Опубликовано в разделе Здоровье, 31.01.2011, 6423 просмотра

После инфаркта на лыжи

После инфаркта прошло время. Сердце серьезно подлечили, я окреп физически и морально и понял, что жизнь продолжается. Появилось мно­го вопросов: что можно и чего нельзя в новом положении. Опыт у меня, к сожалению, был печальный — не осознав опасности перенесенного мелкоочагового инфаркта, я перегру­зил свое неокрепшее сердце, и через два месяца на том же месте разра­зился повторный тяжелейший ин­фаркт. Это было весной 1991 года.

На этот раз я был гораздо осто­рожнее, восстанавливался постепен­но, избрав основным методом пение во время регулярных пеших прогу­лок.

По мере восстановления я стал себе позволять во время ходьбы, там, где дорожка шла под уклон, ко­роткие пробежки. Потом стал пробе­гать по 100-200 метров даже по ров­ной дороге. Сердце не болело, утом­ление я списывал на нетренирован­ность. Несколько раз я прошел мар­шрут длиной примерно 2 километра, чередуя бег с ходьбой (200 м — мед­ленный бег и столько же — ходьба). Однако после третьей тренировки появились перебои в ритме сердца: то через 3-4 удара, то че рез 15-20 ударов — про­вал. Прекратил бег, и вскоре перебои пропа­ли. А я про­должил свои про­веренные и безопасные пешие прогулки с пением.

В позапрошлом году зима была ранняя и мягкая, и уж очень хотелось встать на лыжи. Но, помня свою не­удачную попытку бегать, я решил по­советоваться   с   врачами.   Конечно, моя надежда на обсуждение оказа­лась наивной — уж если бегать пос­ле инфаркта нельзя, то на лыжах кататься и подавно, ведь лыжи счи­таются   более   нагрузочным   видом спорта. Врачи не стали вникать в то, что в отличие от бега при ходьбе на лыжах можно давать сердцу времен­ный отдых за счет скольжения, а по­переменное отталкивание руками и ногами распределяет нагрузку более равномерно на  весь организм. Так рассуждал я, это позднее подтвер­дили и вдумчивые медики. Но тогда от самого смелого врача я получил такой  совет. Уж если так сильно хо­чется кататься на лыжах, то запре­тить я вам не могу. Катайтесь на свой страх и риск, но только в хорошую погоду и медленно, осторожно, с ос­тановками для отдыха. Имейте при себе нитроглицерин и следите за пульсом.

Я так и начал — медленно, осто­рожно, с остановками. Раз покатался, второй — сердце не беспокоит, уста­лости не чувствую. На третий или четвертый раз скольжение было пре­красное, и я забыл про остановки, не заметил, как прошел примерно час в свое удовольствие. Конечно, не гнал. Спохватился, когда снимал лыжи после прогулки. Стал судорожно счи­тать свой пульс. Удары четкие, ров­ные, около 80 (в покое у меня обычно бывает 65-70 ударов в минуту, я все же принимаю утром и вечером по полтаблетки обзидана, который ста­билизирует пульс). Вечером и наутро пульс тоже был обычный. Значит, пронесло.

Мой единичный опыт и логиче­ские рассуждения не дают оснований рекомендовать катание на лыжах всем инфарктникам. Я бы и не стал писать о нем, если бы не нашел ему научного подтверждения. Совсем не­давно в научной медицинской лите­ратуре я обнаружил работы, которые специально посвящены ходьбе на лыжах при сердечных болезнях, их выводы проверены глубокими иссле­дованиями, в том числе и биохими­ческими, опробованы на сотнях лю­дей и, конечно, более надежны и до­стоверны, чем мой единичный опыт, хотя результаты и совпадают. Теперь я уже имею моральное право сказать тем сердечникам, у кого сохранились запасы силенок и желание покатать­ся на лыжах: идите в поликлинику, сдавайте тест на велоэргометре и 20 если вам скажут, что у вас I или II функциональный класс по работо­способности сердца, то вам можно и даже нужно кататься на лыжах.

Прямые ответы на волновавшие меня вопросы я нашел в двух рабо­тах: в диссертации В.Я. Эскина «До­зированная ходьба на лыжах в реа­билитации инфаркта миокарда», ко­торую он успешно защитил в Том­ском кардиологическом центре, и в статье В.А. Шубина и др. «Дозиро­ванная ходьба на лыжах в системе физической реабилитации больных ишемической болезнью сердца», на­писанной на основе опыта Военного клинического кардиологического са­натория «Архангельское».

Поскольку допустимость физиче­ской нагрузки при заболеваниях сер­дечнососудистой системы определя­ется в первую очередь с помощью велоэргометрии (ВЭМ), совершенно необходимо иметь о ней хотя бы об­щее представление.

Этот метод позволяет количест­венно определять резервные воз­можности сердца и всего организма при повышенных физических нагруз­ках. Врачи называют это «толеран­тностью (способность переносить) к физическим нагрузкам». П.о величине толерантности к физическим нагруз­кам (ТФН) можно судить о «запасе прочности» организма, об эффектив­ности или неэффективности лечения медикаментами или физическими тренировками (если ТФН после ле­чения повышается, то лечение эф­фективно, если нет — неэффектив­но).

Тест заключается во вращении ногами педалей велоэргометра с за­данной постоянной скоростью, а усилие, необходимое для вращения пе­далей приходится наращивать, так как на велоэргометре имитируется езда на велосипеде в гору с различ­ным углом наклона (подъемом). При повышении нагрузки (как бы увели­чении крутизны подъема) требуется прикладывать большее усилие. В результате повышаются пульс, дав­ление крови, частота дыхания. Пульс, давление и ЭКГ определяют до начала теста и непрерывно изме­ряют в процессе исследования, по­вышая через каждые 3-4 минуты мощность нагрузки. Нагрузку повы­шают до тех пор, пока частота пуль­са, давление крови или изменения на ЭКГ не достигнут установленных пре­дельных значений или пока не воз­никнет головная боль, усталость или другие неприятные ощущения. На­грузка на последней ступени иссле­дования и является величиной толе­рантности данного человека к физи­ческой нагрузке, а частота пульса при этой нагрузке является макси­мально допустимой.

Здоровый тренированный чело­век выдерживает предельную нагруз­ку выше 750 кгм/мин (или выше 125 Ватт) без ухудшения самочувствия и изменений на ЭКГ. Это I функцио­нальный класс, самый высокий. То­лерантность of 450 до 600 кгм/мин (75-100 Ватт) соответствует II функ­циональному классу, он считается достаточно высоким. Если же толе­рантность к нагрузке составляет 300 кгм/мин (50 Ватт), это III функцио­нальный класс. В этом случае чело­век должен ограничивать многие фи­зические нагрузки во избежание про­воцирования сердечного приступа или других осложнений. Самый низкий предельный уровень переноси­мой нагрузки — 150 кгм/мин и ниже — соответствует IV функционально­му классу, при котором допустимы лишь минимальные нагрузки, ни о каких физических тренировках не мо­жет быть и речи.

У меня в последние годы толе­рантность к нагрузке составляет 100 Ватт. При этой нагрузке мой пульс — 130 ударов в минуту. Мне установили II функциональный класс и разреши­ли при тренировке нагрузку в преде­лах 70-80% от максимальной, то есть 70-80 Ватт, а тренировочный пульс 80% от 130 — не выше 104 ударов в минуту. При непродолжительных пи­ковых нагрузках пульс не должен превышать 90% от предельного, то есть 117 ударов в минуту. Таким об­разом, знание толерантности к на­грузке позволяет осуществлять са­моконтроль по частоте пульса и не допускать перегрузок. Каждый сер­дечник должен знать свой трениро­вочный и пиковый пульс, в пределах которых он может допускать те или иные физические нагрузки. Конечно, в данном случае речь идет о ритмич­ных циклических упражнениях — бе­ге, ходьбе, плавании, лыжах, танцах, коньках и др., а не о поднятии тяже­стей или о взрывных нагрузках в иг­ровых видах спорта и др.

Толерантность к физической на­грузке не является неизменной вели­чиной у каждого человека. Она может возрастать в результате успешного лечения, физических тренировок и т.д. или снижаться при гиподинамии, ухудшении состояния. Если бы каж­дый человек, в особенности старше 50 лет, даже не считающий себя сердечным больным, хотя бы раз в год проходил исследование методом велоэргометрии, то, как свидетельст­вует статистика, почти наполовину могло бы сократиться число инфарк­тов, инсультов и внезапных скоропо­стижных смертей.

Велоэргометрия позволяет вы­явить болезнь сердца, даже когда она протекает бессимптомно, без бо­левых ощущений.

Для своего эксперимента В.Я. Эскин отобрал около 100 человек, пе­ренесших инфаркт от одного до по­лутора лет назад и относившихся к I, II и III функциональным классам. В эту группу он не включил тех, кому абсолютно противопоказаны повы­шенные физические нагрузки — больных с аневризмой левого желу­дочка, с давлением крови выше 180/100 мм рт.ст., с тяжелыми нару­шениями ритма сердца.

Всем желающим заниматься ходьбой на лыжах был предложен следующий тест. Надо было пройти на лыжах дистанцию длиной 2 кило­метра по хорошей лыжне с неболь­шой скоростью — примерно 70-90 шагов в минуту (или 4-5 км/час).Трасса ровная, без подъемов и спусков, погода хорошая, лыжня размечена.

Лыжный тест оказался весьма ин­формативным. Большая часть участ­ников, относившихся к III функцио­нальному классу, не прошла испыта­ния: у них появились боли за груди­ной, изменения на ЭКГ, превышение заданного пульса. Поэтому было при­нято общее решение — больные с III функциональным классом исключа­ются из последующих исследований и дозированные лыжные нагрузки для них противопоказаны (по крайней мере в том виде, в каком они предлагались другим). Подавляющее большинство больных I и II функцио­нального класса (около 90%) успеш­но выполнили тест и были допущены к последующим тренировкам.

Весь лыжный сезон был разделен на два периода. Первый период — с ноября до середины января, второй — с середины января и до апреля (зимний сезон в Томске длится 5 ме­сяцев). Лыжные тренировки проходи­ли два-три раза в неделю.

Первые три тренировки проводи­лись так же, как и лыжный тест: дис­танция 2 км, скорость 5-6 км/час, ча­стота пульса должна была состав­лять 70-80% от пороговой; 2-3 раза на дистанции делались ускорения, при которых пульс не должен был превышать 90% от пороговой вели­чины.

Затем через каждые три после­дующих тренировочных занятия про­тяженность дистанции увеличива­лась на 1200 м (соответственно и время — на 10-12 минут). В осталь­ном схема тренировки не менялась до окончания первого периода. К кон­цу первого периода дистанция воз­росла до 12-14 км. Таким образом, первая половина сезона была на­правлена на выработку выносливо­сти за счет увеличения протяженно­сти дистанции при сохранении по­стоянной скорости движения.

Во второй половине сезона про­тяженность дистанции осталась не­изменной, но через каждые три тре­нировочных занятия увеличивалась скорость движения на 3-4 шага в ми­нуту. К концу второго периода ско­рость лыжников составляла 7-8 км/час.

Все тренировочные занятия про­водились под медицинским контро­лем. Никаких неприятных происше­ствий за весь сезон не было, а после его окончания было проведено пол­ное обследование, включая биохи­мические исследования кислотно-щелочного равновесия. По данным телеэлектрокардиографии, у 15% больных возникали на дистанции эк­страсистолы при общем удовлетво­рительном состоянии. Анализ этих случаев показал, что они были, как правило, связаны с тем, что на дис­танции лыжники самовольно превы­шали установленный темп.

Главным достижением экспери­мента оказалось то, что в группе, за­нимавшейся дозированной ходьбой на лыжах, к концу сезона толерант­ность к физической нагрузке воз­росла в среднем на 30%! Десять че­ловек из этой группы (общей числен­ностью 30 человек) были переведе­ны из II функционального класса в I. Безусловно, это достоверное под­тверждение того, что дозированная ходьба на лыжах — эффективное ле­чебно-профилактическое средство при реабилитации после инфаркта миокарда. Дозированная ходьба на лыжах по методике, апробированной в Томском кардиологическом центре, может применяться также при ишемической болезни сердца и при гипертонической болезни.

Что же касается меня, то я про­должаю ходить на лыжах 1-2 раза в неделю. Прохожу за час километров 8, за полтора часа — 12. Больше просто не хочется. Самочувствие послеле лыжных прогулок хорошее. Я и раньше понимал, что, несмотря на инфаркты, ишемическую болезнь и умеренную гипертонию, лыжи мне не нанесут вреда. А теперь, найдя еди­номышленников среди ученых-меди­ков, знаю, что лыжи приносят мне не только удовольствие, но и пользу. Правда, врач в поликлинике продол­жает относиться скептически к моей лыжной самодеятельности. А я, вы­ходя из дома с лыжами, всегда про­веряю, не забыл ли нитроглицерин. На всякий случай.

Борис Бочаров для www.wbc2t.ru