Опубликовано в разделе Здоровье, 19.04.2011, 3208 просмотров

Система оздоровления Парфирия Иванова

Каждый год в конце апреля в небольшое село Ореховка, затерявшееся в глубине России, приезжают люди со всей страны. Они собираются здесь, чтобы почтить память Порфирия Иванова, создателя учения, которое приобрело много последователей.

Суть этого учения заключается в том, что каждый человек при желании может осознать свое место в приро­де, жить в полной гармонии с ее за­конами и никогда не болеть. Сейчас в России практически в каждом городе живут люди, считающие себя привер­женцами учения Иванова и следую­щие его системе естественного оздо­ровления. Но для нескольких сотен человек эта система перестала быть просто набором правил, следуя кото­рым можно вернуть утраченное здо­ровье. Она стала для них единствен­но возможным образом жизни.

Несколько десятков семей из раз­ных городов сделали непростой вы­бор. Они навсегда оставили свои бла­гоустроенные городские квартиры и уехали жить в Ореховку, туда, где ро­дился их учитель Порфирий Иванов. Из таких семей в Ореховке образова­лась коммуна. Люди, живущие в ком­муне, не отделяют себя от местных жителей, но и не навязывают окружающим свой образ жизни, который в чем-то сходен с типичной сельской жизнью, а в чем-то сильно от нее отличается.

Я познакомилась с членами комму­ны бывшими москвичами Александ­ром Сопроненковым, его женой Свет­ланой и их двумя детьми. Семья при­ехала в Ореховку три года назад. Для самого Александра Порфирий Иванов не просто учитель или пример для подражания. Иванов спас Сопронен-кова от смерти.

Когда Саше было два года, он поч­ти полностью ослеп. Это было ослож­нение после золотухи, развившееся в туберкулез глаз. Затем к этой болез­ни прибавилось много разных неду­гов — порок сердца, язва желудка, камни в печени. Из больниц Саша практически не выходил — так было и когда ему уже исполнилось тридцать лет. Когда он в очередной раз лежал в туберкулезной клинике, товарищ рассказал ему, что в Москву приехал совершенно необыкновенный старец — Порфирий Корнеевич Иванов, кото­ рый лечит от всех болезней.

Александр отнесся к этому сооб­щению безучастно: за долгие годы ни один врач и ни один целитель не мог­ли избавить его от страданий. Но при­ятель взял такси и выкрал его из боль­ницы.

Была зима. Первое, что сделал се­дой и бородатый старец, одетый толь­ко в короткие шорты, это отвел Алек­сандра в ванную и окатил его холод­ной водой. Затем вывел на улицу и заставил несколько секунд потоптать­ся босиком по снегу. Александр был в состоянии шока от ужаса, но запом­нил советы старца о том, что нужно делать, чтобы быть здоровым и ни­когда не болеть.

Правила системы оздоровления П. Иванова, предложенные им каждому человеку для исполнения

Два раза в день обливайся холод­ной водой или купайся в чем можешь — озере, реке, ванной. Перед купани­ ем или после него стань босыми но­ гами на землю, а зимой на снег, хотя бы на 1 —2 минуты. Вдохни несколь­ ко раз воздух через рот и мысленно попроси себе здоровья. Старайся хотя бы раз в неделю полностью обходить­ ся без пищи — с вечера пятницы до воскресного утра. Относись с уваже­ нием к окружающей тебя природе. Здоровайся со всеми, даже незнако­ мыми тебе людьми. Помогай людям чем сможешь, особенно бедным и больным, и делай это с радостью. Победи в себе лень, самодовольство, страх и лицемерив. Освободи свою голову от мыслей о болезни и смер­ ти. И при этом не отделяй мысль от дела —действуй.

Александр Сопроненков вернулся в больницу. Он был абсолютно уверен в том, что все его заболевания обос­трятся. Но ничего не случилось, на­оборот, он почувствовал себя лучше и бодрее. Это и стало толчком к тому, чтобы воспользоваться советами, ко­торые дал ему удивительный старец. Он начал обливаться и голодать еще в больнице, а через два месяца выпи­сался и с этих пор прекратил свое общение с медициной. В этом просто больше не было нужны. Позже врачи все-таки обследовали Сопроненкова и признали, что от его недугов не осталось и следа.

У Александра возникло страстное желание поехать к Порфирию Корне-евичу. Так он и поступил. Затем в течение семи лет до самой кончины Иванова по нескольку раз в году при­езжал к нему. Когда Иванов ушел из жизни, эти поездки все равно про­должались. Потому что, как считал Александр, ничего не изменилось. Учи­тель остался в его сердце, так же как и в сердцах других людей, которые приезжали сюда. В любое время на хуторе Верхний Кондрючий Луганс­кой области, где жил последнее вре­мя Иванов и продолжала жить его жена, находилось по 200 — 300 чело­век. Здесь начали проходить встречи и конференции, инициатором кото­рых стал Александр Сопроненков.

Ему уже было мало того, что он имел абсолютно здоровое тело. Ему захотелось, чтобы и все люди на зем­ле были здоровы. Александр начал собирать записи, дневники, письма учителя. Стал делать с них копии и рассылать нуждающимся людям. Так началось движение последователей П. К. Иванова. Пропагандируя идеи своего учителя, ивановцы всегда под­черкивают, что эта система—не «ведротерапия» и не средство от насморка. Она глубока и философична по своему содержанию. Ведь любовь к природе, о которой так часто говорил Иванов, — это не выезд на пикник и не променаж на пленере. Это модель существования, новый образ мышле­ния, свободный от идеологии потре­бительства.

Сопроненков открыл для себя, что самое эффективное знание то, кото­рое приобретено непосредственно благодаря собственному личному опы­ту. Только человек, подходящий с лю­бовью к природе, получает истинное знание о том, как жить не болея. И единственный путь для каждого — ин­дивидуальная практика. Другим пу­тем не познать законы природы. Нель­зя сесть на пенек в ближайшем лесу и получить это знание. Ведь природа — это живой и разумный организм. Ее нельзя подкупить, нельзя обмануть, все сокровенные человеческие мыс­ли ей известны, потому что мы в ней растворены, потому что она — это все, в чем мы живем, и она — это мы. Чтобы природа обратила на человека внимание, он не должен кричать и топать ногами. Он должен попросить у нее помощи и заслужить право на нее своим искренним отношением к природе и уважением ее законов. Но если природа почувствует внутри этой просьбы ложь, недоверие, иронию, то настолько же и впустит в себя чело­века. Природа очень тонко чувствует степень открытости каждой личности.

Осознание этих истин привело Александра Сопроненкова к решению жить как можно ближе к природе. Но находясь в огромном грохочущем го­роде с его сумасшедшими ритмами, асфальтом и жесткими рамками со­циума, сделать это было невозможно. Поэтому так случилось, что Сопро­ненков с семьей, а вслед за ним и другие семьи навсегда покинули города и соединились с природой. При этом также пришло осознание, что Ореховка — родина Иванова, един­ственное место, где они смогут жить в соответствии со своей потребностью быть как можно ближе к природе, стать ее частью, ее естественным про­должением.

Добились ли люди, приехавшие в Ореховку на постоянное жительство, желаемого растворения в природе? Как они, рожденные в огромных горо­дах, живут в своей коммуне вдали от цивилизации?

Сопроненков считает, что цивили­зация породила три порочные вещи: белье, консервы и стул. Поэтому чле­ны коммуны носят минимум одежды, не едят консервированных продуктов и стараются как можно меньше си­деть или лежать. Они ходят босые круглый год и стремятся все дела де­лать на свежем воздухе. Организм каждого легко адаптируется к жаре и холоду, к любым изменениям погоды. Все страхи и комплексы по отноше­нию к природным стихиям: морозу, ветру, дождю легко преодолелись как бы сами собой. Каждый нашел свой путь, и степень своего погружения в природу регулировал сам.

Отношения коммуновцев с едой выглядят следующим образом. Они не едят и не пьют воду в понедель­ник, среду и субботу. Этим самым они не только разгружают организм, но и освобождаются от привычки пот­реблять. Эти люди стремятся к тому, чтобы организм научился находить и использовать собственные ресурсы. Они хотят научиться брать энергию для своей жизнедеятельности непос­редственно из окружающей среды — из воздуха, воды, земли. Они входят в такой контакт с природой, когда она сама дает человеку силу и от челове­ка же получает силу.

Многие коммуновцы воздержива­ются от еды и питья и более длитель­ное время, но это уже происходит по желанию, когда человек вдруг ощу­щает готовность своего тела к более длительному голоданию и потребность в этом, Коммуновцы чутко прислуши­ваются к своему организму, и любое воздержание от пищи для них—внут­ренняя потребность души и тела.

А в принципе они едят все, что могут вырастить и запасти. Очень лю­бят дикорастущие травы и разбира­ются в них. Рыбу и мясо не едят со­всем. Овощи и фрукты в основном сушат на зиму, избегая консервиро­вания, но в большом количестве ква­сят капусту и все, что поддается ква­шению. Любят грибы и ягоды, варенье у них на столе всю зиму. Спиртных налитков здесь не бывает вообще. В погребах свежие овощи хранятся всю зиму, не портясь, так как выращива­ются естественным способом без хи­мических удобрений.

Каждое утро независимо от погоды Сопроненковы идут на реку, что течет в нескольких сотнях метров от дома. Дети бегут впереди без всякой одеж­ды. Зимой прорубают прорубь и купа­ются в ледяной воде, кто сколько за­хочет. Никто ни ни на кого не кричит и не прогоняет домой. Никто также не плюхается в воду с разбега, визжа и дергаясь от обжигающих струй. В лю­бую погоду здесь входят в воду тихо и степенно, сокровенно переживая каждый миг своей встречи с при­родой.

Здесь дети кажутся мудрее роди­телей, и родители чувствуют это. Дети так естественны в своей привязан­ности к природе, так гармоничны в своем единении с ней, что наблюде­ние за их поведением становится не­ким ритуалом, особенно для тех, кто приехал сюда впервые. Поэтому здесь в принципе невозможны раздражен­ный тон или грубый окрик. Дети весе­лы, радостны, здоровы и так свобод­ны, что хочется побыстрее влиться в их гармоничный союз с окружающим миром.

Сопроненков считает, что развитие цивилизации привело к тому, что че­ловек между собой и природой, в ко­торой он жил до определенного вре­мени как любимое дитя, поставил мас­су посредников в виде одежды, еды, жилого дома, машины и всю свою жизнь посвятил обслуживанию этих посредников. Посредник стал для че­ловека самой главной ценностью, а он сам — его рабом. В Ореховке иные ценности, и когда люди спрашивают Александра, что он делает здесь, то Сопроненков отвечает, что нашел путь иного проживания в этом мире.

— Мы много стали говорить о со­знании, о его гармонии, пытаемся уп­равлять им, но к телу своему мы при этом относимся безобразно. Мы хо­тим головой пробиться в гармонию, а остальная часть тела нас совершенно не интересует. Тело свое мы эксплуа­тируем безжалостно, не задумываясь о последствиях. Но ведь наше тело ничем не глупее наших мозгов. Телом тоже можно воспринимать истину. Босыми ногами мы воспринимаем ис­тину земли, благодать воздуха, со­кровенное знание воды. И поэтому шаги к природе нужно делать и ду­шой, и телом.

Первый шаг на пути оздоровления, который может сделать каждый, — это по возможности избавляться от посредников, и прежде всего одежды и обуви. Летом снимите башмаки и станьте голыми ступнями на землю. Про биологически активные точки на стопе, которые массируются и зака­ляются, рассказывать не буду. Это все знают. Но на ступнях находятся и особые энергетические зоны. Мои друзья вставали на лед босиком — и там, где была пятка, прожигалась лунка во льду. Когда тибетские ламы сушат на голом теле мокрые простыни в тридцати­градусный мороз, это уже происходит не за счет биологических процессов в организме, а за счет энергий другого порядка. Владение ими дает человеку другой уровень владения телом. С уровня излечения тела человек пере­ходит на обладание энергиями, бла­годаря которым можно стать бессмер­тным. Это шаг простой, не требую­щий больших усилий. Вообще вся сис­тема Иванова очень проста. И в са­мом начале она требует минимума времени для работы над собой.

Второй шаг — умение насыщать свою кровь воздухом, взятым с высо­ты. Найдите место, где можно сбро­сить обувь и стать на землю босыми ступнями. Ощутите тепло и энергию земли. Затем закиньте голову и сде­лайте глубокий вдох открытым ртом, всей гортанью, как бы втяните в себя воздух с высоты. Задержите дыхание на 5 — 6 секунд. В эти мгновения проглотите воздух и попросите при­роду помочь вам исцелиться. Мыс­ленным взором посмотрите на боль­ное место. Представьте, что вместе с выдыхаемым воздухом вы выгоняете из себя болезнь. Повторите такую про­цедуру три раза.

Эти небольшие встречи с приро­дой нужно проводить два раза в день — утром и вечером. И у кого-то через несколько дней, а у кого-то чуть поз­же, но улучшение наступит обязатель­но. Тогда при следующей встрече не забудьте поблагодарить природу. В данном случае степень излечения во многом зависит от того, насколько искренними и открытыми вы были.

Скоро вы заметите, что ваши ко­роткие встречи с природой стали вашей потребностью. Зто значит, что вы включились в ритм оздоровления посредством природы. Не пропускай­те эти встречи. А затем однажды при­дите на свою полянку с ведром воды и окатите себя с головой. Разотрите тело, оденьтесь, и вы почувствуете блаженство.

И наконец, третий шаг — начните иначе относиться к еде. При этом во­все не нужно выбрасывать в окно хо­лодильник, переполненный продукта­ми. Нужно только проигнорировать его наличие один раз в неделю.

Живя в этом режиме, излечивая себя, человек выходит на тот уровень, когда он освобождается не только от болезней, но и от различных комплек­сов и стрессов, иными словами, ис­целяется не только тело, но и душа. Он ощущает, что освобождается от гнета проблем, разрушающих его, ста­новится менее от них зависимым. И человек вдруг осознает, что он может вообще освободиться от необходи­мости истреблять вокруг себя все жи­вое.

— Но как это может происходить?

— То, что я расскажу, пока сущес­твует на уровне идеи. Но все возмож­но… Как вы думаете, кто дает силы спелой сочной землянике у вас на грядке? Или той же морковке? Кто вырастил ее из крохотного семечка такую крепкую? Вода, воздух, земля. Значит, в них есть эта сила, способ­ная взрастить? Но морковка — тоже посредник между человеком и сила­ми природы. И когда человек пользу­ется этим посредником, он не думает о силах, взрастивших его. Но мы, ивановцы, говорим: мы можем пользо­ваться силами природы без любых посредников.

Понимаете, Ивановым нельзя поль­зоваться изредка, как таблеткой, ког­да заболел, или как иконкой, когда трудно. В этом нужно пребывать пос­тоянно и естественно. Но мы не явля­емся рабами этой системы. Она не закрепощает, а освобождает, даже от себя. Потому что она не привязывает к себе или к авторитету Иванова, а выпускает прямо в природу. Человек становится независимым от социума, он становится с природой на равных.

И тогда происходит самый сокро­венный процесс — процесс опознава­ния тебя природой. Ты чувствуешь, как она пропускает тебя в себя. Ты начинаешь познавать ее тайны. Она их открывает далеко не всем, а лишь тем, кто пришел к ней с любовью.

И тогда ты по-настоящему ощущаешь свое единение с миром, космосом, естеством природы, благодать каж­дой травинки. Благодарность за то, что они есть, и невозможность для себя все это уничтожить. Ты переста­ешь мыслить и начинаешь восприни­мать Мать-природу непосредственно, минуя мысли и образы. Потому что мысли и образы опять являются пос­редниками между тобой и истиной. А истина для тебя — твое бессмертное проживание на бессмертной земле.

Возможности человека безгранич­ны. Об этом знали великие русские ученые-космисты В. Вернадский, А. Чижевский, К. Циолковский, Н. Федо­ров, знал об этом Иванов и во многом доказал это собственной жизнью. И Циолковский, и Чижевский были убеж­дены, что каждый из нас способен становиться невидимым, свободно перемещать свое тело в пространст­ве, трансформировать его в сгусток энергии и на многое, многое другое. Но реальностью для каждого это ста­нет тогда, когда мы, слившись со всем мирозданием и научившись жить без посредников, превратим себя в здо­ровую и органичную частицу огром- ного и разумного организма, называ­емого Природой…

Здесь, в Ореховке, куда люди каж­дый день приезжают автобусами, эти рассуждения Александра Сопроненкова не кажутся странными. Здесь меняются ценности. Человек, как су­щество, которое все время заботится о своей значительности, в Ореховке не воспринимается. Здесь другой уро­вень ценностей. Отсюда особенно ярко видна тщетность подобных ус­тремлений. И становится понятным, что ивановцы — это не секта, а едине­ние людей любых верований, собрав­шихся вместе во имя здоровой и гар­моничной жизни. И сам Сопроненков — не апостол, который вещает, про­рицает или проповедует. Он также не профессор, который объясняет, что происходит в организме при следова­нии системе Иванова. Он близко знал живого Иванова, подолгу жил рядом с ним и любил его, как любят человека, спасшего от смерти и давшего жизнь. Он рассказывает о системе, как о способе решения проблем человека, уставшего от городской жизни. Она может не требовать резкой смены го­родского образа жизни. Ивановцы предлагают свободу от гнета цивили­зации и ее давления посредством бо­лее плотного духовного и сердечного общения с природой. Человек также становится более свободным от гнета окружающих его вещей, которым он до сих пор так преданно служил и которые подавляют его, принося ра­зочарование и болезни. Человек с по­мощью системы Иванова останавли­вается в безумном беге, навязанном ему цивилизацией, находит возмож­ность остановиться, оглянуться и жить в ней свободно, не быть ее рабом, общаться с ней, но не быть подавляе­мым ею.

Татьяна Абрамова