Опубликовано в разделе Здоровье, 12.09.2011, 17871 просмотр

Правильно поставить диагноз

Любой из нас знает из своего опыта, от знакомых, из книг немало надежных способов лечения тех или иных болезней. Почему же, за­болевая, мы все-таки обращаемся к врачу? Да потому, что не знаем, чем больны. Определить болезнь, поставить правильный диагноз — это первая и самая трудная задача медицины. О том, как сегодня ре­шают врачи проблему постановки диагноза, особенно в трудных слу­чаях, рассказывает кандидат медицинских наук, заведующий терапевтическим отделением МАЛО, секретарь Ассоци­ации терапевтов Санкт-Петербурга В. В. Рассохин.

— Вадим Владимирович, что же такое — диагноз, и можно ли гово­рить об одном и том же диагнозе у совершенно разных людей?

— Диагноз — это краткая, в одном предложении, формулировка сути за­болевания, которое врач наблюдает у пациента. Диагноз подразумевает всю совокупность медицинских и прочих представлений об этом заболевании, указывает на некий набор болезнен­ных ощущений или определенных про­явлений болезни, и ставится на осно­вании данных обследования.

Говорить, что у любого пациента имеется свой диагноз — это неоправ­данное усложнение картины болезни, хотя у каждого конкретного человека заболевание, естественно, будет про­текать по-разному. Главное — это то, что мы сейчас ушли от метода лечения болезни к методу лечения больного. Я не согласен, что диагностика теперь совсем другая, что с появлением но­вых приборов и методов обследования медицина должнауйти от пациента, су­зиться до уровня какого-то заболева­ния. Российская школа медицины все­гда основывалась, прежде всего, на подходе к определенному человеку, а не к болезни вообще. И современные методы обследования только помога­ют в этом.

— Что включает в себя обследование?

— Начинается обследование с лично­го контакта врача с пациентом и вклю­чает в себя, прежде всего, ознакомле­ние с пациентом, опрос жалоб. Далее следует опрос по истории болезни — то, что мы называем анамнезом: как развивались болезненные симптомы, как человек вышел на нынешний уро­вень заболевания, кто им занимался, какие обследования проводились. Кроме того, настоящий врач всегда выясняет, когда пациент родился, ког­да и чем болел, чем болели родители, какие есть генетические проявления, особенности и предрасположенности.

— Правда ли, что опытному врачу порой достаточно одного взгляда на человека, чтобы поставить диагноз?

— Да, конечно. Например, я обычно прошу человека, когда он заходит ко мне в кабинет, вернуться к двери и вновь пройти к моему столу. По поход­ке и характеру движений, по мимике, цвету кожи, по состоянию позвоночни­ка, по посадке головы, по общему об­лику можно заподозрить некоторые характерные заболевания. Например, при болезни Бехтерева человек с те­чением времени приобретает так на­зываемую позу просителя — наклонен­ное вперед туловище с приподнятой вверх головой. Этим генетическим за­болеванием болеют в основном муж­чины и в сравнительно молодом воз­расте. Человек мог никогда и не обра­щаться к врачу по поводу этого забо­левания, но тяжелая патология позво­ночника у него сразу видна.

Или болезни печени: обычно при этом желтоватый цвет кожи и белков глаз. Малокровие или анемию легко установить по бледному цвету кожи, а насыщенность цвета склер, то есть внутренней поверхности нижнего века, позволяет судить о степени тяжести анемии. А если у пациента еще и тахи­кардия (учащенный пульс), это только подтверждает предположение.

Влажные и холодные ладони в соче­тании с похудением, тахикардией и особым блеском глаз — признак того, что у больного, скорее всего, повы­шенная функция щитовидной железы — гипертиреоз. Влажные и теплые ла­дони, если человек к тому же особен­но эмоционально реагирует на стрес­совые ситуации, волнуется, повышен­но тревожен, у него часто приступооб­разно повышается давление, наруша­ются какие-то функциональные от­правления — это указывает на наруше­ния вегетососудистого комплекса.

— Второй этап обследования — лабораторные тесты?

— Составив для себя определенную картину болезни пациента, врач разра­батывает комплекс дальнейших иссле­дований. Это различные анализы кро­ви, мочи, кала. Если необходимо — анализ на содержание сахара в крови. Или вот такая проблема как остеопороз, где важна ранняя диагностика: мы наблюдаем остеопороз у женщин и в тридцатилетнем возрасте. В сканди­навских странах существуют соци­альные программы, где с пятнадцати лет женщины проходят диспансерное обследование по этому поводу. У нас этого пока нет, но мы все же жестко вычленяем группу риска, для которой применяем тесты на содержание каль­ция и фосфора в крови, на уровень гор­монов паращитовидной. Впрочем, лю­бая женщина может потребовать в районной поликлинике направить ее на такой анализ. Тем не менее резуль­татов лабораторных исследований бывает недостаточно, и начинается этап трудного диагноза.

— А в каких случаях трудно поста­вить диагноз?

— Если первичное ознакомление с пациентом было детальным и полным, иногда и трудность постановки диагно­за отпадает. Но узкий специалист такой возможности детального опроса не имеет, да и обычный врач при проведе­нии первичного обследования пациен­та часто не может выяснить причину тех или иных болезненных симптомов.

Бывает, что хирургам сложно при­нять решение: оперировать или нет. Гормонально активные опухоли, какие-то ранние формы опухолевых заболе­ваний, заболевания крови — во всех этих и других случаях специалист по трудному диагнозу должен разобрать­ся и направить пациентов по более уз­ким направлениям. Когда человека му­чает какой-то основной признак болез­ни — например, синдром хронической боли или синдром хронической устало­сти, длительная лихорадка неясного происхождения с субфебрильной тем­пературой, невыясненная интоксика­ция, немотивированное резкое похуде­ние, то надо вычленять эти основные признаки, длительно наблюдать «неяс­ных» больных, шаг за шагом проводить необходимые обследования. Только тогда удается получить более полную картину болезни и поставить диагноз.

— Какие современные методы ис­пользуются в диагностике?

— Сейчас медицина располагает множеством новейших медицинских технологий. Магнитно-резонансная то­мография позволяет с высокой точно­стью диагностировать заболевания го­ловного и спинного мозга, позвоночни­ка. Компьютерная томография также незаменима при постановке некоторых диагнозов. Но при заболеваниях, ска­жем, полых органов — желудка, кишеч­ника — незаменимы проверенные высокоинформативные методы диагности­ки, такие как рентген, УЗИ. Без них не обойтись и в онкологии: в ряде случаев необходимо провести детальное по­этапное обследование многих внутрен­них органов, чтобы точно установить первичный очаг опухоли. Если вовремя удалить первичную опухоль, метастазы не развиваются или легче поддаются химио- и лучевой терапии. Первичный очаг необходимо ликвидировать еще и для того, чтобы улучшить человеку ка­чество жизни. Например, большая опу­холь желудка или кишечника перекры­вает просвет. При операции ее удаля­ют, и человек нормально живет — столько, сколько ему отпущено.

— Расскажите, пожалуйста, о син­дроме хронической усталости.

— Тут круг медицинских проблем необычайно широк. На мой взгляд, хроническая усталость — не болезнь, а внешнее проявление какого-то ос­новного процесса, который протекает в организме и вызывает целый комп­лекс симптомов, то есть конкретных проявлений. Например, помимо соци­ально-бытовых и личных факторов, ог­ромную роль в проявлении синдрома хронической усталости играет посто­янное наличие в организме вирусной инфекции, свойственное сегодня чуть ли не всем. И если этот вирус перио­дически, пусть и не слишком часто, проявляется в виде гриппа или герпе­са, то в промежутке — между приступа­ми заболевания человек может испы­тывать синдром хронической усталос­ти: ощущение недомогания, разбито­сти, плохое настроение, потому что носит в себе тот самый вирус.

— Значит, даже обычный герпес заслуживает серьезного отноше­ния?

— Да, к герпесу не стоит относиться легкомысленно. Его периодические обострения — это фон для развития различных заболеваний: сердечно-со­судистых, аутоиммунных и даже онко­логических. Например, риск развития злокачественной лимфомы у пациен­та, постоянно подверженного вирусу, во много раз выше, чем у других, ведь это постоянная лишняя нагрузка на иммунную систему.

Но даже если у человека нет вне­шних проявлений вирусной инфекции, то по поводу его синдрома хроничес­кой усталости должен быть поставлен точный диагноз. И нечего мириться с этим, взбадривать себя кофе, разны­ми биостимуляторами: это ложный, заведомо порочный путь. Синдром хронической усталости может гово­рить и о формировании какого-то органического аутоиммунного забо­левания.

— А если пациенты говорят: «У меня все болит», то есть боли во всех мышцах, «стреляет» в икрах, предплечьях, невозможно поднять руку и т.п.?

— Мышечную боль надо разделять на первичную и вторичную — так называ­емую миалгию. Если мышечная боль проявляется в определенных группах мышц, здесь можно говорить о каком-то конкретном заболевании: полимио­зите или полимиалгии. Например, трудно поднять руку — значит, пораже­ны пароксимальные (ближние к центру) большие группы мышц. Невозможно сжать кистью предмет или ответить на рукопожатие — это одна группа забо­леваний, если плохо работает предпле­чье — это другая группа, здесь можно говорить о заболевании нервной сис­темы. Очень часто больные сахарным диабетом жалуются на то, что плохо ра­ботают руки — из-за поражения сосу­дов. И, напротив, ревматическим боль­ным трудно поднять руки или бедра, потому что болят крупные мышцы.

— Как вы относитесь к приему бо­леутоляющих средств при головной или какой-то другой боли?

— Плохо отношусь. Новейшие болеу­толяющие средства, а их сейчас на рын­ке более ста, обладают всевозможны­ми побочными эффектами — от внут­реннего желудочного кровотечения до различных аллергий, при этом человек даже не всегда знает, отчего у него раз­вилась аллергия. Поэтому не стоит про­сто заглушать боль и бессистемно при­нимать болеутоляющее, лучше предо­ставить врачу поставить точный диаг­ноз и не мешать, а помогать ему в этом.

— Что же главное в постановке ди­агноза?

— В любом вопросе медицинской диагностики главным является сам па­циент. От его настойчивости, желания поправиться, помочь самому себе, ра­зобраться в том, что с ним происходит, прежде всего и зависит положитель­ный результат. Трудно заставить вра­ча установить диагноз, если он по ка­ким-то причинам этого сделать не мо­жет, но настойчивый и чуткий к себе пациент этого добьется! Конечно, это бывает сложно: иногда нет рядом та­кого врача, который бы направил боль­ного в нужном направлении, не хвата­ет времени или средств, но решение вопроса часто кроется там, где не ожи­даешь. Не все, например, знают, что врачи могут за счет федерального бюджета решить сложную медицинс­кую проблему абсолютно бесплатно. Поэтому надо идти, задавать вопросы, бороться за себя — действовать!

Беседовал Александр Вольт