Опубликовано в разделе Здоровье, 27.05.2011, 1047 просмотров

У жителей больших городов пропадает слух?

«Ухо-горло-нос». Эти слова мы привыкли произносить скороговор­кой. Собственно, в «скороговорке» и проявляется наше отношение к этим органам. И, соответственно, к собственному здоровью. «Про­стыл? Насморк? Горло побалива­ет? Ничего, пройдет!» — думаем мы и в лучшем случае забегаем в аптеку за каким-нибудь очеред­ным новомодным средством от простуды. И упрямо переносим болезнь «на ногах». Если совсем «припрёт», обращаемся к врачу. И то, как правило, к терапевту. Похо­ды к «профильному» специалисту, к отоларингологу, можно пересчи­тать по пальцам, и то связаны они, как правило, с очередной диспан­серизацией.

Общие цифры статисти­ки, между тем, пугающи и, од­новременно, противоречивы. По некоторым данным, в Рос­сии каждый девятый граж­данин России минимум раз в год переносит острое воспа­ление верхних дыхательных путей. По другим, подобное происходит почти с 90% насе­ления. Подобные разночте­ния вызваны, естественно, целым комплексом причин. Среди них — и разность целей и подходов тех, кто занимает­ся подобными исследования­ми. Цифры в официальном здравоохранении, думается, занижены, у тех же, кто про­двигает на рынок новые ле­карства, напротив, чересчур «жестоки».

Как бы то ни было, никто не спорит, что острые воспалитель­ные заболевания верхних дыха­тельных путей занимают первое место среди всех болезней по сво­им социальным и экономическим последствиям. И количество таких больных вряд ли сокращается, не­смотря на постоянно растущий ар­сенал лекарственных средств.

Что лежит в основе подоб­ных заболеваний? Чем они действительно чреваты для на­селения в целом и для каждо­го гражданина персонально? На эти и другие вопросы мы по­просили ответить практикующе­го специалиста-отоларинголо­га. Наш собеседник — начальник ЛОР-отделения Центральной поликлиники № 1 МВД, кандидат медицинских наук, Евгений Ни­колаевич САВЕЛЬЕВ.

— Какие заболевания ЛОР-органов, по вашему мнению, сейчас лидируют?

— За последние 15 лет бесспорными «лидерами» стали простудные заболевания и их осложнения, которые выражаются в виде воспаления носа и придаточных пазух носа, воспаления ушей. В меньшей степени это сегодня относится к заболеваниям глотки. А вот 30-40 лет назад ситуация была иная: очереди на удаление миндалин достигали 2-3 лет. Почему это происходило? Да, с одной стороны, не хватало специализированных отоларингологических стационаров. С другой, действительно, было много больных с воспалительными процессами миндалин, которые нужно было лишь оперировать. Но структура заболеваемости в отоларингологии сейчас изменилась. Сегодня превалирует патология носа и придаточных пазух носа, а также патология уха.

— С чем это связано?

— В первую очередь, с измене­нием экологии. Особенно в крупных городах, в мегаполисах. Ухуд­шающаяся экологическая ситуация приводит к длительным застойным процессам в носу. По сути, жители больших городов дышат «химией». Видимо, поэтому, кстати, резко увеличилось и число аллергиков. Если 35-40 лет назад, по статисти­ке; около 70% населения страдали той или иной формой аллергии, то сейчас эта цифра неуклонно приближается к 100%. И это происхо­дит не только в России.

Подавляющее большинство жителей Земли страдают тем или иным видом аллергии. Аллергия приводит к отёку слизистой, к за­стойным явлениям, которые вызы­вают воспаления. Отсюда — рез­кое увеличение воспалительных процессов носа и придаточных па­зух носа.

То же самое происходит с уша­ми. Не заболевания ушей, как та­ковые, сейчас распространены, а поражения слухового нерва. На уши резко увеличилась нагрузка. Информационная, шумовая. Пос­мотрите, как много людей поль­зуется, например, наушниками! Шум транспорта, мобильные те­лефоны, радио, телевизор сопро­вождают нас постоянно и повсюду. Поэтому сегодня очень распро­странены нарушения, вызванные перенапряжением слухового не­рва. Так называемая отоневральная тугоухость резко увеличилась и «помолодела». Если раньше та­кое расстройство было характер­но для людей пожилого возраста, то сейчас этот диагноз мы ставим 20-25-летним. Жертвы информа­ционной революции стремительно молодеют.

Грибковые поражения ушей. Они и раньше встречались. Но сегодня  принимают  новые  фор- мы. Люди стали больше ездить по миру. После путешествий в жар­кие экзотические страны, купа­ния в тропических водах приво­зят несвойственные нашей полосе грибковые поражения ушей. Вооб­ще уши «работают» больше всего, соответственно, и страдают они чаще.

— А какие голосовые пора­жения встречаются наиболее часто?

— Сначала расскажу, чем вы­звано большинство голосовых по­ражений. Люди сегодня мало об­ращают внимания на собственное здоровье. Им некогда лечить свои простуды. Перенес человек ка­шель «на ногах», спустя короткое время — следующая ОРВИ, и тоже невылеченная. Со временем по­является, например, длительное сухое подкашливание. Возникает воспалительное нарушение голо­совых складок. Как следствие — доброкачественные новообразо­вания голосовых складок.

И, конечно, сказываются не­вротические расстройства. Чаще они случаются у женщин. В стрес­совой ситуации они вдруг теряют голос. Да, голос может восстано­виться самостоятельно, раз-дру­гой. Но очередной стресс или про­студа приводят к практически полной потере голоса.

— Какой стресс вы имеете в виду? Вообще, как этот меха­низм работает?

— Стрессом можно считать лю­бое дополнительное напряжение голосовыхскладок. Даже если вы понравившуюся песню напеваете «про себя». Почему профессио­нальные певцы привыкли беречь свой голос и как они это делают? Они знают, что даже если что-то проговаривать «про себя», все равно идет подсознательная ра­бота голосовых складок.

Конечно, нервный стресс, се­рьезное перенапряжение «бьет» по всем органам. Но у людей «го­лосовых» профессий, да и вооб­ще у всех, имеющих вполне оп­ределенные «слабые места», это сказывается  на  голосе. Стресс вызывает дисбаланс в работе связок.

— Насколько тяжело голосо­вые поражения лечить?

— Я многие годы серьезно за­нимался фониатрией, то есть ле­чением и профилактикой нару­шения голоса. Могу сказать, что большинству больных с такими проблемами требуются усилия це­лой группы разных специалистов.

Вообще причину любых голосо­вых нарушений, в первую очередь, надо искать в нейроэндокринной системе. Может быть, у пациента идет острый воспалительный про­цесс? Возможно, появились ка­кие-то новообразования? Просто­го наблюдения у отоларинголога зачастую просто не хватает, а ре­зультатов лечения, соответствен­но, нет. Почему? Потому, что пер­вопричиной заболевания должны были заниматься неврологи. Или, например, психотерапевты. В моей практике были случаи, когда боль­ного лечили совместно отоларин­голог, психотерапевт, специалист по фониатрии, специальными ме­тодиками занимавшийся поста­новкой голоса больного.

Сейчас, кстати, эта система рассыпалась. В московской 23-й больнице есть, правда, Центр пато­логии речи и нейрореабилитации. Там наработанные ранее уникаль­ные методики еще сохранились и используются.

— В вашей практике часто приходится сталкиваться с пос­ледствиями «недолеченности» и самолечения?

— Постоянно. Причины и само­лечения, и «недолеченности» — одни и те же: недоступность ква­лифицированной медицинской помощи, нехватка денег. Или не­хватка времени. Многие обстоя­тельства «роднят» причины забо­левания и бабушки-пенсионерки, и преуспевающего молодого чело­века.

— Сегодняшняя доступность лекарств играет, наверное, не лучшую роль?

— Конечно. С одной стороны, действительно, появляются великолепные препараты, которых раньше не было. С другой… Их мало, и, что более страшно, вместе с ними тут же в большом количест­ве появляются их так называемые «аналоги». Названия созвучны, по­хож дизайн упаковки, да и состав практически тот же. Только одно лекарство «работает», а другое — нет. А «не работает» означает, что прямо или косвенно оно наносит вред здоровью.

Самолечением сейчас зани­маются непозволительно много и часто. А к врачу идут только тогда, когда становится совсем уж плохо.

— Что может принести боль­ший вред — пристрастие к ле­карствам или методы так назы­ваемой народной медицины?

— Я считаю, что понятие «на­родная медицина» стало очень размытым и некорректным. Кто-то использует методы своих бабу­шек, кто-то изучает опыт тибетско­го врачевания, например. А кто-то за народную медицину выдает от­кровенное шарлатанство.

По своему опыту знаю, что многие пациенты отоларинголо­гов привыкли «лечиться» алкого­лем, считая его универсальным «народным» средством. Самое интересное, что алкоголь дейс­твительно способен помочь. При простудных заболеваниях, напри­мер. Но помогает он тем, кто в принципе здоров, у кого нет хро­нических заболеваний. Или когда не начались серьезные осложне­ния. В противном случае человек тоже занимается шарлатанством. Так же и травы, например: здоро­вым в принципе людям они могут помочь лучше, чем химические препараты. Химия, в любом слу­чае, опаснее.

Беседу вел Серафим БЕРЕСТОВ