Опубликовано в разделе Здоровье, 16.03.2011, 2849 просмотров

Шизофрения или депресия. Симптомы, признаки, лечение

И злокачественная, и вялотекущая

Любая болезнь человека — исючник тревог для его семьи. Но те переживания, которые испытывают родные психически больных, бывает трудно представить. Особенно если в самом расцвете сил вдруг тяжело за­болевает молодой человек, проявив­ший блестящие способности к науч­ным и творческим занятиям. Да, к великому сожалению, тяжелейшие, так называемые ядерные, или злокаче­ственные формы шизофрении, как правило, возникают в юношеском воз­расте, и достаточно часто у чрезвы­чайно талантливых молодых людей, не доставлявших никаких забот ро­дителям и педагогам. Кстати, именно в силу того, что шизофрения часто поражает людей неординарных и твор­ческих, возникло представление о ней как о «болезни королей и поэтов». Но заболеть могут и люди с самыми разными данными и способностями.

На первых порах заболевание проявляется тем, что мы называем снижением психической активности или «падением энергетического по­тенциала». Прилежные мальчик или девочка начинают хуже учиться и по­степенно переходят в разряд отста­ющих. Одновременно у них возника­ют изменения эмоционального плана — подростки становятся грубыми, от­чуждаются от близких. Конечно, ро­дителям не приходит в голову, что это психическое заболевание. Даже врачи могут не распознать первые симптомы, приняв их за возрастные сложности, вызванные гормональной перестройкой организма. Лишь когда окружающие убеждаются в полной неспособности молодого человека учиться или работать, его приводят к психиатру, который при более ран­нем вмешательстве мог бы ослабить проявления болезни. Но увы, зачас­тую, несмотря на принимаемые ме­ры, заболевание продолжает разви­ваться и в конце концов приводит к значительным изменениям личности — безразличию к окружающему, пол­ной потере контакта с родными, от­сутствию всякого стремления к дея­тельности.

В отличие от злокачественной формы шизофрении, способной пре­вратить молодых людей в постоян­ных пациентов психиатрического ста­ционара, при вялотекущей форме из­менения личности не так глубоки. Это могут быть невротические рас­стройства в виде навязчивостей, ис­терических проявлений и других сим­птомов, в том числе явлений депер­сонализации, выражающейся в фе­номене раздвоения личности (само название «шизофрения» происходит от греческих слов «шизо» — «расще­плять, разделять» и «френ» — «ду­ша, рассудок»). При деперсонализационных расстройствах больной на­чинает по-особому воспринимать мир и себя в нем: у него возникают мысли о нереальности окружающего, в том числе и самого себя.

Нередко шизофрения протекает в виде приступов, что позволило выде­лить особую приступообразную фор­му болезни, при которой возникают или острые психозы, или состояния, напоминающие проявления маниа­кально-депрессивного психоза. Меж­ду приступами больные чувствуют себя практически здоровыми, хотя у части пациентов наблюдаются изменения личности, выраженные в той или иной степени.

У пожилых людей шизофрения протекает нередко тяжело. Для нее характерны глубокая депрессия с от­вращением к жизни, попытки суицида или психозы с бредом ущерба. Такие больные утверждают, что их обворо­вывают, их вещи портят, заменяют другими ( «настоящие бриллианты за­менили фальшивыми», «икону под­менили»). Возможно и развитие ипо­хондрического бреда, при котором больные уверяют, что их внутренно­сти сгнили, что пища куда-то прова­ливается, и категорически отказыва­ются от еды.

Примечательно, что при этом у многих больных, в отличие от прояв­лений старческого слабоумия или бо­лезни Альцгеймера, сохраняется пре­красная память. Вот характерная си­туация, пересказанная внучкой одной из наших пациенток с ипохондриче­ским бредом. Бабушка, известная пи­сательница, собиравшаяся написать рассказ о Ленине, попросила внучку прочитать ей вслух работу «Государ­ство и революция». Думая, что боль­ная невнимательно следит за ее чте­нием, девушка, которой наскучил тя­желый текст, перескочила с одной страницы на другую. Больная мгно­венно встрепенулась, укорила внучку за то, что та пропустила отрывок, со­держащий важные мысли, и тотчас же пересказала их.

Гипотез много, но единства нет

Каковы же причины развития ши­зофрении? К сожалению, до настоя­щего времени не существует не толь­ко единой концепции по этому вопро­су, но и представлений, которые раз­деляли бы психиатры разных нацио­нальных школ. Одни полагают, что основная роль в возникновении этого заболевания принадлежит психоген­ным и социальным факторам, другие (и таких большинство) склоняются к ииологическим теориям, выдвигая био­химические, иммунологические, инфекционно-вирусные концепции разнития шизофрении. Одной из наиболее распространенных теорий, в ча­стности, является дофаминовая ги­потеза, суть которой сводится к уста­новлению связи между дофаминэрической гиперактивностью мозга и шизофренией. Существует и генети­ческая гипотеза — в ее основе лежат результаты изучения наследственного предрасположения к болезни в семьях, где кто-то страдает шизофренией, од­нако при этом следует подчеркнуть, что клинические формы заболевания генетически отличаются друг от друга. Большие надежды в настоящее вре­мя возлагаются на молекулярно-гепетические исследования.

Существует точка зрения, что рас­познать первые признаки психическою расстройства нелегко, что всякая психическая болезнь, в частности ши­зофрения, развивается непредсказу­емо. Однако психиатрия — точная наука, и прогноз болезни кроется в состоянии пациента, которое отра­жает не только особенности предше­ствующего течения заболевания, но и содержит в себе информацию о дальнейшем его развитии. Болезнь в ряде случаев развивается исподволь. Но только специалист может решить, связаны ли изменения с какими-либо жизненными ситуациями и обстоятельствами или они являются пер-пыми признаками развивающейся Гюлезни.

В большинстве цивилизованных стран к помощи психотерапевтов или психиатров прибегают не только ду- шевнобольные, но и все, у кого воз­никли какие-либо психологические проблемы. К сожалению, в нашей стране это не принято, что, прежде всего, связано с ложным чувством стыдливости: «люди подумают, что я сумасшедший». Можно ли говорить сегодня о тенденциях роста заболе­ваемости шизофренией? Мы не счи­таем, что в наступающем столетии число случаев болезни возрастет. Если это и произойдет, то только за счет лучшей диагностики заболева­ния.

Где болезнь, а где реакция на неприятности

Нынешние трудности социально-экономического плана часто являют­ся пусковым механизмом психиче­ских расстройств, в том числе и ши­зофрении. В связи с этим важно раз­личать эндогенные заболевания (в частности, шизофрению) и реактив­ные состояния, вызванные тяжелыми переживаниями.

Диагностика психического заболе­вания требует не только самого вни­мательного изучения психического и соматического состояния пациента, но и тщательного сбора информации о его жизни с самого детства, об осо­бенностях течения болезни. Иссле­дование состояния больного — боль­шое искусство. Допустим, если у па­циента депрессия (сегодня это забо­левание очень распространено), то врач должен получить ответы на мно­гие вопросы, чтобы оценить особен­ности этого состояния: сопровожда­ется ли депрессия тревогой и тос­кой? способен ли пациент восприни­мать новую информацию? сохраняет ли он интерес к интеллектуальной деятельности? наблюдается ли дви­гательная заторможенность или, наоборот, больной находится в состоя­нии возбуждения? имеются ли у него идеи самообвинения? бывают ли суицидальные мысли?

Кроме того, очень важно опреде­лить соматическую симптоматику при депрессии — наблюдаются ли голов­ные боли, потливость, усиленное сердцебиение, колебания артериаль­ного давления и т.п.

Вот из какого тонкого и полного описания психического состояния ис­ходит клиническая психиатрия в по­становке диагноза. И, конечно, заоч­ная диагностика и заочное лечение, о чем просит читатель из Самары, не­возможны. Сегодня психиатры рас­полагают огромным арсеналом пси­хотропных препаратов, антидепрес­сантов, транквилизаторов, которые назначаются врачом больному инди­видуально и должны приниматься под его строгим контролем. Так что родные больного могут помочь ему не самостоятельным поиском путей лечения, а выполнением рекоменда­ций психиатра. Совершенно не обяза­тельно консультировать больного в столице. В регионах России работа­ют прекрасные психиатры. Если же речь идет о затруднениях при поста­новке диагноза или невосприимчиво­сти больного к современной психо­фармакологической терапии, паци­ент может быть проконсультирован в нашем Центре. Разумеется, он дол­жен иметь направление на консуль­тацию, подписанное специалистом.

Любовь всегда окрыляет

Так неужели родители должны лишь со стороны наблюдать, как ши­зофрения побеждает их ребенка? Конечно, об этом не может быть и речи. Наблюдения показывают, что полное или частичное возвращение пациен­та к нормальной жизни во многом за­висит от обстановки в семье. Там, где в больном не видят изгоя, где его окружают любовью и заботой, быст­рее достигают продвижения на пути выздоровления.

Небесполезными бывают занятия по различным системам психологи­ческой коррекции, особенно если они помогают больному преодолеть его аутизм — болезненную отрешен­ность от окружающего мира, уход в себя. Но рекомендовать ту или иную методику должен лечащий врач.

Мощной силой восстановления личности обладают занятия музыкой, живописью, вызывающие положи­тельные эмоции.

В реабилитации людей с рас­стройствами психики большую роль играет религия. Обращение к Богу, искренняя вера очищают и облаго­раживают душу человека. В нашем Центре при поддержке Московской патриархии создан храм, который ак­тивно посещают больные. Служат в нем священники, раньше работав­шие психиатрами. Такие храмы име­ются и при других московских клини­ках, где лечат психически больных.

Предвижу вопрос читателей: а ка­кова профилактика шизофрении? К сожалению, современному человеку, постоянно испытывающему стрессы, поддерживать психическое здоровье нелегко. Для этого необходимы ду­шевный покой и гармония. Проник­нуться такими ощущениями я и же­лаю всем, кто хочет сохранить свой ум ясным в течение всей жизни.

Александр Тиганов