Опубликовано в разделе Здоровье, 19.05.2011, 1340 просмотров

Опасность при сборе дикорастущих трав и растений

Работники московского конструкторского бюро «Стрела» ещё не забыли, как их коллеги отправились в туристическое путеше­ствие по Подмосковью и… не вернулись из этой, казалось бы, не­винной поездки.

А дело было так: «туристы» ре­шили во время путешествия реализо­вать свои знания природы — исполь­зовать в пищу дикорастущие пряные травы и растения. Обнаружив в лесу заросли, как им показалось, «дикой морковки», они заправили ею ща­велевый суп, поели и уже через час почувствовали признаки сильного пищевого отравления. С трудом до­брели до ближайшего села, вызва­ли скорую помощь, но, к сожалению, было уже поздно. Люди погибли, от­равившись, как впоследствии уста­новили химики-токсикологи, цикутой. В другой группе туристов в пищевых целях собирали повсеместно растущую сныть, но по ошибке нарвали траву болиголова. Как известно, бо­лиголовом (похожим, кстати, на цику­ту), был отравлен великий греческий философ Сократ.

В одном из районов Подмоско­вья протекает мелководная лесная речушка, которую местные жители называют в шутку Переплюйка. Реч­ка эта всегда славилась чистейшей водой и зарослями череды трёхло­пастной, которую в народной ме­дицине применяют для лечения зо­лотухи, диатеза и др. Заготовители лекарственных растений собирали череду, сушили её и продавали на местном рынке и на рынках Москвы.

В летние месяцы во много раз увеличивается число отрав­лений дикорастущими растени­ями и ягодами, в том числе сре­ди любителей траволечения. Причины: недостаточно точное знание лекарственного сырья, условий его сбора и переработ­ки, а также влияния окружаю­щий среды, географической зоны произрастания и т.д. на свойства растений.

И вот однажды, после использова­ния череды (заметим, вполне без­вредного растения), были отмечены случаи тяжёлого отравления, вплоть до госпитализации. Вначале гре­шили на местных садоводов, сбра­сывающих в реку пестициды, одна­ко судебные химики пестицидов не нашли, но спектральный анализ по­казал наличие свинца — в больших количествах. Как установило след­ствие, выше по течению реки авто­любители устроили мойку машин, часть которых заправлялись этили­рованным бензином. Тетраэтилсвинец, ранее широко использовавший­ся в качестве присадки к бензину (для снижения износа двигателя), был запрещён к производству и при­менению во всех станах мира как источник загрязнения окружающей среды, однако кое-где ещё имеются случаи его использования. Люди, ку­пившие сбор, не могли этого знать. Не знали и сами травознатцы!

Очень опасно собирать лекар­ственное сырьё вблизи дорог, пу­стырей, свалок бытовых и особенно промышленных отходов, где расте­ния часто бывают отравлены солями меди, кадмия, сурьмы, от которых из­бавляются недобросовестные произ­водители химической продукции.

Необходимо отметить, что при­чиной серьёзных отравлений может стать и само лекарственное сырье, подвергнутое неправильной обработ­ке. Например, сушке в условиях по­вышенной влажности, когда на траве и листьях ряда растений могут поя­виться микроскопические грибки, вы­рабатывающие микотоксины. Не же­лая терпеть убыток, производители пускают такое сырьё в продажу, что заканчивается тяжёлым отравлени­ем людей, покупающих не целебные средства, а яд! В этом отношении особенно опасны грибки вида Aspergillus Niger, известные у криминалистов под названием «цыганский табак». Неиз­вестно, при чём здесь цыгане и табак, но это название закрепилось даже в научной литературе.

На качество лекарственного растительного сырья влияет и гео­графическая среда произрастания. Она во многом определяет процент­ное содержание действующих ком­понентов.

Цветоводам хорошо известно декоративное растение аконит, си­ние цветки которого действитель­но украшают сад. Однако аконит содержит один из сильнейших ядов — алкалоид аконитин, 4 мг которо­го убивают человека. Но содержа­ние аконитина сильно зависит от ге­ографической зоны произрастания. Аконит иногда используют для лечения некоторых видов онкологиче­ских заболеваний, — используют с риском для жизни! Известный фармакогност, специалист в области фитохимии и стандартизации ле­карственных растений, доцент Фё­дор Васильевич Иванов рассказы­вал своим студентам такой случай. В Первую мировую войну он оказался в плену — работал садовником у ав­стрийского бюргера. Будучи в мир­ное время помощником провизора в аптеке Ферейна (в Москве), Иванов хорошо знал свойства лекарствен­ных растений. Однажды он пришёл в ужас, увидев, как повар кладет в салат молодые побеги аконита. Не зная языка, Фёдор Васильевич по­пытался жестами объяснить пова­ру, что растение ядовито, но немец лишь усмехнулся и демонстратив­но съел пучок травы. Иванов ждал, что скоро наступит паралич мышц и человек погибнет, однако ничего не произошло. Повар был весел и продолжал готовить обед. Позднее, став известным учёным и произве­дя необходимые исследования, Ива­нов узнал, что аконит в данной гео­графической зоне не содержит яда и вполне безопасен для человека, зато растущий в Средней Азии ако­нит джунгарский смертельно опа­сен, и отравление им легко полу­чить от простого соприкосновения с растением (или отваром растения), даже через неповреждённую кожу.

Недостаточное знание лекар­ственного сырья и его особенностей, а также допустимых дозировок ча­сто становится причиной гибели лю­дей, занимающихся самолечением.

В южных районах России, в Кры­му и в ряде зарубежных стран про­израстает долгоживущее дерево или кустарник тисе ягодный, по ла­тыни — Taxus baccata. Это растение является примером видовой токсич­ности. Листья, подземные части рас­тения и семена содержат алкалоид токсин, ядовитый для коров, лоша­дей и человека. Несмотря на пре­красный декоративный вид и цен­ную древесину, растение называют «негнойник». Жители вырубают тисе из опасения отравления домашне­го скота и детей. Однако в природе тисе безвреден для зайцев, оленей, куниц, черных дроздов, что создает опасное ошибочное мнение у при­езжих людей. Отвар из корней тисса используется в народной ме­дицине в качестве сильнейшего снотворного средства. Однако дози­ровка отвара чрезвычайно затруд­нительна из-за малой терапевтиче­ской и токсикологической широты: то есть, «ступенька» от лекарства к яду очень мала. Из литературы из­вестен случай, имевший место в Англии. Девушке из богатой семьи, страдавшей бессонницей, мест­ный знахарь дал выпить настой тисса. У больной наступило состояние, подобное летаргическому сну: ды­хание сократилось до 1-2 в минуту, пульс не прослушивался, зеркальце, поднесённое к носу, не запотевало. Родственники решили, что девуш­ка умерла, её похоронили в родовом склепе. Спустя три дня сторож клад­бища был напуган криками и стуком из склепа «умершей». Гроб вскрыли и обнаружили девушку, поседевшую в одночасье, но — живую! А лекарь, взятый под стражу за отравление, был отпущен на свободу.

Помимо знания доз, важно ещё правильно хранить настои из трав и ягод, так как произвольное увеличе­ние сроков настаивания может при­вести к экстрагированию сильнодей­ствующих и ядовитых веществ, не извлекаемых в нормальном режиме. Известен случай отравления всей семьи настойкой вишни, простоявшей в доме более года. Дело в том, что в косточках многих плодов се­мейства розоцветных (вишня, слива, яблоня и др.) содержится амигдалин, расщепляющийся при длительном хранении на синильную кислоту и от­носительно безвредный альдегид. Синильная кислота при настаивании извлекается из косточек и в условиях кислой среды может сохраняться до­статочно долго, особенно, если сосуд с настойкой плотно закрыт.

Возникает законный вопрос: может, стоит отказаться от лече­ния травами и другими народны­ми средствами? Ни в коем случае! Нужно только соблюдать опреде­ленные правила сбора, хранения и переработки сырья. Известный врач-физиолог, академик Василий Васильевич Парин считал, что при лёгком заболевании лучше все­го лечиться лекарственными рас­тениями, и прибегать к таблеткам и антибиотикам в тех случаях, ког­да нужно экстренное и сильное воз­действие. Сам он, невинно осуждён­ный и помещенный в карельский ГУЛАГ, лечился только дарами при­роды. Например, тромбофлебит рук, приобретённый на лесоповале, ле­чил медицинскими пиявками, считая их замечательным природным сред­ством, сохранившимся в медицине со времён Парацельса и Галена.

Виктор Дмитриевич ЯБЛОЧКИН, судебно-медицинский эксперт