян­ными ОРВИ, длительными запорами.

Но Наташа, так зовут маму, обратилась ко мне не по поводу здоровья дочки, а из-за ее странных, как ка­жется семье и всем близким, игр.

Воображая себя принцессой, она выбирает себе среди друзей отца принца и требует, чтобы он по-на­стоящему, как взрослую, поцеловал ее в губы. Или наоборот, наряжаясь принцем, выбирает себе среди ма­миных подруг принцессу, ведет ее к себе в комнату, устраивается на ко­лени к своей избраннице… Взрослые не знают, как себя вести в этой си­туации, родители уже перестали при­глашать к себе гостей.

— Согласитесь, доктор, это же странно, нелепо! — говорит Наташа. — Никто из ее сверстников так не иг­рает.

Когда в доме нет посторонних, Та­ня изображает годовалого ребенка. Требует, чтобы ее брали на руки, кор­мили из бутылочки, отказывается поль­зоваться горшком, изъясняется зву­ками.

По поводу бронхиальной астмы девочку консультирует профессор-пульмонолог, кроме того, ее наблю­дает домашний врач. Поэтому вопро­сов, касающихся здоровья, мама не задавала. Ко мне она обратилась по­сле того, как, возмутившись очеред­ной выходкой дочери, муж восклик­нул в сердцах, что пора проконсуль­тироваться с психологом.

Логика обычная. Если ребенок бо­леет, то надо найти самого лучшего в этой области врача. А если ведет се­бя не так, как другие дети, то надо об­ратиться к психологу. К сожалению, специалисты редко связывают эти моменты — соматический симптом и нарушения в поведении ребенка.

И все-таки, несмотря на нежела­ние Наташи говорить о здоровье доче­ри, я попросила вспомнить, как Таня заболела астмой, когда это случи­лось, что этому предшествовало, как она развивалась в первый год жизни.

Меня интересовало многое, в том числе отношения Наташи с ее му­жем.

С позиций психосоматики и пози­тивной психотерапии каждый симп­том несет в себе «выгоду» больному, как ни парадоксально это звучит. Бо­лезнь бывает зачем-то нужна. Бронхиальная астма, например, часто сви­детельствует о стремлении при по­мощи угрожающего симптома (силь­ного приступа кашля, нехватки воз­духа, хрипа, посинения) настойчиво обращать на себя внимание.

В ответе на мой вопрос об отно­шениях с мужем в момент заболева­ния дочери Наташа закрыла лицо ру­ками и заплакала… Именно в этот момент ее муж, устав от попыток оп­равдаться из-за позднего возвраще­ния с работы (он бизнесмен), от по­стоянных угроз Наташи подать на развод, сказал, что так жить дальше нельзя. Он согласился на развод.

Но такая развязка Наташу не уст­раивала. На самом деле она хотела только, чтобы муж уделял ей больше внимания. И Наташа впала в панику. Она просто не представляла, как ос­танется одна с ребенком.

Наташа кормила дочь грудью, а думала об одном: «Где сейчас Са­ша? Если его нет в офисе, то где он, с кем?».

А ведь первый год жизни ребенка чрезвычайно важен для физического и психического здоровья.

Ребенок воспринимает окружаю­щий мир через мать. Ощущение теп­ла, любви, безопасности, доверия или недоверия (базового — на всю по­следующую жизнь) он обретает через ее руки, голос, интонацию. Счастье матери или ее несчастье передается ребенку, наследуется им.

За двадцать лет наблюдений в качестве практикующего врача я убе­дилась, что вырасти здоровым, уве­ренным в себе, благополучным, сча­стливым ребенок может только рядом с матерью, которая состоялась как личность и не чувствует себя обез­доленной. Малыш еще ничего не по­нимает, но по-своему переживает со­стояние матери, оно передается ему.

Великий педагог и врач Януш Корчак писал о детях: «Дети превосхо­дят нас в чувствах. Они равны нам в интеллекте. У них только нет опы­та…».

Если бы мы задумывались обо всем этом, когда подходим к ребенку, берем его на руки, а особенно когда женщина кормит ребенка грудью, смею вас заверить, наши дети болели бы реже. И не только дети. Когда рабо­таешь со взрослым человеком, то ра­но или поздно обнаруживаешь неиз­житые, незавершенные горькие пе­реживания детства.

Мы загоняем ребенка в угол, ок­ружая его жуткой смесью любви и страха. Если он не в состоянии с этим справиться, он станет защищаться.

Один путь защиты — торможение. Ребенок как будто за­мирает, спасаясь бо­лезнями,   аллергия­ми или обжорством.

Другой путь — беспорядочная сверх­активная деятель­ность. Ребенок все время на взводе. Ка­жется, его слезам и капризам не будет конца. От его некон­тролируемых движе­ний летит на пол по­суда, дорогая аппара­тура. Каждый защи­щается как может.

Не находя адек­ватного способа вы­разить, что ему не­достает нормальной заботы, ребенок бессознательно пытается привлечь к себе внимание необычным поведе­нием или болезненным состоянием. Наиболее частые болезни неблагополучных детей — бронхиальная ас­тма, нейродермит, псориаз, сахар­ный диабет, энурез, хронический на­сморк, тонзиллит. Вот почему, на мой взгляд, традиционное лечение этих заболеваний бывает неэффектив­ным. Эмоциональное состояние ре­бенка остается вне внимания меди­ков.

Болезнь для ребенка становится средством хоть как-то спасти свой мир, а по большому счету — завое­вать любовь родителей, занятых сво­ими взрослыми делами.

И героиня этой истории, годова­лая Таня, попала в отделение реа­нимации в тот момент, когда отноше­ния ее родителей зашли в тупик. Ее болезнь примирила родителей. Сле­дующие пять лет эта история повто­рялась: каждый раз, когда папа собирался уйти из семьи, его ос­танавливала болезнь дочери, ее очередной приступ удушья. А ко­гда она немного по­взрослела, неудовле­творенность семейной ситуацией стала про­являться как чудаче­ства в поведении.

Два года лечения понадобилось, чтобы восстановить мир ре­бенка. Сейчас Таня здорова. У нее поя­вился братик. Тане по­могли тщательно про­думанные психологи­ческие методы — арттерапия (ле­чение рисунком), восстанавливаю­щие психику игры. А еще — поддерж­ка родителей, которые в течение года тоже проходили у меня лечение.

Елена Сырникова