Опубликовано в разделе Здоровье, 19.05.2011, 2646 просмотров

Реакция антистарения

Слово «стресс» в переводе с английского означает «напряжение». Ввел его в обиход канадский ученый Ганс Селье в 1936 году. Селье понял, что любое сильное воздействие, будь то холод, инфекция или отрицательная эмоция, вызывает в организме однотипную реакцию, которую он и назвал стрессом.

Острый кратковременный стресс может быть полезен, например, боль­шим выбросом энергии. Хронический же стресс, который развивается при частом повторении сильных воздей­ствий, вреден: он приводит к сниже­нию сопротивляемости, то есть делает организм более уязвимым, подвержен­ным нарушениям в любых системах и обмене, особенно энергетическом. Считается, что самые тяжелые бо­лезни нашего времени: рак, инфаркт, диабет, аллергия — связаны с хрони­ческим стрессом, «стрессом жизни».

Стресс в наше время встречается слишком часто. Как известно, наша медицина почти все силы (и средства) тратит на больных, а так называемые «здоровые» копят в себе зачатки будущих болезней. Беда не только в том, что для «здоровых» не разрабатываются методы поддержания здоровья, но и в том, что больные, применяющие силь­нодействующие лекарства, пополняют армию «стрессориков».

Организм, оказывается, реагирует как единая система не только на силь­ные раздражители. Он чувствителен к разнообразному спектру воздействий, начиная с очень малых, и тоже разви­вает на них приспособительные (адап­тационные) реакции, но совершенно другие — реакции антистрессорной защиты. Это прежде всего реакции активации — спокойная и повышенная. При таких реакциях активность орга­низма и его сопротивляемость суще­ственно повышаются. Это также реак­ция тренировки, при которой актив­ность умеренная, но происходит боль­шее накопление энергии. Как и стресс, антистрессорные реакции охватывают организм в целом: соответственно каждой реакции меняется состояние нервной системы и желез внутренней секреции, уровень иммунитета, сопро­тивляемость организма.

Для того чтобы антистрессорные реакции были истинными «реакциями здоровья» — гармоничными и без напряжения, они должны быть выз­ваны слабыми воздействиями. В про­тивном случае эти реакции приобре­тают черты напряженности и могут приводить к предболезни и даже к болезни. Так, например, реакция пере-активации (избыточной активации) является неспецифической основой многих болезней, почти как стресс.

Когда мы стали исследовать дей­ствие на организм самых разных био­логически активных средств в широ­ком диапазоне доз (например, от одной капли какого-либо биостимулятора до десятков капель), то оказалось, что закономерно друг за другом возникают реакции тренировки, активации (спо­койной и повышенной) и стресса, кото­рые повторяются многократно в этой же последовательности как бы на раз­ных уровнях реактивности организма.

Термин «уровень реактивности» прост: если реакция вызвана малым по абсолютной величине фактором, то это высокая реактивность (или высо­кий уровень реактивности): если реак­ция следует на большой по абсолют­ной величине раздражитель—это низ­кий уровень реактивности. Иными сло­вами, организм может реагировать на раздражитель на разных уровнях реак­тивности. Вместе с тем на каждом уровне реактивности реакция трени­ровки развивается на слабое для дан­ного уровня воздействие, реакция спо­койной и повышенной активации — на среднее, а стресс — на большое для данного уровня воздействие. Таким образом, был обнаружен принцип периодичности в развитии адаптацион­ных реакций. Вообще, этот принцип в природе хорошо известен, Я большин­ству он знаком по периодической системе Д. И. Менделеева: в ней периодически повторяются сходные по свойствам элементы по мере увеличе­ния атомного номера. В периодческой системе адаптационных реакций также повторяются сходные по свой­ствам реакции — тренировки, спокой­ной активации, повышенной активации и стресса — по мере возрастания вели­чины действующего фактора.

Оказалось, что те антистрессорные реакции, которые развиваются в ответ на малые дозы, то есть на высоких уровнях реактивности, являются наи­более благоприятными для организма, гармоничными, они максимально повы­шают сопротивляемость организма и его энергетику наиболее выгодным образом. А реакции, развивающиеся в ответ на большие дозы (на низких уровнях реактивности), — напряжен­ные и менее выгодные для организма. Принцип периодичности очень важен, так как позволяет организму реагировать даже на малые изменения и таким образом тонко регулировать и поддерживать необходимое для жизни постоянство внутренней среды. Пере­ход из реакции в реакцию и с одного уровня реактивности на другой осу­ществляется дискретно: постепенно нарастающие изменения скачком переходят в качественно иное состо­яние.

Все эти реакции, как и стресс, воз­никают под влиянием самых разных воздействий, встречающихся в жизни. Пока человек находится в какой-либо из гармоничных антистрессорных реак­ций, он не болеет. Но при ухудшении экологической обстановки или в усло­виях гиподинамии и психической напряженности благоприятные реак­ции утрачиваются, поскольку организм теряет способность реагировать на малое воздействие, и развиваются неблагоприятные для здоровья реак­ции низких уровней реактивности. Однако эту способность можно вернуть, вызывая целенаправленно и поддерживая длительное время гар­моничные антистрессорные реакции. При этом организм сам решает свои проблемы — избавляется от большин­ства болезней, и, как теперь говорят, повышается «качество жизни», что ведет к активному долголетию и сни­жению биологического возраста, то есть фактически к омоложению.

Таким образом, чтобы жить не болея, необходимо управлять состо­янием своего организма, быть в гармо­ничных, ненапряженных реакциях активации (спокойной или повышен­ной) или тренировки. Иными словами, если вызывать и поддерживать разви­тие антистрессорных реакций с помощью слабых воздействий, то это автоматически приводит к оздоровле­нию «здоровых» и способствует более эффективному лечению больных. Однако это не так просто, поскольку в тяжелых условиях, при больших на­грузках организм становится менее чувствительным и теряет способность выбирать в качестве управляющего (вызывающего общую реакцию) малое воздействие на фоне множества боль­ших и тем поддерживать свое здо­ровье.

Нами разработаны специальные способы возвращения организму этой способности. Лечение, оздоровление и профилактику с помощью перевода стресса и напряженных реакций в гар­моничные реакции антистрессорной защиты мы назвали «активационной терапией», так как именно реакции активации (спокойной и повышенной) являются реакциями полноценного здоровья.

Методики активационной терапии так просты, что могут быть использо­ваны каждым человеком. Лечение заключается в том, что с утра натощак принимается определенное (меньшее, чем терапевтическая доза) количе­ство какого-либо биостимулятора, причем с течением времени доза умень­шается. Делается это по определен­ным программам, разработанным нами для разных групп людей (с учетом пола, возраста, исходного состояния, перенесенных и имеющихся болезней и т. п.). Вот именно этому и нужно обу­читься.

Есть много биостимуляторов при­родного происхождения — элеутеро­кокк, аралия, золотой корень, жень­шень, мумиё и др. Можно использовать и физиотерапевтические лечебные средства — тоже в малых и опреде­ленным образом меняющихся дозиров­ках. И все это обязательно на фоне умеренной, но систематической двига­тельной активности. От других оздоро­вительных мероприятий (холодовые процедуры, баня, рациональное пита­ние, различные способы очищения организма и т. п.) также не следует отказываться.

Все методы оздоровления, вклю­чая циклические физические нагрузки, и сами по себе были бы активационны-ми, если бы индивидуально контроли­ровалась их величина. Без такого кон­троля эти воздействия могут вместо добра причинять зло, перенапрягая адаптационные механизмы. Вместе с тем, полностью заменить этими воз­действиями прием биостимуляторов (или других средств активационной терапии) нельзя, так как принцип акти­вационной терапии заключается в постепенном снижении дозы (силы) воздействия, чтобы вызвать наиболее благоприятные реакции. Физические же тренировки и закаливающие проце­дуры нужно, наоборот, постепенно уве­личивать до оптимального для каждого человека уровня. Разнообраз­ные методы оздоровления окажут большую пользу, если применять с утра «управляющее воздействие» в малых дозах: оно вызовет нужную реакцию, на фоне которой можно использовать более сильные средства.

При высоком уровне антистрессорной реактивности человек активен, имеет положительный эмоциональный настрой. При повышенной активности он испытывает приподнятое настрое­ние, жажду деятельности (работается легко), у него отличный аппетит и крепкий сон, который, правда, нару­шается, если происходит переактива­ция. При реакции тренировки настрое­ние более спокойное, человек склонен к длительной, но не очень интенсивной работе. Так что каждый уже по само­чувствию может понять, какая из реак­ций у него сегодня.

Вместе с тем, когда реакции, даже антистрессорные, развиваются на низ­ких уровнях реактивности, то есть в ответ на большие по абсолютной вели­чине раздражители, субъективное сос­тояние нарушается: при повышенной активации появляется раздражитель­ность, нарушается сон при спокойной активации ухудшаются настроение, сон, снижается работоспособность при реакции тренировки значительно снижается работоспособность, появля­ется вялость, ухудшаются настроение и сон. Иначе говоря, реакции стано­вятся нефизиологичными.

Объективным же показателем реакции в организме в данный день — стресс это или одна из антистрессорных — является лейкоцитарная фор­мула крови (при учете общего количе­ства лейкоцитов): меньше 20% лимфо­цитов — стресс, от 28 до 33% — спо­койная активация, от 33 до 40% — повышенная активация. Если же число лимфоцитов превышает 40%, то это реакция переактивации. Однако, обна­ружив нежелательную формулу крови, не стоит особенно огорчаться: все эти реакции имеют суточный ритм, и через день ситуация может измениться. Важ­но, чтобы плохие реакции не сохраня­лись надолго.

Количество лимфоцитов не явля­ется  единственным   критерием. Это критерий типа реакции, но не уровня реактивности, на котором она разви­вается, и при наличии благоприятного (более 30%) числа лимфоцитов число других форменных элементов лейкоци­тарной формулы может отличаться от нормы, что говорит о напряженности реакции или ее неполноценности, то есть о развитии данной реакции на низ­ких уровнях реактивности.

Разработанные нами критерии оценки адаптационных реакций орга­низма — стресса и антистрессорных — позволяют, во-первых, оцени­вать состояние человека в процессе любого лечения и, во-вторых, подби­рать дозу биологически активного пре­парата, чтобы таким образом целена­правленно получать нужную реакцию. Однако не всегда удобно и возможно брать кровь для анализа. Поэтому нами созданы программированные режимы активации применительно к людям разного возраста, пола, состо­яния здоровья и т. п.

Заметим, что активационная тера­пия может сочетаться с применением лекарств, повышая их эффективность и снижая побочное действие. После всего лишь одного правильно сделан­ного и правильно оцененного анализа крови можно назначить активационную терапию по определенному режиму (алгоритму) на месяц и доль­ше. Иногда можно обойтись и без пер­вого анализа, поскольку в общем понятно, что если есть жалобы, то состояние неблагоприятное и нужно изменить его в сторону повышения уровня реактивности и развития полезной для организма реакции. Чаще всего активации.

Многие ошибочно думают, что в трудной обстановке стресса слабое воздействие существенно повлиять на организм не может. Это не так. Даже в такой ситуации мягкая активационная терапия и необходима, и действенна. Как ни удивительно, но на фоне продолжающихся сильных неблагоприят­ных воздействий удается не только вызвать гармоничную реакцию актива­ции, но и вернуть организму способ­ность выбирать из большого количе­ства падающих на него воздействий малые, слабые, которые вызывают физиологическую антистрессорную реакцию, то есть возвращают его в состояние здоровья.

Как это можно объяснить? Во-пер­вых, организм не суммирует все раз­дражители, а способен реагировать на отдельный раздражитель. Этот раз­дражитель становится управляющим, то есть вызывающим развитие адапта­ционной реакции, которая и опреде­ляет состояние организма. Во-вторых, реакция на малый раздражитель орга­низму более выгодна — в первую оче­редь, по тратам энергии: энергии тра­тится меньше, и она вырабатывается в организме без потерь. Реакции же на большие раздражители очень невы­годны энергетически. Поэтому если организм может, то он идет по пути наименьшего сопротивления — рабо­тает принцип минимизации.

Активационная терапия не имеет противопоказаний. По нашему мнению, такая терапия и профилактика в сов­ременной экологической обстановке должны проводиться на всех этапах жизни (начиная с внутриутробного периода), но особенно при напряжен­ных ситуациях, при массированном применении лекарств, при преждевре­менном (в настоящее время оно всегда преждевременное) старении. Это повысило бы уровень здоровья населе­ния в целом.

Реакции стресса, тренировки, спо­койной и повышенной активации раз­вились в процессе эволюции, при этом реакция активации — это естествен­ная защита от стресса.

Исследование содержания в крови холестерина и гормонов щитовидной железы, а также уровня артериаль­ного давления в пожилом и старческом возрасте показало, что у людей с преобладанием реакции активации эти параметры соответствовали «идеаль­ным нормам», свойственным возрасту 25-30 лет. Реакция активации факти­чески является своеобразной реак­цией антистарения, а хронический стресс, напротив, — реакцией старе­ния.

Применение активационной тера­пии в онкологии, по нашему мнению, совершенно необходимо. Как показали клинические исследования, актива­ционная терапия, проводимая парал­лельно со специфической противоопу­холевой терапией, защищает организм от побочного действия лечения, сни­жает число осложнений и в случаях, когда развивается стойкая реакция активации, улучшает его непосред­ственные результаты. Проведение активационной терапии препятствует развитию стресса и, благодаря этому, метастазов и рецидивов.

При застаревших, так называемых местных патологических процессах активационная терапия повышает эффективность лечения «местными» средствами. Например, при остеохонд­розе или артрозе желательно сочета­ние активационной терапии с масса­жем, иглорефлексотерапией и другими мерами. Нами разработан режим «двойного воздействия», когда основ­ному местному применению доста­точно сильного (например, физиотера­певтического) средства предшествует малое, слабое воздействие этим же средством. Первое воздействие запус­кает нужную общую реакцию, защищая организм от нежелательного влияния большого раздражителя, который ока­зывает нужное действие на менее чув­ствительные местные патологические процессы.

В Ростове-на-Дону создается Центр активационной терапии Академии естественных наук. Центр располагает компьютерными программами (на дис­кетах), основанными на режимах акти­вационной терапии, использующими для определения уровня реактивности либо анализ крови, либо ответы паци­ента на определенные вопросы. В Центре будет проводиться лечение больных и улучшение состояния так называемых «практически здоровых» людей методами активационной тера­пии. Возглавляет Центр кандидат био­логических наук Татьяна Станисла­вовна Кузьменко, высококвалифици­рованный специалист, участвовавшая в разработке способов активационного лечения на протяжении ряда лет. Нам, авторам этой статьи, принадлежит честь открытия антистрессорных реак­ций (1975 г.). Мы также будем прини­мать участие в работе Центра, в том числе проводить семинары по обуче­нию основным методам активационной терапии.

Елена Квакина