Опубликовано в разделе Здоровье, 10.03.2011, 2776 просмотров

Собачья шерсть лечит радикулит

Жили мы в тихом арбатском пе­реулке, в одном из двухэтажных осо­бняков с замкнутым двориком, где росли развесистые липы и высокие тополя. Но началось кругом строи­тельство многоэтажных башен, и жи­тели соседних маленьких домов по­степенно стали переселяться. Сосе­дей оставалось все меньше. Одино­ко, да и небезопасно стало… Решили завести собаку. После долгих прики­док и бесед со специалистами мы с женой выбрали эрделя. Кстати, пол­ное название породы — эрдельтерь­ер, что значит «терьер ароматных (горных) долин».

Щенка назвали Уинстоном.

Мы были очень довольны Уинсом. Гуляя с ним, исходили все арбатские переулки. На прогулку ходили в лю­бую погоду — и в жару, и в дождь, и в мороз. Уине помогал нам поддержи­вать спортивную форму. А раз в не­делю выезжали за город на весь день. Собаке это полезно, а нам тем более!

На прогулках невольно устанав­ливались знакомства с достойными разговора собаковладельцами из со­седних домов.

Однажды, когда мы с Уинсом про­гуливались по Гоголевскому бульвару, к нам подошел мужчина (я не сра­зу узнал известного шахматиста) и спросил, нет ли у меня шерсти от моего эрделя. Оказалось, он страда­ет от радикулита, перепробовал раз­ные средства — эффекта никакого, а вот шерсть эрделя… И он присовоку­пил, что в Кремлевской больнице ее специально покупают — и довольно дорого!

Тут следует объяснить, что эр­дельтерьер, в отличие от других со­бак, выпавших волос нигде не остав­ляет. Потому что они вообще у него не выпадают, то есть эрдель не ли­няет! Выросшие волосы, даже под­пираемые новой порослью, остаются в волосяных мешочках. Это создает эрделю большие неудобства. Чтобы освободиться от невылезающих пе­реростков, он трется о деревья, о за­боры, о неровные стены домов.

Но стричь его нельзя, потому что собака потеряет требуемую по стан­дарту для породы волнистость и же­сткость шерсти, а проблему с нели­нянием стрижка все равно не решит. Поэтому эрделя триммингуют, то есть особыми расческами выщипы­вают шерсть. Тримминг собаке очень нравится. После него она чувствует себя помолодевшей, посвежевшей. Но дело тут еще вот в чем.

В каждом волосе и у собаки, и у человека, и у овцы есть заполненный коллодиумом канальчик, аналогич­ный простой батарейке для фонаря. В этом субстрате протекают биологи­ческие мини-электротоки, передаю­щие электрические и тепловые им­пульсы в прилегающие ткани орга­нов, а через них в ткани других орга­нов, расположенных подальше. Дру­гими словами, эти электротоки соз­дают зону глубокого прогревания, благотворно воздействующего на со­стояние и функции внутренних орга­нов.

Обычный волос — выпавший или остриженный — тут же теряет свой коллодиум и никаких проникающих и согревающих импульсов создавать не может. У волос нашего терьера, удаленных при тримминге, задняя крышечка остается нераскрытой и удерживает коллоидиумный суб­страт. Поэтому шерсть эрделя, попа­дая на благоприятную «почву вызо­вов», долга еще испускает глубоко проникающие электротепловые ми­ни-импульсы. Мини, но при известной их концентрации достаточные для положительных изменений в тканях при заболеваниях, даже застарелых, связанных с воспалениями нервов и изменениями в хрящевой (хондрос) и костной (остеос) тканях.

Вскоре мой шахматный мастер стал от систематического пользова­ния выдернутой коллодиумной шер­стью моего Уинса поправляться. А затем просьбы и от других шахмати­стов — маститых и не маститых — поделиться шерстью Уинстона посы­пались как из рога изобилия. Оно и понятно: самый сидячий образ жизни (который и становится причиной ра­дикулитов и остеохондрозов) ведут шахматисты, да еще шоферы. Но мои возможности были ограничен­ными: эрделя триммингуют раза два в год.

В лечебных целях можно исполь­зовать и шерсть лейкландтерьера, но в Москве всего 2-3 таких пса. В принципе, годится и шерсть шерсти­стых курчавых фокстерьеров, но ее получается мало, она короткая, и во­зиться с ней неудобно — так же, как и с шерстью уэшлтерьера.

Внешнее согревающее свойство шерсти известно давно. Но на самом деле здесь нет согревания собствен­но шерстью. Просто шерсть хорошо задерживает воздух, который явля­ется прекрасным изолятором тепла.

Из собак лучшую шерсть для этой цели дают колли и шелти, из длинно­го волоса которых прядут нити и вя­жут свитеры и другие теплые вещи. Но эта теплонепроводность шерсти ничего общего не имеет с глубоким проникающим теплоэлектровоздействием шерсти триммингованного эрделя.

Я старался помочь вылечиться шерстью своего пса и своим сослу­живцам. Однажды, придя в столовую, увидел, что повар наш еле ходит — не может разогнуться. Радикулит прихватил! На следующий день, в пятницу, принес ему немного шерсти от недавнего тримминга. Встретил его в понедельник — весел, доволен, ходит, как надо. Вскоре у одной мо­лодой сотрудницы распух сустав на указательном пальце. Принес и ей чуточку «снадобья». Дня через три воспаление прошло.

Предложил я шерсть и нашему завхозу, женщине в летах, но еще крепкой, страдающей от застарелого, временами обостряющегося радику­лита. Дал и за делами забыл поинте­ресоваться, как идет лечение. Про­шел, наверное, месяц. Как-то, встре­тив ее, спросил, как дела с лечением. «Да никак!» — отрешенно ответила она. Стал расспрашивать, как она располагала шерсть на ткани, кото­рой обвязывала спину. «Ну что вы спрашиваете? — даже рассердилась она.— Я же женщина, знаю, как рас­положить и укрепить». «А все-таки как?» «Ну расстелила марлю вдвой­не, на нее положила вашу шерсть, сверху еще марлю и все простега­ла». Пришлось объяснить, что тела должна касаться шерсть, а не марля с воздушной изолирующей прослой­кой. Она дома все переделала и примерно через месяц выздоровела. Импульсы в тримминг-шерсти сохра­няются долго.

Михаил Фетисов