Опубликовано в разделе Здоровье, 03.06.2011, 1362 просмотра

Проблемы взаимоотношения и общения среди людей. Интроверты, экстраверты и др...

Что мы стремимся узнать о чело­веке при первом знакомстве? Имя, профессию,— вот, пожалуй, и все. Кто-то, следуя моде, может поинте­ресоваться еще и знаком зодиака. Но этого слишком   мало для общения. Мы на удивление непредусмотри­тельны в подходе к людям. Собира­ем, а порой и возглавляем коллекти­вы, не смущаясь тем, что ничего не знаем о людях, с которыми предсто­ит работать. Заводим знакомства, дружбы, создаем семьи, зачастую не имея истинного представления о тех, с кем связываем свою жизнь.

Итог слишком часто печален. У электроприбора, включенного в сеть «не того» напряжения, сгорает мо­тор. У людей от неправильного «включения» в межличностные от­ношения возникают неврозы и приту­пляется вкус к жизни, душу съедает тоска. Одни, разочаровавшись в лю­дях, предпочитают одиночество, дру­гие становятся агрессивными. Акку­муляция отрицательной энергии в макросообществах нередко приводит к взрывам насилия, смутам, револю­циям, войнам, характер и движущие силы которых потом изучают истори­ки. Хотя истинной, глубинной причи­ной могут оказаться традиции негра­мотного общения.

За тысячелетия прогресса люди так и не создали науки об общении. В школах перед детьми раскрывают тайны счета и письма, элементы фи­зического мира и внутреннего строе­ния материи, учат географии, химии, биологии, но не обучают самому на­сущному и важному — общаться так, чтоб ощущать при этом радость и получать пользу.

Проблемы эти существовали все­гда, но сведений по технике общения не найти в папирусах Древнего Егип­та или в шумерских табличках, не встретить ни у Платона, ни у Аристо­теля. Подходы к науке общения обо­значились лишь в начале нашего ве­ка. Ее создатель швейцарский психо­лог Карл Густав Юнг переживал в это время тяжелый душевный кризис, вызванный разрывом с учителем — Зигмундом Фрейдом. Размышляя о природе человека, Юнг задавался вопросом: почему люди, воспитанные на одних и тех же библейских за­поведях, все, за редким исключени­ем, стремясь к доброте, отзывчиво­сти, чуткости, так часто на деле ока­зываются недобрыми и нечуткими?

К сорока годам Карл Густав Юнг был уже зрелым мыслителем и опыт­ным врачом-психотерапевтом. Отве­ты на ключевые вопросы о взаимоот­ношениях людей он искал в опыте наблюдения за тысячами пациентов, за своими знакомыми, наконец, за самим собой. В результате в 1921 го­ду в Цюрихе вышла его книга «Психо­логические типы».

Эта книга, бесспорно, определила новое направление в науке о челове­ке. Но в этом направлении не пошел тогда практически никто из психоло­гов. Не пошел и сам Юнг, остано­вившись на не до конца понятых им самим, но прозорливых догадках.

Основная идея Юнга такова. Лю­ди различаются некоторыми полярно противоположными качествами, или, как назвал их автор, функциями. Юнг первым ввел понятия интроверсии и экстраверсии и разграничил их. Те­перь этими понятиями пользуются все современные ученые. Интро­верт, упрощенно говоря, человек, стремящийся к уединению, ориенти­рованный на себя, дистанцирующий­ся от внешних объектов, «вещь в себе». Экстраверт, напротив, акти­вен, общителен, ориентирован на контакт с окружающими, легко при­спосабливается к ситуации.

Каждый интро- или экстраверт может быть больше мыслящим или чувствующим, интуитивным или ощущающим. Юнг выделил восемь психологических типов людей и под­робно описал их. Читать эти описа­ния увлекательно, потому что в каж­дом из типов обязательно узнаешь кого-то из своих знакомых. Но в то же время остается некоторое недоверие к столь упрощенной классификации.

Полвека Карл Юнг оставался единственным предтечей новой нау­ки о межличностных отношениях. И вот в семидесятые годы в Литве пре­подаватель экономики Аушра Аугустинавичюте, изучив труды крупней­ших ученых по психологии личности и спроецировав типологию Юнга на теорию польского кибернетика А. Кемпиньского, построила собствен­ную периодическую систему межлич­ностных отношений, сравнимую с пе­риодической системой Менделеева.

Аушра заметила, что в трудах по психологии мышление человека, его воля, эмоции описываются как иде­альные состояния. Тем самым зада­ется некая трудно уловимая норма. Но каждый человек по-своему не­дотягивает до этой нормы, обладает недостатками, которые и характери­зуют его индивидуальность. Выходи­ло, что люди отличаются друг от дру­га только разными комплексами не­полноценности.

Юнг первым подошел к тому, что­бы системно изучать человека как такового, рассматривая те качества, которыми он обладает, а не те, кото­рых ему недостает. Аугустинавичюте продолжила его мысль и сделала простую, на первый взгляд, вещь: каждую психологическую функцию, введенную Юнгом, она зашифровала определенным значком, чтобы легче графически представить отличие од­ного типа от другого. А затем Аушра предложила свою трактовку межлич­ностных отношений создав таким об­разом новую науку — соционику.

Свою первую работу по соционике она назвала «Дуальная природа человека». В названии отразилась суть соционики: человек создан су­ществом   асимметричным,   с  более развитой одной функцией из каждой пары (скажем, интроверт — при этом мыслительный и интуитивный). Для полноценной жизни он должен найти себе человека с наиболее развитыми противоположными из каждой пары функциями (в нашем примере таким дополняющим будет экстраверт с развитыми чувственным началом и ощущениями).

Обобщая свой опыт наблюдения над людьми, Аушра открыла закон социального устройства человече­ской психики: только пара людей с взаимно дополняющими психологи­ческими функциями — дуальная пара — способна полноценно реализовать себя в жизни и обществе. Дуалов отличает гармоничное, часто не тре­бующее слов взаимопонимание, они представляют собой такое единство, которое наиболее устойчиво к лю­бым неблагоприятным воздействиям.

Такой паре людей всегда хорошо вместе: легко работать, приятно от­дыхать. Даже молчание содержа­тельно, оно не тяготит. Эти люди благотворно влияют друг на друга, у них не возникает поводов для разру­шающих ссор, в присутствии друг друга они могут расслабиться и соз­дают атмосферу, в которой ком­фортно и окружающим.

Творческие взлеты выдающихся личностей, с точки зрения Аугустина­вичюте, связаны с присутствием по­близости дуала. Психологическая ус­тойчивость, выдержка и понимание других становятся достижимы в поле присутствия дополняющих друг друга людей.

Аушра пошла дальше по пути, намеченному Юнгом: она предполо­жила, что у каждого человека не одна сильная функция, а две: одна в паре мышление — чувства, другая в паре интуиция — ощущения. Причем одна из этих функций позволяет чело­веку воспринимать мир и мыслить, а другая — говорить и действовать. Поэтому литовской исследователь­нице не хватило юнговского понятия «интуитивный экстраверт» и она раз­делила его на два: «логико-инту­итивный экстраверт» и «этико-инту-итивный экстраверт». Уточняя терми­ны, Аушра назвала юнгово мышле­ние — логикой, чувства — этикой, а ощущения — сенсорикой. И лишь по­нятие интуиция оставила без изме­нений.

Обнаружилось, что отношения между людьми возникают отнюдь не стихийно, а как результат взаимо­действий определенных психологи­ческих функций. Описав 16 психоло­гических типов, ученая выявила 16 типов межличностных отношений, которые могут информационно свя­зывать людей между собой.

Само понятие «отношения» на­полнилось конкретным смыслом. Это не что-то , возникающее исключите­льно в акте общения, а как бы объек­тивная предопределенность. Дуалы, к примеру, изначально — то есть еще до знакомства — находятся в особых отношениях друг с другом. Они слов­но обладают иммунитетом к негатив­ным отношениям. Потому в присут­ствии своего дуала даже встреча че­ловека с «конфликтером» проходит сравнительно безболезненно. «Конфликтер» — не отвлеченный образ, а принятый соционический термин. Конфликтные отношения занимают противоположный по качеству край спектра от дуальных.

Между наилучшими и наихудши­ми отношениями располагаются ос­тальные. Одни больше подходят для сотрудничества на производстве, другие — для взаимодействия в экс­тремальной ситуации, третьи — для совместного проведения досуга. Есть отношения, которые годятся для дли­тельных контактов, но есть и такие, которые следует дозировать во вре­мени во избежание конфликтов.

Соционика не только упорядочила прежнюю хаотичную сферу, какой представлялись отношения между людьми. Она позволила сделать важный, хотя и не бесспорный этиче­ский вывод, к которому интуитивно приходили философы: нет людей хороших и плохих — есть плохие и хорошие отношения между ними. Это, пожалуй, самое важное, чему учит соционика. Познакомьте чело­века, который кажется вам отврати­тельным, с представителем допол­няющего типа, и вы с удивлением увидите, как подобреет «злодей». Никаких чудес. Феномен подобного преображения предсказуем, а зна­чит, объективен.

Объективные закономерности со­ционики отнюдь не носят отвлечен­ного характера. Сталкиваться с ними приходится каждый день. Вспомина­ется такой случай. В один из москов­ских вузов пригласили двух космо­навтов, установивших мировой ре­корд длительности полета. Когда гос­ти, сопровождаемые местным нача­льством, рассаживались за длинным столом президиума, все заметили, что они стараются сесть как можно дальше друг от друга.

Коллега, освещавший космиче­скую тематику, рассказал мне, что после приземления недавние друзья и партнеры совершенно не выносят друг друга, но вынуждены постоянно появляться на публике вместе. Взглянув на этих космонавтов с по­зиции соционики, я чистосердечно посочувствовал им — они находи­лись в отношениях полной противо­положности. А ведь они на целый год были заперты в тесном пространстве орбитальной станции. Специалисты по космической психологии, рабо­тавшие с ними перед полетом, веро­ятно, отметили их продуктивность в совместной деятельности, но не учли бытовую несовместимость. Такие партнеры сильно утомляют друг дру­га, и, когда обмен информацией ме­жду ними иссяк, они стали раздражи­тельны и нетерпимы. У каждого воз­никла потребность побыть наедине, но как раз это и невозможно на орби­тальной станции. Будь у специали­стов по подготовке экипажей на воо­ружении соционика, космонавтам не пришлось бы испытывать тяжелый дискомфорт в общении.

И еще одно, на первый взгляд, забавное наблюдение. Во времена моей юности, пришедшейся на шес­тидесятые годы, сменилась танцева­льная мода: твист и шейк заставили танцующих разомкнуть объятия. Тен­денция танцевать поодиночке сохра­нилась и до сегодняшнего дня.

Я сопоставил этот факт с другим: начиная с семидесятых резко воз­росло количество разводов, особен­но среди молодежи. По статистике процент распадающихся браков по­дошел к пятидесяти. Есть ли связь этими двумя фактами? Оказывается, есть. Московский ученый И. Остряков исследовал распределение пиков кожного потенциала человека и сре­ди прочих выводов сделал такой: влюбляются друг в друга чаще всего молодые люди, чьи кожные электро­потенциалы взаимодополняемы. А ведь знакомства с незапамятных времен происходили на танцах. Если взаимные прикосновения приятны — знакомство продолжалось. Смена танцевальной моды отменила такой важный механизм поиска партнера, как прикосновения ладоней, локтей, плеч. В тонко организованной так­тильной игре молодые люди находи­ли партнеров, подходящих не только для секса, но и для семейной жизни.

Лучшие отношения для семьи — дуальные или отношения полного дополнения. Человек наделен осо­бым механизмом поиска дуала, и часть этого механизма — восприятие кожных потенциалов. Во всяком слу­чае, как отметили специальные соционические исследования, сенсор­ные люди (примерно половина всех живущих) находят дуалов с помощью танцев. Хочется надеяться, что оди­ноко прыгающие в дискотечном по­лумраке молодые люди вновь соеди­нятся в пары.

Исследования показали, что у жи­вотных все складывающиеся пары — дуальные. Лишенные человеческих предрассудков, наши меньшие бра­тья полностью доверяются сенсор­ному поиску, и их брачные игры не подвержены моде. Мы же так искази­ли свою природу, что дуальные суп­ружеские пары образуются все реже. Часто, наблюдая за пассажирами в метро, я вижу, что среди пожилых доля дополняющих пар значительно выше, чем среди молодежи. В их время еще танцевали фокстроты, вальсы, танго…

Дуалам легче живется, именно в дуальном поле люди ощущают мак­симальный комфорт, достигают оп­тимального энергетического обмена. Дуалы хорошо понимают друг друга, оказывают взаимную поддержку, лю­бая совместная работа им в радость. Поэтому найти дуала — суть боль­шинства соционических задач, а са­ма соционика становится постепенно одной из важнейших и необходимей­ших наук. Она нужна человечеству в целом и каждому человеку в отдель­ности.

Савелий Кашницкий