Опубликовано в разделе Здоровье, 20.07.2011, 1701 просмотр

Поддельные лекарства... растущая проблема угрожает жизни людей во всем мире

Ху Цзушуан обратился в окружную больницу в Баофене, юго-восточный Ки­тай, с жалобой на посто­янную усталость и сла­бость. Врач прописал ему альбумин, препарат из белка крови, который Ху купил в больничной аптеке.

Препарат вводили капельно, но через несколько часов Ху, 47 летний отец семейства, начал задыхаться, его мучили боли в животе. Через день, он умер от токсического шока и отказа боль­шинства органов. Следствие уста­новило, что «альбумин» в действи­тельности оказался неизвестной жидкостью, которая, попав к кровь больного, привела к смерти.

В бразильском городе Контажеме врачи нашли у рабочего Аженора Гомиша ду Насименто рак про­статы и попытались вылечить его препаратом,  продававшимся  под видом андрокура. Но лекарство ока­залось поддельным и не могло оста­новить рак. Через 11 месяцев, Гомиш умер.

Ху Цзушуан и Аженор Гомиш ду Насименто стали жертвами гло­бальной угрозы. «Распространение фальсифицированных лекарств в развивающихся странах становится все более острой проблемой», — го­ворит Эрик Мадсен, следователь уголовного отдела Интерпола.

Все больше фактов свидетельствует о том, что развивающиеся страны захлестнул поток под­дельных лекарств. Институт безо­пасности лекарственных препара­тов, осуществляющий контроль за фармацевтической отраслью, уста­новил, что 11 процентов филип­пинских аптек торгуют фальшивы­ми лекарствами. Исследователи из Университета Роберта Гордона об­наружили в Нигерии лекарство от туберкулеза, не содержащее ника­ких активных компонентов. В Ко­лумбии выявлены антигистаминные таблетки, сделанные из окра­шенного цемента.

В Мексике представители фар­мацевтической компании «ГлаксоСмитКлайн» нашли поддельный ва­риант своего антибиотика фортум, содержавший споры плесени.

Миллионы под угрозой

Ча­ще всего поддельные лекарства продлевают страдания больных, по­скольку не могут их исцелить. Они способны и усугубить болезнь, если содержат токсичные вещества. Но они могут привести к смерти.

По данным органов здравоохра­нения, в 1995 году в Нигерии умер­ли тысячи человек, которым сдела­ли прививку от менингита вакци­ной, содержавшей лишь чистую воду. Сведения о смертельных слу­чаях в результате приема фальши­вых лекарств поступают из Индии, Китая, Бразилии и с Филиппин.

Точная статистика подобных преступлений отсутствует, посколь­ку огромное число подделок оста­ются невыявленными. Тем време­нем здоровье миллионов жителей Азии, Африки и Латинской Амери­ки находится под угрозой. Д-р Лембит Раго, координатор женевского центра Всемирной организации здравоохранения по вопросам ле­карств, говорит: «Отчеты о конфи­скованных таможней грузах, ин­формация от правоохранительных органов и расследования фарма­цевтических компаний свидетель­ствуют о том, что в развивающихся странах на поддельные препараты приходится от десяти до тридцати процентов лекарств».

Кома и смерть

Нередко фаль­шивые лекарства крайне трудно об­наружить. К тому же подделки отли­чаются огромным разнообразием форм. Они могут не содержать заяв­ленных ингредиентов или содер­жать их в ничтожном количестве. Они могут быть безвредными, а мо­гут включать загрязнения, вредные примеси или даже токсичные веще­ства. Это могут быть запрещенные или устаревшие препараты, снятые с продажи производителями.

Иногда в них добавляются неболь­шие дозы настоящих компонентов. «Фальсификаторы очень умны, — считает д-р Дона Акуньили, глав­ный специалист по лекарствам из Нигерии. —  Средство от малярии, например хлорохин, должно быть горьким. Если они не добавят не­много хлорохина, люди обнаружат обман. И тогда они добавляют 41 мг вместо положенных 200 мг. Это под­тверждают результаты наших ана­лизов».

Ежегодно малярией заболевают З00 миллионов человек, из которых умирают около миллиона. Вот по­чему в развивающихся странах ча­ще всего подделывают именно ле­карства от малярии. Исследование, опубликованное в британском медицинском журнале «Ланцет», вы­явило в Юго-Восточной Азии ог­ромный уровень (38 процентов) подделок артезуната, наиболее со­временного препарата от малярии. По мнению д-ра Пола Ньютона из Оксфордского университета и дру­гих медиков, одной из жертв под­делки стал руководитель камбо­джийского агентства по охране ди­кой природы Сэм Висна, ученый с мировым именем. В ходе поисков редкой дикой коровы в зараженных малярией районах Висна заболел и попытался принимать лекарства. Но вместо выздоровления он впал в кому и умер.

Новая жизнь больничных отходов

В марте 2001 года поли­ция Таиланда совместно с сотрудни­ками американской таможни задер­жала на квартире в Бангкоке муж­чину и женщину, занимавшихся изготовлением поддельных стерои­дов и «Виагры» прямо на кухне. Женщина была проституткой, а у мужчины был инфекционный гепа­тит. Фальшивки предназначались для продажи через Интернет.

Во вьетнамском городе Хошими­не работники больницы обнаружили партию подозрительных шпри­цев с готовой дозой антибиотика, на ярлыках которых были желтые пятна. О находке сообщили произ­водителю.

— Шприцы подобрали на больнич­ной помойке, аккуратно разобрали и снова собрали, — рассказывает Джефф Пауэр, эксперт по поддел­кам компании «ГлаксоСмитКлайн».

— Под пластиковой оболочкой мы нашли следы проколов в резиновой пробке. Эти следы подтверждали, что шприцы использовались ранее и, что еще хуже, не были очищены от разложившихся остатков лекарства.

Многие фальсификаторы подобны этим мелким жуликам, но кроме них существует международная кри­минальная сеть, занимающаяся под­делкой лекарств. Эти преступники хорошо организованы, их сложнее выследить, и они способны нанести ущерб большему числу людей.

По словам представителей фармацевтической отрасли, подобные преступления начинаются с заказа недобросовестными оптовиками партий нерасфасованных фальши­вых лекарств, произведенных на за­водах Китая или Индии.

Затем оптовики продают товар мелким производителям, которые изготавливают таблетки и сбывают их на черном рынке или ничего не подозревающим больницам и апте­кам. Некоторые подделки реализу­ются через Интернет.

Оптовые партии лекарств постав­ляются с фальшивыми ярлыками и нередко смешиваются с настоящи­ми препаратами. Размеры грузов невелики, что позволяет отправ­лять их по воздуху, иногда даже в багаже пассажиров. Из Китая и Индии лекарства пересылаются в сильно загруженные порты, например Ам­стердам или Гонконг, где таможен­ники просто не могут проверять каждый груз.

Так, следователи компании «БристольМайерсСкуибб» засекли под­дельные противовоспалительные препараты, которые были произве­дены в Индии, разосланы в ряд ев­ропейских стран и в конечном сче­те попали в Мексику. К счастью, они были конфискованы таможней до того, как успели причинить людям вред.

Но так бывает не всегда. В 1996 году на Гаити умерли 89 детей, кото­рым давали фальшивый раствор ацетаминофена, жаропонижающе­го средства. Вместо глицерина, ис­пользуемого в качестве связующего вещества, в подделках оказались са­хар и автомобильный антифриз.

Следователи установили, что поддельный глицерин был изготов­лен на заводе в Китае, закуплен не­мецкой компанией, которая прода­ла его голландской компании, а та перепродала его другой немецкой компании, сбывшей глицерин на Гаити производителю токсичного лекарства. Все эти фирмы уверяли следователей, что им не было изве­стно о фальсификации продукта.

Простых решений пока нет

Фальсификаторы работают на вы­соком техническом уровне, подде­лывая упаковку, голограммы, лого­типы компаний и штрих-коды так ловко, что даже правоохранитель­ные органы и сами производители лекарств не в силах отличить фаль­шивые продукты от настоящих.

Выгода от таких преступлений огромна. В 2002 году компания «Сероно, инк.», производитель препа­рата от СПИДа серостим, сообщи­ла об обнаружении подделок. 12-недельный курс лечения серостимом стоит 21 тысячу долларов. Произ­водство партии фальшивых ле­карств стоимостью миллионы обходится в несколько долларов, а само лекарство продается за ничтожную часть от его официальной цены.

— Все средства вкладываются в воспроизведение внешнего вида лекарства и его упаковки, — расска­зывает Джеймс Кристиан, глава службы безопасности фармацевти­ческой фирмы «Новартис». — Поку­патель практически не в состоянии заметить разницу между подделкой и настоящим лекарством. Даже ап­теки, врачи и регулирующие орга­ны могут быть введены в заблужде­ние.

К сожалению, добавляет Кристи­ан, «анализ, проводимый на местах, может определить наличие актив­ного компонента, но не показывает, присутствует ли этот компонент в необходимом количестве, есть ли в нем примеси или инородные веще­ства, и не выявляет препараты с ис­текшим сроком хранения».

Что делать

В Северной Амери­ке и Западной Европе также зареги­стрированы отдельные прецеденты с поддельными лекарствами. Одна­ко в этих регионах проблема стоит не так остро, как в остальном мире, благодаря жесткому законодатель­ству, эффективной работе право­охранительных органов и суровым наказаниям.

Напротив, по словам д-ра Харви Э. Бейла, генерального директора Международной федерации ассо­циаций производителей лекар­ственных препаратов, в развиваю­щихся странах фальсификация лекарств отнюдь не считается серьез­ным преступлением.

— Наказания не соответствуют тяжести этого преступления, — со­глашается с ним Майкл Энисфелд, международный эксперт по фаль­шивым лекарствам и президент «Глоубфарм консалтинг». — В США фальсификаторам грозят штрафы от десяти тысяч долларов и выше плюс тюремное заключение, тогда как, к примеру, в Индии максималь­ные санкции ограничиваются штра­фом двести долларов.

Два года назад китайские власти обнаружили, что антибактериаль­ный препарат, назначавшийся па­циентам после операции, оказался подделкой и содержал болезнетвор­ные бактерии, способные убить человека. Продавец был приговорен к четырем месяцам тюрьмы и штра­фу 6500 долларов.

Совсем недавно полиция юж­ноафриканского города Потхефстром раскрыла преступную органи­зацию, работавшую под руководст­вом трех фармацевтов. Последовал крупнейший арест фальсификато­ров в ЮАР: были конфискованы тысячи лекарств стоимостью не­сколько миллионов, которые были украдены, переименованы и выпу­щены с новыми сроками годности. Но виновные были приговорены всего лишь к условному заключе­нию и штрафам в пределах 26 тысяч долларов, хотя они признали себя виновными по 34 пунктам обвине­ния в подделке лекарств.

Обеспечение исполнения зако­нов тоже представляет серьезную проблему. В Индии, по словам Ашока Чхабры, главного юрисконсульта местного отделения «Проктор энд Гэмбл», «правоохранительные ор­ганы плохо оснащены и не подго­товлены, забюрократизированы и коррумпированы». Всем известно, что рынки Агры и Патны служат ос­новными источниками фальшивых лекарств, а рынок Бхагират в Дели пользуется репутацией центра тор­говли поддельными и некачествен­ными препаратами. Тем не менее эти рынки продолжают открыто функционировать.

В Китае, по словам шанхайского адвоката компании «Джонсон и Джонсон» Джека Чана, дела о фаль­сификации лекарств передаются в административные органы, но эти органы не располагают достаточ­ными полицейскими и инспектор­скими кадрами.

В Аргентине Национальный ин­ститут медикаментов развернул спе­циальную программу по борьбе с фальшивыми лекарствами, после того как несколько человек умерли в результате приема поддельного препарата от болезни Паркинсона. В настоящее время институт распо­лагает всего 13 инспекторами для контроля над почти 14 тысячами торговых точек.

В Северной Аме­рике и Западной Европе рознич­ные продажи поддельных лекарств сдерживаются действующими нор­мативными актами.

— Рецептурные препараты отпус­каются под строгим контролем лицензированного фармацевта, — говорит бывший агент ФБР Том Кьюбик, директор Института без­опасности лекарственных препа­ратов. — Эта система радикально отличается от неофициальной про­дажи лекарств на улицах, которая характерна для многих регионов мира.

До тех пор пока не будут введены механизмы жесткого контроля, ни­чего не подозревающие люди будут по-прежнему умирать, оставляя без­утешными родных и близких. В Бразилии 36-летний Ильду Гомиш ду Насименто считает смерть свое­го отца Аженора Гомиша тяжелой утратой. «Отец был сердечным и любящим человеком».

А в Китае 22-летняя дочь покой­ного Ху Цзушуана Ху Чуньлань обви­няет власти в бездействии: «Смерть отца стала ужасным ударом для на­шей семьи. Фальшивые лекарства продолжают разрушать судьбы лю­дей. Они никогда не исчезнут, если правительство страны не примет радикальных мер».

по материалам зарубежной прессы подготовила Татьяна Попова