Опубликовано в разделе Здоровье, в подразделе Народные рецепты, 16.08.2011, 1495 просмотров

Лечение с увлечением или психотерапия с помощью ткани

Уже давно замечено, что любимое занятие, будь то коллекциони­рование марок или нелегкий труд садовода, благотворно влияет на здоровье. Этот факт побудил медиков искать новые способы лечения, основываясь на увлечениях людей. Одним из таких занятий, эффек­тивным и увлекательным, оказалась работа с тканью. О возможнос­тях психотерапии этим необычным методом с нами беседует санкт-петербургский психолог и арт-психотерапевт, создатель авторской программы «Ткань жизни» Е. А. Недбальская.

— Елена Альфонсовна, почему вы выбрали работу с тканью в каче­стве средства психотерапии?

— Я с детства увлекалась декора­тивным текстилем. Уже работая по своей первой специальности (кораб­лестроитель), посещала всевозмож­ные курсы и студии: батик (роспись по ткани), гобелен, разный текстиль, вы­шивку, работы по коже и т.д. Устрои­лась работать художницей по теат­ральным костюмам, сама вела много­численные курсы. И лишь потом узна­ла, что в университете можно полу­чить второе образование по специ­альности «психолог», о которой я тоже мечтала много лет. Получив диплом, я соединила все свои увлечения в од­ной методике, создав синтетический авторский курс «Ткань жизни». Еще когда я вела эти курсы батика, гобе­лена, лоскутной техники и пр., я уви­дела, какая прекрасная психологичес­кая атмосфера создается во время занятий. Люди там не только учились, но и отдыхали душой. Тогда я и заме­тила психотерапевтические свойства ткани и всякого рода текстиля.

— Но почему именно ткань?

— Текстильная терапия находится на пересечении двух глобальных на­правлений: арт-терапии (то есть лече­ния древнейшим способом — с помо­щью искусства) и хобби-терапии. Ана­логичное понятие родилось еще до революции в психиатрических лечеб­ницах. Было замечено: человеку по­могает то, что он любит и делает с удо­вольствием.

А ткань, текстиль нас сопровожда­ет от рождения до смерти, от пеленок до савана. Первое, что человек ощу­щает, это ткань пеленки. И в после­дний путь провожают его в ткани. Тек­стиль окружает нас везде — хотя бы уже потому, что все мы одеты. Не слу­чайно ткань «нагружена» древнейшей символикой. Ткань, то есть основа и уток, это вообще символ жизни, сим­вол соединения пассивного и актив­ного начал, врожденного и приобре­тенного. Вспомним еще нить судьбы, которую прядут каждому человеку, а потом обрезают древнегреческие бо­гини Мойры, или путеводную нить Ариадны…

— Что же происходит при взаимо­действии человека с тканью?

— Когда человек что-то делает, все­гда включается его психика, его твор­ческая натура. Текстильная терапия — это тоже арт-терапия, но есть отли­чие. Во-первых, на физическом уров­не. Женские рукоделия все связаны с мелкими движениями пальцев. На ру­ках находится множество акупунктурных точек, и получается настоящий точечный массаж. Кстати, с тактиль­ными центрами связаны речевые, по­этому рукоделие способствует разви­тию речи. Здесь работают вообще все органы чувств: вы учитесь тонко вос­принимать цвет, фактуру ткани, ее шуршание. Даже запах у каждой тка­ни свой, и многие умеют определять по запаху ее состав.

— Значит, можно сказать, что эта работа развивает все органы чувств?

— Да, и не только это. Вот есть та­кая техника — макраме, там задей­ствованы одинаково обе руки, поэтому она заставляет одинаково работать оба полушария мозга. Эта техника особенно рекомендуется для «крутых» левшей, потому что развивает правую руку и, соответственно, левое (отве­чающее за логику) полушарие, а так­же для слишком «левополушарных» людей, помогая им развить фантазию, творчество.

А вообще человеку больше всего помогает то, что он любит и что соот­ветствует его способу восприятия. Этим пользуются психотерапевты для выбора занятия. Например, один че­ловек смотрит на произведение ис­кусства и отождествляет себя с ху­дожником — так он воспринимает ис­кусство. Второй предпочитает что-то сам рисовать и себя выражает в твор­честве. А в текстиле соединяется и то, и другое.

— Позволяет ли работа с тексти­лем проводить диагностику?

— Текстиль — это прекрасная диаг­ностика. Здесь человек всего себя выражает. Ко всяким словесным тес­там я отношусь скептически, потому что врем-то мы словами. А в текстиле все наши проявления идут на подсоз­нательном уровне. Человек раскрепо­щается, он открыт полностью и не по­нимает, что его можно «считывать» с той вещи, которую он сделал. Напри­мер, у вялого, апатичного, малоэнер­гичного человека контуры всегда раз­мытые.

По изделию можно определить ха­рактер, свойства нервной системы, состояние, даже психические откло­нения.

— Ваш метод подходит только женщинам?

— Мужчины приходят тоже. У меня в группе два главных инженера боль­ших предприятий, один бизнесмен. В каждой женщине есть что-то мужское, в мужчине — что-то женское, которое просится изнутри, хочет проявиться. Кстати, женщины, занятые мужскими профессиями, тоже приходят. Зани­малась у меня начальник геологичес­кой партии, на все курсы ходила. Во­обще я говорю, что текстильная тера­пия подходит всем от 15 до 85 лет.

— Значит, у человека возникает потребность?

— В психиатрической лечебнице женщины в палате вяжут. Они сами инстинктивно избирают себе эту те­рапию. Психиатры давно заметили: когда у больного обострение, он стре­мится поработать, порисовать. А ког­да ремиссия, его не тянет.

К тому же эта терапия обладает длительным воздействием. Во-пер­вых, немало времени пройдет, пока сплетешь кружево, воротник, свя­жешь что-нибудь . Во-вторых, за то время, когда создается изделие, ус­певаешь что-то прожить, перечув­ствовать. А потом женщина эту весе­ленькую блузочку носит, на салфеточ­ку смотрит, и каждый раз у нее возни­кает то же состояние, которое было, когда она это делала.

— Расскажите, пожалуйста, о те­рапевтическом воздействии.

— Батик (роспись по ткани) делает­ся очень быстро. Это самый лучший способ экспрессивной психотерапии, потому что человек выражает свое подсознание, освобождается от скры­тых проблем.

Есть у нас пэтчворк — лоскутная техника. Это очень эффективный спо­соб, особенно когда вы шьете из лос­кутков от старых платьев, потому что каждым лоскутком связано какое-то воспоминание. Он уже энергетически нагружен. Это может быть одежда ро­дителей, старая юбка, вещь, напоми­нающая о том или ином событии. Вся энергетическая аура прошедших со­бытий здесь присутствует.

Причем в лоскутной технике есть такой символ: из старого — новое, из ненужного — нужное. То есть все эти процессы можно мысленно перенес­ти на свою жизнь. Приходит женщина, говорит: я уже ни на что не годная, никому не нужна, как потрепанное не­нужное платье. А мы берем все эти ненужные вещи, вырезаем и создаем из них произведение искусства, шедевр. Наши изделия все время на вы­ставках, их покупают в разных стра­нах. Надо понять, что это не курс ру­коделия, а серьезная психотерапев­тическая проработка. Тут такие глуби­ны психики открываются, какие вер­бальной психотерапией не вскроешь.

— Есть люди, способные часами вязать или вышивать. Почему им такое однообразие не надоедает?

— Ритмические рукоделия суще­ствуют с глубокой древности. Дело в том, что однообразные действия ус­покаивают. Ритмическое кружевопле-тение, вязание используются для ле­чения неврозов и навязчивых состоя­ний. Например, человек не может из­бавиться от какой-то мысли, которая все время крутится в голове, или дви­жения навязчивые постоянно повто­ряются. Так вот, оказалось, что одно­образная работа очень хорошо от это­го помогает.

— Разве одни и те же движения могут отвлечь от навязчивых мыс­лей?

— Вот именно что могут. Сначала, возможно, они идут «в струю», и чело­веку кажется, что ничего не измени­лось. Но тут психотерапевт переклю­чает его активность: «Смотри, какое кружево. Только ты сделай здесь цве­точек вместо листика». И навязчивое состояние разбивается. То есть это способ сделать из однообразия раз­нообразие, включить творческую ак­тивность и изменить навязчивое со­стояние.

— В каких еще случаях хорошо помогает терапия текстилем?

— Практически при любых стрессах и неврозах. Есть специальные анти­стрессовые, успокаивающие, ритми­ческие рукоделия. Соответственно проблеме должны подбираться и цве­та — успокаивающие, жизнерадост­ные. Цветотерапия — это вообще от­дельное могучее направление. При апатии и депрессии рекомендуется использовать яркие ткани, делать за­бавные игрушки.

— А есть ли какие-то способы для снятия агрессии?

— Здесь прекрасно работает ста­рая бабушкина техника. Помните, как бабушки из длинных полосок крупным крючком вязали коврики? Так? вот, пациенту дается задание: принести из дома простыню и разорвать ее; на полосы, на кусочки. Человек сидит и рвет с остервенением, «пар выпус­кает». Можно, конечно, и посуду побить, только потом есть будет не на, чем, да и кучу осколков самому убирать придется. Ничего хорошего. А здесь женщина разорвала ткань на мелкие кусочки, а потом взяла да и связала какую-то вещь. Получается преобразование бесполезной и вредной агрессии во что-то хорошее и полезное.

Техника горячего батика тоже спо­собствует разрядке агрессии. Снача­ла закрашиваешь кусок ткани какими-то красками, затем агрессивно, с ос­тервенением макаешь кисть в рас­плавленный воск и брызгаешь на ткань. А потом закрашиваешь еще ка­кой-то краской. Забрызганные воском места не прокрашиваются. Потом воск снимается утюжком через газету, и получается красивое изделие. Такой шарфик с моей агрессией в «Лавке художника» висит.

— Нельзя ли привести пример ре­альной помощи рукоделия при пси­хических отклонениях?

— Пожалуйста: адаптация людей, страдающих психопатиями. Психопа­тия в принципе не лечится, возможна только адаптация. Есть, скажем, де­монстративно-истерическая психопа­тия, когда человек, как говорят, хочет быть «женихом на всех свадьбах и по­койником на всех похоронах». Он стремится любой ценой быть в цент­ре внимания, ярко одевается, спосо­бен сделать себе одежду по вкусу, са­мовыразиться, но чаще всего вызыва­ет насмешки. Как ему помочь? Такой способ есть: участие в выставках. Я вела курсы в одной организации. Женщины, которые ко мне ходили, авторитетом не пользовались. А я устроила в конце нашего курса выстав­ку их работ. Организация была архи­тектурной, и там творческие способ­ности ценятся высоко. В результате этих женщин заметили, они стали ува­жаемыми работниками. И таких при­меров можно привести массу.

Беседовал Александр Вольт

Популярные ссылки