Опубликовано в разделе Здоровье, 05.02.2011, 62287 просмотров

Проверка на рак

«Сейчас известно, — говорит про­фессор Елена Николаевна Сотникова, — что развитие онкологиче­ского заболевания может растянуть­ся лет на двадцать. Разумеется, справиться с болезнью в самом на­чале было бы куда проще. Но как вы­явить рак на ранних стадиях? Флюо­рография и другие подобные методы неэффективны и к тому же небез­вредны. Поэтому сейчас предпочита­ют выявлять группы риска на опре­деленные формы рака и проводить обследования в рамках этих групп.

Но разве эти локализации рака — единственная угроза? А рак легкого, желудка, прямой кишки, печени, пи­щевода — как обнаружить эти фор­мы рака на ранних стадиях? Человек плохо себя чувствует, нарастает сла­бость, худоба. Поболело здесь, по­болело там. Человеку кажется, что у него рак. Можно провериться на ком­пьютерном томографе. Но во-пер­вых, это дорого. А во-вторых, что проверять? Может, легкие, а может, печень. И желудок не в порядке. По­чему бы и его не посмотреть? А за­одно и желчный пузырь, и почки. К сожалению, подозрение может пасть едва ли не на любой орган. Даже ес­ли он сегодня в порядке. Ведь из­вестно немало случаев, когда рак на­стигал вроде бы очень здорового че­ловека, у которого все органы и сис­темы работали, казалось, безупреч­но. Чтобы не пропустить начало за­болевания, пришлось бы проводить такие проверки хотя бы один-два ра­за в год и фактически посвятить свою жизнь непрерывным попыткам обна­ружить у себя рак.

Мы должны понимать, что рако­вые клетки присутствуют в нашем ор­ганизме постоянно. Но с тем же по­стоянством они уничтожаются и вы­водятся из организма клетками им­мунной системы. Пока эта система в порядке, рак не страшен. Но как только она начнет давать сбои…

Значит, единственная возмож­ность универсального контроля — это отслеживать качество крови. Ес­ли где-нибудь  раковые клетки сломи­ли сопротивление иммунной систе­мы, это неизбежно должно найти свое отражение в капле нашей крови. Это всегда прекрасно понимали он­кологи всего мира. И искали универ­сальный способ раннего обнаруже­ния рака именно в этом направлении. Искали долго, искали безуспешно…

А между тем средства защиты от рака были известны уже довольно-таки хорошо. Стратегия такой оборо­ны сводится к защите от канцероге­нов, провоцирующих заболевание, и укреплению иммунной системы.

Но решающую роль в преодоле­нии рака нередко играет средство, которое носит скорее ментальный, чем материальный характер.

Речь идет о конфликтных ситуа­циях, предшествующих раку. Причем конфликт совсем не обязательно межличностный. Как раз чаще всего он связан с душевным дискомфор­том, неудовлетворенностью собой, серьезными переживаниями. Как правило, такой конфликт становится провоцирующим фактором, он как бы стимулирует вялотекущий процесс деления мутантных клеток.

Физиологическая подоплека ситу­ации сводится к тому, что реакцией организма на конфликт становится изменение гормонального статуса. Мощный выброс гормонов в кровь резко ослабляет иммунную систему. Это — сигнал для массового размно­жения опухолевых клеток.

Все процессы, нормально идущие в организме, запрограммированы ге­нетически, они управляются и кон­тролируются центрами, расположен­ными в головном мозге. Конфликт­ные ситуации возбуждают опреде­ленные очаги нашего мозга, сбивают, нарушают нормально действующие программы. Наблюдения показали, что компьютерный томограф в слу­чае серьезного внутреннего конфлик­та фиксирует затемненные пятна в определенных участках мозга, кото­рые коррелируют с формированием опухолевых клеток. Рак появляется там, где порядок в формировании и делении клеток сменяется хаосом.

К сожалению, мы не можем изба­вить свою жизнь от стрессов и потря­сений. У каждого из нас более чем достаточно поводов для огорчения, обид, даже отчаяния. Но стресс вы­зывается не столько неприятным со­бытием, сколько нашим к нему отношением. Если к огорчившему челове­ка событию отнестись не импульсив­но, а философски, то оно может не вызвать стресс.

Наш журнал постоянно рассказы­вает о том, как следует гасить спон­танную агрессивность и недоброже­лательность, как вырабатывать у се­бя потребность доброжелательно от­носиться к окружающим, прощать не­чаянные обиды, находить мирные пу­ти решения конфликтных проблем.

Немецкий врач Геерд Хомер с по­мощью сеансов психотерапии выле­чил более 12 тысяч онкологических больных, обратившихся к нему на разных стадиях заболевания. Столь успешно работающих у нас психоте­рапевтов я не знаю. Но, пользуясь широко известными приемами и ме­тодиками, а также настраивая себя на позитивное отношение к людям и событиям, каждый из нас может соз­дать себе надежную защиту от страшной болезни.

А теперь обратимся к внешним воздействиям, способствующим воз­никновению рака.

1. Курение. Подсчитано, что куре­ние является причиной 90 процентов всех случаев рака легких. Курение влияет на развитие рака мочевого пузыря, груди, матки, толстой кишки, пищевода, гортани, почек, поджелу­дочной железы. По данным Всемир­ной организации здравоохранения, в мире ежегодно из-за курения поги­бают 2,5 миллиона человек.

2. Недостаточная двигательная активность, незакаленность. Физи­ческие упражнения и закаливание —-отличные средства укрепления им­мунной защиты.

3. Избыточное потребление жи­вотных жиров.

4. Недостаточное потребление растительных волокон (это овощи, фрукты, грубая клетчатка зерновых).

5. Недостаточное потребление витаминов.

6. Подгоревшая и пережаренная пища, копчености.

7. Микотоксины, очень сильные канцерогены, образующиеся в плес­невых грибках. Особенно много их в гниющих орехах и злаковых. Надо опасаться заплесневевших, прогорк­лых орехов и зерен. Они могут стать причиной рака печени.

8. Алкоголь, ослабляющий им­мунную защиту.

9. Загазованный воздух, насы­щенный канцерогенным бензопиреном, который активно выделяется ав­тотранспортом, бытовыми газовыми плитами, каменным углем.

10. Асбестовая пыль, которая может провоцировать рак легких.

11. Рентгеновские излучения и другие виды ионизирующего излуче­ния (телевизоры, компьютеры, мик­роволновые печи, сотовые телефо­ны, линии электропередач и т.п.), радиоактивные отходы.

12. Геопатогенное воздействие. Характер этих факторов, способ­ствующих образованию опухолей, та­ков, что в плане практическом каж­дый из нас, если постарается, может почти полностью исключить их из своей жизни. Наиболее проблема­тичными остаются наши возможности противостоять геопатогенному воз­действию и загазованности городско­го воздуха.

Считается, что человек может обезопасить себя от риска заболеть раком примерно на 80 процентов. Несмотря на все усилия, какая-то угроза остается. Этот чертов рак по­рой проползает даже туда, куда по­пасть невозможно…

Пора вернуться к тому месту на­шего разговора, где речь шла о по­пытках ученых распознать рак с по­мощью анализа крови. Разгадку искали в сотнях лабораторий многих стран. По следу шли тысячи ученых…

Удача сопутствовала одному. Он сидит рядом со мной в нашей редак­ционной комнате. Включен диктофон.

Это Ерхов Валентин Сергеевич. 55-летний врач, кандидат медицин­ских наук. Основательный, плотный мужчина. За званиями, чинами и деньгами никогда не гонялся.

О своих поисках ему хотелось бы рассказать со всеми подробностями — об идеях, о предшественниках, о гипотезах, о коллегах. Но это не для читателей журнала — сложно и дол­го. Я пытаюсь уловить суть открытия.

Очень коротко ее можно свести к следующему. В лаборатории Ерхова после долгих поисков обнаружили эмбрио-специфические антигены, ко­торые присутствуют в любой опухо­левой клетке (независимо от ее ло­кализации и фазы заболевания). Именно эти антигены обеспечивают безудержный рост опухолевых кле­ток.

Это была огромная победа. Най­ден самый опасный, главный враг! Если он, не дай бог, присутствует в организме, значит опухоль растет и развивается.

Остается еще одна проблема — как обнаружить этот проклятый анти­ген. В той же лаборатории разрабо­тали сыворотку, которая с полной очевидностью показывает его при­сутствие или отсутствие.

Практически вся процедура вы­глядит следующим образом. Человек приходит в лабораторию. У него бе­рут кровь, проделывают определен­ные манипуляции — и через полтора часа готов ответ.

— Неужели ваш тест определяет даже первую стадию рака? — спра­шиваю я.

— Как ни странно, первую стадию определить  легче,   чем  четвертую, поскольку на последней стадии кар­тина бывает несколько смазанной, — отвечает Валентин Сергеевич.

— Тест дает истинный ответ в ста процентных случаев?

— Нет, мы считаем, что процент правильных ответов равен примерно 85 процентам. Ложный ответ полу­чают при беременности, а также при больших кроволотерях и в случаях повышенной вязкости крови.

— Вы можете сказать, сколько тестов уже проведено?

— Более 25 тысяч. Причем во многих городах России, а также в Ар­гентине, Уругвае и Чили, куда нас приглашали на международную кон­ференцию.

— Можно ли уже сейчас прове­риться с помощью вашего теста?

— Конечно. Это делают в Петро­заводске, Нижнем Новгороде, Уфе, Рыбинске, Набережных Челнах, Ком­сомольске-на-Амуре, в некоторых других городах. В Москве проверку по нашей методике проводят в не­скольких поликлиниках, больницах, центрах.

— Сколько стоит такая проверка?

— В разных местах по-разному. Но в пределах 60-80 рублей. По-мо­ему, вполне доступно.

… Мне остается добавить лишь одно. Идентифицировав эмбрио-специфический антиген, специалисты полагают, что уже в скором времени удастся найти способ подавить его. Во всяком случае, насколько мне из­вестно, исследования в этом направ­лении уже ведутся. Причем весьма и весьма успешно.