Опубликовано в разделе Здоровье, 27.04.2011, 2520 просмотров

Сам себе психотерапевт

У каждого человека наступает такая пора, когда он должен притор­мозить свой бег по колесу жизни и поговорить с самим собой. Если человек при этом окажется предельно честен и искренен, то разго­вор может получиться драматическим. Но он необходим. Так или иначе этот разговор коснется отношений человека с собственным здоровьем.

Я предлагаю начать этот разговор с вопросов, которые не имеют прямого отношения к здоровью, а именно: «Ка­кие у меня внешние данные?», «Я выгляжу моложе или старше своих лет?» и «Каков уровень моего интел­лекта?». Приятная внешность, моло­жавость, высокий и средний уровень интеллекта, как это ни парадоксально звучит, говорят о высоком уровне социальной адаптивности человека. Эти вопросы болезненные, потому что более всего задевают чувство соб­ственного достоинства человека. И чаще других именно они провоцируют создание психологической защиты. Интеллект бывает высокий, нор­мальный и ниже нормы. У человека, который легко усваивал школьную программу, коэффициент интеллекта средний. Поступивший по конкурсу в вуз имеет право оценить свой интел­лект как высокий.

Интеллект — это приспособительная категория чрезвы­чайной значимости. Я утверждаю, что при высоком интеллекте человек сумеет приспособиться к жизни в любых условиях. И во всех случаях высокий интеллект должен непре­менно проявиться в усилиях по сохра­нению своего здоровья. Предельно честный ответ на вопрос «Я выгляжу старше или моложе своего возраста?» не только затрагивает проблемы бла­гоприятной или неблагоприятной гене­тики, но и свидетельствует об уровне интеллекта.

В оценке своего «я» этот вопрос, как это ни покажется странным на пер­вый взгляд, становится ключевым. Ответ на него характеризует и отноше­ние человека к себе, и образ его жиз­ни.

Тибетские философы и врачева­тели разбили человеческую жизнь на определенные периоды и проследили, как связаны образ жизни и здоровье человека в каждом из них. О первом периоде, который продолжается с рождения до 12 лет, сейчас мы гово­рить не будем. Второй период — от 12 до 24 лет — важнейший для человека. В это время человек выбирает свою дорогу в жизни, в том числе профессию. Древние тибетцы утверждали, что тот, кто отложил свое первоначальное профессиональное обучение на третий период, не только не сможет стать хорошим специалистом, но и не будет здоров, долголетен. Природа отпус­кает человеку силы и способности на освоение профессии именно во втором периоде, когда человек максимально обучаем. То же касается и создания семьи. В данный временной отрезок человек окончательно созревает физически и психологически. Его чув­ства свежи, он легко и гармонично при­спосабливается к другому человеку. В третьем периоде это происходит труд­нее или вообще не происходит, и может возникнуть угроза здоровью и психологическая дезадаптация.

Человек, не сделавший то, что ему надо сделать во втором периоде, чаще всего не способен полностью адапти­роваться в дальнейшем. В третьем периоде — от 25 до 36 лет — человек могучим рывком поднимается на вер­шину жизненных свершений. Его замы­слы максимально реализуются именно в этом возрасте. В этом периоде закла­дываются основы удовлетворенности или, наоборот, неудовлетворенности жизнью в будущем, когда человек или добивается желаемого, или неосоз­нанно выбирает образ жизни, дикту­емый неудачами, пытается самоутвер­диться, не имея уже на это достаточно сил.

В третьем периоде человек себя не жалеет. Мудрые древние целители утверждали, что, йезависимо от того, кем является человек по натуре — сангвиником или флегматиком, он обя­зательно ведет себя как холерик. Этому способствует его образ жизни. Он бурный, потому что организм еще имеет силы и резервы.

В четвертом периоде — от 37 до 48 лет — человек уже не бежит по жизни, а уверенно ступает по ней. Он уже добился того, на что имел все права. В его душе — покой. Все дела, начатые в предыдущий период, развиваются и продолжаются, но спокойно, солидно. Принципиальные повороты судьбы в это время противопоказаны. Для них уже нет сил. Образ жизни человека размерен и устойчив. Его дети нахо­дятся во втором периоде — периоде обучения, и ему есть чему их научить, у него есть авторитет, за него говорят его достижения. Он крепок физически и душевно.

В пятом периоде — от 49 до 60 лет — человек пожинает плоды своих тру­дов. Вся предыдущая жизнь подгото­вила ему возможность свободного и неспешного шествия по жизни, он испытывает чувство комфорта и удов­летворения. Или, наоборот, до сих пор все борется и самоутверждается, как в третьем периоде, но уже без сил к это­му, игнорируя свои возможности, свою природную генетическую программу. В этом случае человек несчастен. Он болеет. Он выглядит старше своего возраста. Такой неверный путь начался у него во втором периоде, искажая последующие, и естественно, отразился на внешних данных.

Задавая себе вопрос «Я выгляжу моложе или старше своего возраста?», человек подходит к зеркалу. Наедине с собой он всматривается в свое лицо. Это великая ревизия! И ответ на вопрос: «Соответствует ли мой образ жизни, мои внешние данные моему возрасту?» очень важен для само­оценки человека: уровня его адаптированности и косвенно — его интеллек­та.

Точно так же указывает на уровень интеллекта и ответ на вопрос «Каковы мои внешние данные?» Психозащитная окраска ответа говорит о наличии низ­кого интеллекта. Однажды ко мне на прием пришла восемнадцатилетняя девушка с жалобами на головные боли. В беседе выяснилось, что она собирается стать актрисой. На осто­рожно сформулированный вопрос о ее внешности она гордо заявила: «Я кра­сива!» Я был посторонним человеком и видел, что передо мной сидела удруча­юще непривлекательная девушка. При ответе на вопрос сработала ее психо­логическая защита при низком уровне интеллекта. Человек с высоким уров­нем интеллекта, спокойно осознав, что его внешние данные неблагоприятны, не комплексует, а ищет пути для улуч­шения своей внешности и уже судвоенной энергией борется за свое здо­ровье, понимая, что само здоровье — это красота.

Затем человек объективно анали­зирует свою жизнь. Он начинает экскурс в далекое прошлое — в дет­ство. Какими были его родители? Как воспитывали его, в чем и на кого из них он похож? Каким было его детство? Как повлияло оно на формирование и развитие его личности? Что укрепляло внутреннее «я», что его деформирова­ло, ломало? В человеке — все из дет­ства. Если детство было голодным, суровым и человек poc бережли­вым, осторожным, он всю жизнь агрес­сивно компенсирует суровость и нищету детства. Кто был нестерпимо унижен в детстве, тот часто бывает сломленным и постоянно пытается самоутвердиться.

После этого человек обращается к школьным годам. Был ли у него авто­ритет в школьные годы или его отвер­гали друзья и среда? Это накладывает отпечаток на всю жизнь, и особенно на формирование личности. Имел ли человек друзей или был одинок? Был рослым, сильным или хилым, слабым? Если девочка, то обращали ли маль­чики внимание на нее уже с пятого класса или для них она не существо­вала вообще? Какие отношения скла­дывались с учителями? Как психиатр, я знаю, сколько судеб сломано в шко­ле, причем не последнюю роль в этом сыграли учителя. Особенно это касается неординарных детей. И шко­ла, к сожалению, нередко бывает мельницей, жернова которой перема­лывают в муку элитнейшие из зерен.

Обдумав свои детские годы, при­ступайте к конкретному исследованию себя как личности. Задавайте себе вопросы и прямо, без лукавства, отве­чайте на них. Вы должны познать себя, чтобы почувствовать свои слабые места, в которых часто гнездится болезнь или ее предвестники.

Я решителен, активен, энергичен? По натуре я боец, организатор, испол­нитель? Я оптимист или пессимист? Трудности и неудачи стимулируют или подавляют меня? Я склонен к риску, осторожен или азартен? Я тревожен, мнителен, склонен к страхам, а в опас­ности — к панике? Меня уважают как личность? Люди тянутся ко мне? Кто мои друзья? Это действительно достойные люди? Я добр? Людям легко или трудно со мной? Если я уйду с работы, меня будут помнить? Про­сить, чтобы остался? Что я сею вокруг себя, что получаю взамен? Что из зна­чительных дел я уже сделал, а что не успел и почему? Я завистлив? Я удовлетворен достигнутым, своею жизнью, самим, собой? В чем я слаб, в чем силен? Кто я по характеру? Я тороплив или действую не спеша? Я слежу за состоянием своего здоровья? Я слежу за своим внешним видом или равноду­шен к себе?

Это трудные вопросы, но на них необходимо ответить. Правдивый ответ — это начало осознания, самосо­вершенствования, начало ухода от пути, который ведет в болезнь, от самой болезни. Если вы затрудняетесь дать самому себе точный ответ, спрс сите своих близких или друзей. Раз­думья о себе — трудные раздумья. Они требуют мобилизации всех умственных возможностей. При попытках объек­тивно оценить себя нередко возникает психологическая защита. Чем ниже у человека  уровень интеллекта, тем более склонен он переоценивать свой умственный потенциал. И легко ли неправому признать себя таковым? Но такая «операция» на самом себе необ­ходима. Наедине с собой говорят только правду о себе, как если бы рука лежала на Библии. Это необходимо для остановки бега в болезнь, и такое внутреннее покаяние — катарсис, очи­щение, поворот к здоровью.

По мере углубления самоанализа возникают вопросы, все более прибли­жающиеся к непосредственной диагно­стике физического тела человека. «Как я чувствую себя в различные сезоны, в межсезонья?» Это очень важный вопрос. Здоровый нормально адаптирован ко всем сезонам и легко переносит межсезонья. Если человек «спотыкается» на каком-то сезоне, это прямо указывает на слабость тех систем организма, которые чувстви­тельны к этому сезону.

Естественными становятся вопро­сы: «Мои родители, а также их роди­тели были здоровы или имели серьез­ные заболевания, ослабленную систему организма? Они были долгожителями или рано умерли, рано состарились?» Логичен и такой вопрос: «В кого я родом, какова моя генетика старения и долгожительства?» Анали­зируя, человек обязательно делает выводы, выявляет свои слабые места.

В раздумьях о своей индивидуаль­ной предрасположенности к короткой или долгой жизни не стоит забывать и о физиогномике, изучающей специаль­ные знаковые коды на лице.

На Древнем Востоке врач внима­тельно изучал лицо человека, прежде чем поставить диагноз. Древневосточ­ные физиогномисты разделяли лицо на три зоны: верхнюю — до бровей, среднюю — от бровей до кончика носа и нижнюю — до кончика подбородка. У гармоничного, стало быть, долголет­него человека эти три зоны сбаланси­рованы и имеют одинаковые физичес­кие параметры. О долголетии, по мне­нию физиогномистов древности, свидетельствуют и следующие особенно­сти: высокие, ровные, густые, в виде полукруга брови, не соединяющиеся на переносице; хорошо развитые, согла­сующиеся с ушами, высокие скулы; удлиненные, красивой формы, с длин­ными мочками и закругленными кра­ями уши; прямая, без изъянов спинка носа;  глубокий,  с  четкими  краями, узкий и прямой желобок от носа до губ; широкая и упругая верхняя губа; широ­кий, выступающий, без длинной и глу­бокой щели подбородок.

И наконец, человек ставит перед собой самые трудные вопросы: «Болен ли я? И если да, то в чем причина моей болезни?» Причину может подсказать предыдущий анализ. Ведь все начи­нается с психосоматической дезадап­тации. Человек не выдержал психи­чески и физически главный экзамен жизни — не адаптировался в необхо­димые периоды, о которых мы говори­ли, или адаптировался неверно. Это, может быть, и не явная, а скрытая дезадаптация. Как будто есть профес- сия, работа, семья… Как будто не голо­ден, не раздет, есть друзья, как будто все хорошо, но… все не так! Это неудовлетворенность своим местом в жизни, социальным статусом, отноше­нием к миру, одним словом — каче­ством жизни. Вместе с неудовлетво­ренностью накапливается усталость от неудач, обид, унижений, страха, от «всей этой жизни». Тревожность и страх, гнев и протест подобны ржавчи­не, разъедающей душу и тело. И пово­рот от здоровья к болезни свершился. Этот поворот может длиться годами — для чего и нужен самоанализ, тща­тельный и предельно честный, но ино­гда он может произойти мгновенно. При замедленном развитии событий признаки болезни накапливаются неприметно, но человек уже не здоров.

Сигнал о том, что в организме прои­зошел поворот от здоровья к болезни, могут дать сновидения. Еще не осозна­вая свою тревогу, человек видит сны пугающие, тяжелые, фантастические: ему снится, что его раздевают, ведут куда-то; он вдруг теряет волосы или срезает их; человек ест и не может насытиться, он видит себя в болоте, в грязи, в глине; ему снится, что он теря­ется в снегах, уходит, уплывает, уез­жает от своего дома, своих близких; он на льдине, которая раскалывается на глазах… Сигнальна и эмоция, которая воспринимается как сюжет сновиде­ния. И если это страх, тревога, тоска, чувство безнадежности, то сон — к болезни.

Есть, правда, просто тревожные, мнительные люди. Они здоровы, но им кажется, что они больны. Любое недо­могание для них — «рак»! Точно так же они тревожны и на неосознаваемом уровне. И им снятся беспокойные сны. Но сновидения таких людей отражают только их мнительность и ничего боль­ше. Истинно оигнальны сновидения человека, который вовсе не думает о болезни и вдруг смущенно рассказывает: «Что-то в последнее время я вижу один и тот же сон: меня какие-то незнакомые люди раздевают, стригут, умывают…» У этого человека подоб­ное сновидение — к болезни. Пропустите и этот сигнал — нач­нутся недомогания чисто физические. Еще нет болезни, нет диагноза, но начинает беспокоить головная боль. Она не постоянна, чаще приступо­образна. Затем человек начинает испытывать дискомфорт со стороны желудочно-кишечного тракта. Боли, спазмы в поджелудочной области. Спазмы, неприятные ощущения в пра­вом подреберье. Появляются неприят­ные ощущения со стороны сердца — чаще всего перебои пульса. Врач сове­тует отдохнуть, принимать успокои­тельный сбор, но это помогает лишь на время. Причина в другом — человек сделал поворот от здоровья к болезни.

Самоанализ в данном случае осо­бенно важен. Необходимо себя понять, чтобы остановить болезнь. Потому что еще не поздно. И человек сам спосо­бен наметить пути реадаптации, то есть качественно нового взгляда на себя и свой образ жизни, а в резуль­тате — самооздоровления. Человек стремится устранить все, что способ­ствовало его пути в болезнь, что при­вело к внутреннему конфликту, поро­дившему болезнь. Он пересматривает свои притязания, жизненный замысел, приоритеты ценностей, находит сла­бые места в своем организме, обуслов­ленные наследственностью или чер­тами характера.

При этом человек ясно осознает, что, если он пришел к болезни, значит, он «жил не так» и «шел не туда». Болезнь в этом смысле — судья, учи­тель, врач, тот врач, который говорит только правду. И осознав, что уже болен, следует опомниться, стать, наконец, мудрым и выдернуть у обсто­ятельств, приведших к болезни, то жало, которое ранит душу и тело.

Вилен Гарбузов