Опубликовано в разделе Здоровье, 09.06.2011, 1210 просмотров

Разбито сердце

Терять близкого человека, мужа или жену, особенно когда в согласии прожит не один десяток лет, очень тяжело. В первые дни горечь утраты бывает такой острой, что пропадает желание жить и хочется уйти вслед за любимым. Иногда так и происходит. Но большинству все-таки удает­ся преодолеть тяжелое горе и продолжать жить. Так случилось и со мной. Полгода назад я потерял жену — самого дорогого, близкого мне и любимого человека. Ей было 66 лет. Мы прожили вместе 40 лет — ду­ша в душу. И я не понимал, как смогу жить дальше, несмотря на нежную поддержку и заботу близких. В это время мой племянник прислал мне статью Кэрин Эванс, опубликованную в американском журнале «Здоро­вье» ( «Health»). Она помогла мне многое понять в моем состоянии и справиться с отчаянием. Надеюсь, что она поможет и другим

Гилберт Грин умер летним утром в возрасте 89 лет. За несколько ме­сяцев до смерти он перенес ин­фаркт и после этого стал заметно сдавать. Грин даже говорил близ­ким, что чувствует приближение смерти, и беспокоился лишь о том, как без него будет жить его жена Люция. Он добавлял при этом, что хотел бы умереть рядом с женой, но немного раньше нее. Самым боль­шим его желанием было не расста­ваться с ней, не терять ее. После од­ного из таких разговоров он, держа в своей руке руку жены, спокойно сделал свой последний вдох.

На следующий день после смер­ти мужа Люцию внезапно поразил инфаркт, и через час ее не стало.

Хотя жена Грина тоже была в по­чтенном возрасте (ей было 85 лет), до смерти мужа она чувствовала себя вполне хорошо. Врач считал, что она была достаточно крепка, чтобы участ­вовать в его похоронах. Ее дочь Джули вспоминала: «Многие годы мама не жаловалась на здоровье. Давле­ние крови у нее было лучше, чем у ме­ня. Правда, у нее была болезнь Паркинсона, но она не мешала ей жить».

Так в течение всего двух дней умерли супруги, не мыслившие себе жизни друг без друга. Их счастли­вый союз длился 65 лет.

В свидетельстве о смерти Люции было написано: «Инфаркт и болезнь Паркинсона». Однако близкие объ­ясняли ее смерть по-другому: «Лю­ция не мыслила себе жизни без лю­бимого мужа, с которым за прожи­тые годы они стали одним целым, и умерла от того, что у нее было раз­бито сердце».

Можно ли умереть от разбитого сердца?

Американский психиатр профес­сор Холли Пригерсон считает, что «глубокое, острое горе у некоторых людей бывает таким непереноси­мым, что разрушает и душу и тело». Такого же мнения придерживается Паул Рош, профессор психиатрии из Нью-Йоркского медицинского колледжа: «Присмотритесь внима­тельно к надгробным памятникам на кладбище, и вы найдете немало фа­милий семейных пар, даты смерти которых отличаются не больше чем на месяц». Про таких говорят: они жили долго и счастливо и умерли в один день. Так случается не со все­ми, но бывает, что счастливые пары не хотят разлучаться даже в смерти.

Почему глубокое горе, вызван­ное потерей любимого супруга, мо­жет привести к смерти?

Еще Зигмунд Фрейд выделял людей с повышенной чувствитель­ностью и ранимостью, склонных не­обычайно глубоко переживать горе. Он называл это осложненным или патологическим горем. Психиатр Холли Пригерсон предложила другой термин — травмирующее горе. Это состояние после утраты близкою человека вызывает такие глубо­кие нарушения физического и пси­хического здоровья, которые могут привести к фатальному исходу. «При нормальном переживании горя, — говорит доктор Пригерсон,— чело­век, глубоко скорбя об умершем, не теряет эмоциональной связи с окру­жающим миром, сохраняет привя­занность к близким, интерес к жиз­ни. При травмирующем горе чело­век, наоборот, отгораживается и от близких людей, и от окружающего мира, чувствует безысходность, то­ску, не может смириться с мыслью о смерти любимого, не может пред­ставить себе дальнейшей жизни без него».

Наибольшему риску подвержены пюди одинокие или чувствующие себя одинокими, даже если они жи­вут в семье. Повышенная склон­ность к травмирующему горю харак­терна также для подверженных де­прессии, переживших в прошлом глубокие психические травмы, пси­хически неустойчивых людей. Для них потеря супруга, с которым они были неразрывно связаны на протя­жении многих лет, может оказаться непереносимой.

«Возможно, что очень близкие супруги теряют после ухода одного из них что-то невосполнимое, чего нет в других семьях», — отмечает в своем исследовании доктор Пригорсон.

Именно такой, по мнению род­ных и близких, была чета Гринов. Они были неразделимы. «Счастливая семейная жизнь моих родите­лей всегда была предметом восхи­щения и зависти окружающих», — вспоминает их дочь Джули.

По мнению крупного психолога и специалиста по семейным отноше­ниям из Аризонского университета доктора Роберта Ренна, некоторые семейные пары, прожившие в сча­стливом браке долгие годы, стано­вятся настолько близки, что здоро­вье и жизнь одного супруга кажется другому частью его собственной жизни и даже дороже нее.

Чтобы помочь человеку пере­жить самые тяжелые минуты горя, надо окружить его теплом и забо­той, в которых он остро нуждается, особенно в первые дни после утра­ты. Его ни в коем случае нельзя ос­тавлять одного наедине со своими невеселыми мыслями.

Доктор Роберт Ренн выделил признаки надвигающегося травми­рующего горя: неспособность или нежелание выполнять обычные по­вседневные гигиенические проце­дуры (умываться, принимать душ, бриться и пр.); резкая потеря аппе­тита или полный отказ от пищи; уве­личение потребления алкоголя; бес­помощность, растерянность, апа­тия, безразличие к окружающим, со­храняющиеся даже через 4-6 меся­цев после смерти супруга; самоизо­ляция, стремление к одиночеству, безысходная тоска. Заметив, что по­ведение оказавшегося одиноким че­ловека хотя бы отчасти стало таким, что возникла угроза его здоровью и жизни, надо поддержать его, а в слу­чае необходимости прибегнуть к по­мощи врача. Раньше всех ощутить такую опасность могут, конечно, родные и друзья.

Если жена (или муж) постоянно находится у постели умирающего мужа (или жены), с болью наблюдая его мучения, угроза рокового исхо­да для нее (него) после смерти лю­бимого человека возрастает. Имен­но в этот период близким нужно быть особенно заботливыми и вни­мательными и стараться всячески предотвратить или хотя бы ослабить нарастающее травмирующее горе — не оставлять ее (его) надолго на­едине с умирающим, чаще подме­нять у постели, чтобы она (он) имела возможность отдохнуть, по совету врача давать лекарства (в том числе успокоительные и снотворные. Та­ким образом, защиту от травмирую­щего горя надо начинать заранее, задолго до рокового события, и не прекращать до того времени, пока у человека, понесшего утрату, не вос­становится связь с окружающим миром.

По мнению некоторых психоте­рапевтов и психологов, чтобы пере­жить уход из жизни любимого чело­века и остаться жить, надо поста­раться принять его уход и смирить­ся с судьбой, не сосредоточиваться на тяжелых мыслях, не думать толь­ко о своем горе, о самой смерти и связанных с ней тяжелых пережива­ниях, предшествовавших ей и со- провождавших ее, не терзать себя бессмысленными вопросами: «За что? Почему он (она), а не я (или кто-то другой)?» Надо переключать свое сознание на светлые мысли об ушедшем, на приятные воспомина­ния о счастливо прожитых годах. Та­кие мысли, такие воспоминания за­ставят вас иногда улыбнуться, ино­гда светло вздохнуть и наконец по­чувствовать, что жизнь продолжа­ется.

Борис Разувалов