Опубликовано в разделе Здоровье, 30.07.2011, 6939 просмотров

Почему таблетки и алкоголь не совместимы?

Кому из нас не приходилось слышать напутствие врача и с надеждой спешить в аптеку, чтобы, предъявив сплошь заштампованный рецепт, получить   именно то, что нужно для здоровья по одной таблетке три раза в день. Странное  дело. Если врач будет рекомендовать прогулки перед сном или  физзарядку по утрам,  мы его вежливо выслушаем и при всем том останемся недовольны, не унеся с собой заветные «по одной таблетке три разав день.

Такой уж объективный закон нашего существования на конец двадцатого века. Лекарство! Даже „телец златой“, что как уверяют, царит во всей  вселенной,  сегодня навряд ли осмелится конкурировать с новым кумиром. Разве не лекарства обеспечивают долгую жизнь больных сахарным диабетом и возвращают к полноценной жизни больных паркинсонизмом; разве не лекарства, обеспечивающие подготовку к операции и весь ход послеоперационного периода, позволяют современному хирургу осуществлять вмешательства, поражающие воображение. Лекарственнные препараты по праву являются сильнейшимим оружием современной медицины. Да, они могут многое, если… им не мешают.

Назначая лекарственное средство, врач не часто интересуется тем, что принято называть алкогольным анамнезом. Отчасти потому, что при непродолжительной беседе, где основное внимание уделено постановке диагноза и выбору оптимального лечения, могут показаться неуместными вопросы о том, как, сколько и когда пациент употребляет алкогольные напитки. И даже если эти вопросы задаются, то непосредственная причина обращения к врачу кажется настолько серьезной; что всякие там мелочи могут вызвать удив­ление, а то и раздражение. Корректного ответа ждать не приходится.

Между тем это не мелочи, и вопросам взаимодействия лекарственных средств и этилового алкоголя современная фармакология уделяет самое пристальное внима­ние. Об этом и пойдет речь.

Примерно 10% от общего производства лекарств составляют так называемые психотропные средства, и среди них осо­бенно широко применяются транквилиза­торы. В основном их действие заключается в способности ослаблять состояние внут­реннего напряжения и беспокойства, по­давлять раздражительность (нередко не­мотивированную), вызывать ощущение расслабления и успокоения, а при приеме вечером они облегчают наступление сна. В настоящее время немного отыщется людей, которые бы не слышали об отече­ственном препарате феназепаме или таких зарубежных средствах, как диазепам (седуксен, реланиум), нитразепам (эуноктин), оксазепам (тазепам), и о других близких по действию лекарствах. Миллио­нам людей эти препараты облегчают адаптацию в стрессовых ситуациях, на которые столь щедра наша повседневность. Оказывая успокаивающее действие, транк­вилизаторы одновременно немного рас­слабляют скелетную мускулатуру, что чаще всего не замечается принимающим и не мешает исполнению привычных обя­занностей. К сожалению, этот эффект транквилизаторов, продолжая оставаться неощущаемым, резко усиливается под влиянием алкоголя. Прием   даже самой незначительной дозы алкоголя на фоне транквилизаторов может настолько ухуд­шить психомоторные реакции, что в ситуа­циях, требующих повышенного внимания и быстрого принятия решения (хотя бы при переходе улицы), последнее оказывается невозможным со всеми вытекающими по­следствиями. Особенно неблагоприятно в этом отношении сочетание алкоголя и транквилизаторов, обладающих длительным действием (феназепам, диазепам),— эф­фект надолго растягивается во времени.

За последние годы возросло примене­ние психотропных средств из группы антидепрессантов. Такие препараты, как имипрамин (имизин, тофранил), амитриптилин (триптизол) и другие, назначаемые, как правило, в первой половине дня, чтобы не испортить больному сон, буквально творят чудеса, облегчая самочувствие и улучшая настроение. Но ведь и алкоголь нередко употребляют для улучшения на­строения! На фоне антидепрессантов не­ожиданным образом усиливается угнетаю­щее действие алкоголя, а антидепрессивный эффект препаратов ослабевает. Правда, в этом нет ничего неожиданного — анти­депрессанты и алкоголь противоположно влияют на обмен биогенных аминов, вы­полняющих функцию передатчиков. нерв­ных импульсов в нейронах мозга. Если первые их так или иначе экономят, то вто­рой транжирит самым бессовестным обра­зом. Разве кто-нибудь  слышал о хорошем самочувствии после алкогольного эксцес­са?

Было бы ошибкой полагать, что алкоголь не лучшим образом влияет на действие только психотропных средств. Для лечения воспалительных заболеваний, особенно протекающих хронически, широко применяют гормональные средства из группы кортикостероидов (гидрокортизон, преднизолон, дексаметазон) и так называемые нестероидные противовоспалительные средства (ацетилсалициловая кислота — ас­пирин, бутадион, индометацин, ибупрофен и другие). К сожалению, для названных препаратов в качестве побочного эффекта характерно в той или иной степени ульцерогенное действие — изъязвление слизистой оболочки желудка, сопровождающе­еся микрокровотечениями. Тщательно соблюдая назначенный режим приема (обязательно после еды) и придерживая определенной диеты, с этим можно успешно бороться. Но даже однократный прием алкоголя, обладающего раздражающим кровоснабжения слизистой оболочки, может свести на нет все усилия. Кроме того, «прилипать» к поврежденной сосудистой стенке и повышает текучесть крови. Bсе это превращает микрокровотечение просто в кровотечение.

Помимо этого, этиловый спирт повышает опасность применения антикоагулянтов (неодикумарин, синкумар, фенилин), которое в ряде случаев может быть жизненно необходимым.

Известно, что алкоголь в организме подвергается  окислению, главным образом в печени. Алкогольдегидрогеназа (АДГ) превращает его в ацетальдегид, а альдегиддегидрогеназа (АЛДГ) превращает аце­тальдегид в ацетат. В норме АЛДГ значи­тельно превосходит по мощности АДГ, а именно поэтому даже при самом глубоком алкогольном опьянении у лиц, не страдаю­щих алкоголизмом, ацетальдегид в крови практически не обнаруживается. Он появ­ляется в случаях, если активность АЛДГ существенно снижается под действием какого-либо вещества, называемого в таком случае ингибитором. Наиболее известные ингибитором АЛДГ является тетурам (антабус). Прием самого тетурама не вызывает каких-либо специфических эффектов. Но если на его фоне следует прием даже небольшой дозы алкоголя, в крови резко повышается содержание ацетальдегида, развивается картина острого отравления этим соединением, который по разным по­казателям токсичнее алкоголя в 10—100 раз. Возникает одышка, пульсация сосудов, сердцебиение, резкое и опасное снижение артериального давления. Субъективно к ощущению удушья нередко добавляется страх смерти.

На этом основано примене­ние тетурама для так называемой авесивной терапии при алкоголизме. Нетрудно понять, что если одно соедине­ние (в  данном   случае тетурам) способы ингибировать АЛДГ, то и другие соедине­ния, в том числе лекарственные, могут обладать подобным действием. Так оно и есть. Тетурамоподобным действием об­ладает фуразолидон, применяемый при санации мочевыводящих путей; метронндазол (флагил, трихопол), используемых для лечения инфекций, вызываемых некоторыми простейшими; хлорпропамид — антидиабетическое средство; противогриб­ковый антибиотик гиреофульвин; антибиотик левомицетин и ряд антибиотиков цефалоспоринового ряда (цепорин, цефалоридин и др.). Внушительный перечень! А сколько еще среди лекарственных препаратов (особенно новых) невыявленных ингибиторов, о чем врач даже при желании не может предупредить. Пациент, успешно начав лечение, нередко не видит основа­ний, чтобы полностью отказаться от алкоголя. Вслед за его приемом следует, пусть в слабом виде, нечто похожее на тетурам-алкогольную реакцию. Но ведь раньше, до начала лечения, ничего подобного после приема алкоголя не было! Следовательно, прием лекарства вызывает побочный эффект, а раз так, то почему бы не уменьшить дозу и даже вовсе отказаться от предписанного препарата, особенно если дело пошло на поправку. Надо ли сказывать, какой вред может быть от не­завершенного курса лечения антибиотиками — ведь это лучший способ создания устойчивых к препаратам штаммов микроорганизмов. Проблема, волновавшая заболевшего индивида, невольно превращается в проблему, волнующую общество — индивидов, которые потенциально могут заболеть той же болезнью, а возможности ее лечения окажутся ограниченны.

Еще весьма своеобразная каверза алкоголя по отношению к лекарственной терапии — его способность повышать активность микросомальных        ферментов печени. Микросомы печени — это клеточные органеллы, в которых осуществляется гигант­ская работа по обезвреживанию любого чужеродного агента, попавшего в орга­низм. Для микросом печени лекарственные препараты чужеродны. Именно здесь они трансформируются в неактивные метабо­литы и подготавливаются к выведению. Регулярный прием алкоголя даже в не­больших количествах значительно усиливает распад многих лекарственных веществ. Особенно неблагоприятно это сказывается на действии препаратов, прием которых продолжается длительно. На фоне упот­ребления алкоголя резко падает активность (не достигаются терапевтические концен­трации) таких противоэпилептических средств, как фенобарбитал, дифенин (фенитоин) и карбамазепин (финлепсин, тегретол), такого мощного антибиотика, обладающего антитуберкулезной активно­стью, как рифампицин (рифамицин), и мно­гих других ценнейших лекарственных средств, биотрансформация которых осу­ществляется в печени. Нужно откровенно признать, что проблема окончательной ликвидации туберкулеза на сегодняшний день в значительной мере тормозится проблемой ликвидации злоупотребления алкоголем больными туберкулезом. Это настолько дезорганизует лечебный про­цесс, что даже самые современные, а под­час очень дорогие средства оказываются бессильными.

Влияние алкоголя на печень не ограни­чивается стимуляцией микросомальных ферментов. Хорошо известно, что систе­матическое употребление алкоголя после­довательно ведет к развитию ожирения, воспаления и фиброза печени. Если алко­голь «встречается» с лекарственными ве­ществами, обладающими хоть в малой степени собственной гепатотоксичностью (противотуберкулезный препарат изониазид, антибиотики тетрациклинового ряда, ингибиторы моноаминоксидазы ипрониазид и ниаламид (нуредал), анаболические стероиды, пероральные контрацептивы и многие другие вещества), процесс гибели печени (цирроизирование) многократно ускоряется.

Алкоголь не оставляет без внимания и многочисленную группу средств, влияющих на сердечно-сосудистую систему. Прием алкоголя обычно сопровождается незначи­тельным подъемом артериального давле­ния. Само по себе это еще не катастрофа даже для лиц с умеренной гипертонией. Хуже то, что при этом изменяется вся си­стема регуляции сосудистого тонуса. Прием одновременно с алкоголем таких извест­ных гипотензивных средств, как резерпин или метилдофа (альдомет, допегит), может неожиданно вызвать резкий перепад арте­риального давления вплоть до  коллапса — опасного снижения артериального давле­ния.

Ситуация усугубляется еще и тем, что на фоне некоторых гипотензивных средств меняется «поведение» в организме самого алкоголя, а это чревато самыми неблаго­приятными сюрпризами.

Еще один пример. Вероятность ортостатической гипотонии, проявляющейся в не­ожиданном обмороке, значительно воз­растает, если одновременно с алкоголем осуществляется прием таких мочегонных средств, как дихлотиазйд (гипотиазйд) или фуросемид (лазикс). Даже ставший для многих привычным прием нитроглицерина на фоне алкоголя может вызвать неадек­ватно выраженное снижение артериального давления с последующим опасным для здоровья ослаблением коронарного крово­обращения.

Объективности ради нужно отметить, что в бесконечном многообразий лекарственной терапии встречаются случаи, когда употребление алкоголя, казалось бы, имеет положительное значение. Например алкоголь может ускорить всасывание лекарств из желудочно-кишечного тракта или ускорить попадание некоторых препа­ратов в мозг. Однако повседневная практи­ка неизменно показывает, что эти эфемер­ные преимущества не идут ни в какое сравнение с наносимым ущербом. И дело даже не только в многочисленных примеpax, рассмотренных выше, а в том, чти слишком часто лекарственные препараты у «любителей употребить» ведут себя не предсказуемо. Это дезориентирует врача и мешает выработке оптимальной схемы лечения. Не приходится сомневаться, чтя показания для проведения серьезной ле­карственной терапии — это одновременно прямые противопоказания для употребления алкоголя.

подготовила Татьяна Попова