Опубликовано в разделе Здоровье, 25.04.2011, 2382 просмотра

Музыка для еще не родившегося ребенка!

Воздействуя музыкаль­ными звуками на беремен­ную женщину, можно созда­вать уникальные условия для физического и интел­лектуального развития будущего ребенка, — счи­тает врач и музыкант, директор Московского центра восстановитель­ного лечения детей с бронхо-легочной патоло­гией Михаил Лазарев.

С ним беседует корре­спондент Татьяна Абрамо­ва.

Т. А.: Несомненно, музыка оказы­вает целительное воздействие на человека. Но вы утверждаете, что музыкальные звуки не только лечат, но и способствуют развитию творчес­ких и интеллектуальных способностей, а также в буквальном смысле строят клетки тела. Почему вы придаете такое большое значение звуку?

М. Л.: По старой библейской легенде неприступные стены Иерихона рухнули от мощных звуков труб завое­вателей.

Звук на самом деле может все. Прислушайтесь, все, что нас окру­жает в жизни, звучит, а значит, вибри­рует. Более того, жизнь вообще — это вибрация. Но если жизнь — это вибра­ция, упакованная в некую оболочку, например, тело, то звук — это чистая вибрация, просто колебания, и они не имеют преград в своем воздействии. Человеческое ухо воспринимает зву­ковые колебания в огромном диапазоне — от 16 герц до 20 тысяч герц. Ниже располагается область инфра-звуковых, выше — ультразвуковых колебаний, крторые также воздей­ствуют на организм.

Звуки имеют окраску, которую человек хорошо чувствует. Если они неприятны, то вредны хотя бы потому, что вызывают дисгармоничные про­цессы в организме. Если сильно ударит гром, нашему уху больно, и человек воспринимает такой звук как патоло­гию — рецепторы его уха не могут вос­принять подобной силы вибрации. Когда недавно во Франции испыты­вали новый инфразвуковой генератор, все люди, находившиеся в соседних помещениях, ощущали «клокотание внутренностей и ужасную боль». Постоянные неприятные звуки приво­дят к болезням слуха. От шума и кри­ков детей на школьных переменах, например, преподаватели часто глох­нут. При этом отключаются опреде­ленные поля мозга — они, как бы защищаясь, перестают воспринимать дисгармоничные звуки, и наступает глухота.

Приятные для себя звуковые коле­бания человек научился фиксировать, а затем соединять их. Так получилась музыка — гармоничное сочетание наи­более приятных звуков, и через нее человек помогал себе лучше ощущать мир.

Т. А.: И вы сумели не только соеди­нить, но и практически направить в единое русло звучание музыкальных звуков и звучание человеческого тела?

М. Л.: Еще в древних папирусах еги­петских жрецов содержались записи о влиянии музыки на человеческий орга­низм. Кстати, музыканты в Древнем Египте пользовались особым почетом, поскольку многие их них были лекаря­ми. Стены древнеегипетских храмов украшали изображения музыкантов и музыкальных сцен. Специально согнутая в локте рука музыканта, а также положение пальцев означали опреде­ленный звук.

Известный русский хирург Борис Петровский делал самые сложные операции в сопровождении классичес­кой музыки — он знал, что ее гармо­ничные колебания благотворно дей­ствуют на клетки больного тела.

Т. А.: Что же при этом происходит в самом организме?

М. Л.: Сначала звук улавливается ухом. Его рецепторы воспринимают вибрацию и передают ее дальше в мозг. Мозг реагирует на это возбужде­ние. А поскольку все функции орга­низма так или иначе связаны с мозгом, то изменения, происходящие в нем, влияют на все физиологические про­цессы в организме. Иными словами, за счет простой звуковой вибрации можно изменять процессы функциони­рования организма, вплоть до мель­чайшей клетки. Но звуки музыкаль­ные — это прежде всего зафиксиро­ванная гармония. Подчиняясь этим звукам, весь организм начинает рабо­тать гармонично.

Точно так же музыкальные звуки влияют на чувства человека, его эмо­ции, психику. Музыкальные звуки заставляют ответным образом вибри­ровать человеческие эмоции, отвечая на звуковые колебания. Я думаю, что это происходит и за счет того, что музыкальные вибрации — это всегда некие закодированные эмоции. Слу­шая музыку, человек как бы раскоди­рует эти эмоции, испытывает чувства, похожие на те, которые испытывал композитор при создании музыкаль­ного произведения.

Т. А.: Таким же образом музыка может воздействовать и на еще не родившегося человека — плод в утробе матери — и особым образом формировать его?

М. Л.: Я убежден в этом. Смотрите, что происходит. В материнской утробе развивается плод, принимая формы, заданные родительскими генами. Музыка помогает ему гармонично фор­мироваться. Это воздействие я считаю самым сильным из всех, влияющих на формирование и развитие плода.

Т. А.: Но почему именно звуковое, а не, к примеру, световое воздействие на плод вы считаете наиболее силь­ным?

М. Л.: На растущий и формиру­ющийся плод сначала со всех сторон начинают воздействовать звуки, только звуки и ничего больше. Прежде всего, это различные шумы материн­ского организма. Крохотный зародыш воспринимает свою маму через работу всех ее органов, он улавливает малей­шие шумы ее легких, желудка, слышит ритмичный и громкий стук ее сердца. Звук оказывает на ребенка наиболее сильное воздействие, и в основном посредством него осуществляется его контакт с внешним миром. Следова­тельно, именно звуковыми воздействи­ями можно замедлять либо ускорять процессы, происходящие при развитии плода. Будущий мир стучится к нему через звук.

Т. А.: Однако методика воздей­ствия звуком на плод не нова, к приме­ру, ею занимаются американские уче­ные.

М. Л.: Да, конечно. Наиболее известны работы М. Даймонд из Бру­клинского университета. Она первой сделала удивительное открытие. Получив разрешение родственников Эйнштейна исследовать кусочек мозга великого ученого, она обнаружила в нем колоссальную прослойку особых структур, связанных с уровнем ин­теллекта, гораздо большую, чем у обычного человека. Позже она начала проводить опыты с крысами, раздра­жая их звуками, и заметила значитель­ный рост аналогичных структур. Таким образом, исследователь сделала вывод: воздействие звуком может вести к тому, что у живых существ изменяются функции структур мозга.

Интересны в этой связи опыты немецких ученых, которые проводи­лись еще в начале века. На лист железа насыпали песок и воздейство­вали на него каким-либо звуком. И песок принимал определенную форму, причем для каждого звука — свою. В определенном смысле тело человека тоже некий субстрат, и поэтому при постоянном звуковом воздействии оно еще в утробе матери способно прини­мать ту или иную форму на уровне кле­ток.

Речь, конечно, идет не о том, что у человека можно вырастить еще один орган, а о том, чтобы развить опреде­ленные структуры мозга, например, те структуры, которые определят изна­чальную музыкальную или математи­ческую одаренность или идеальное здоровье рождающегося человека. На основе этих исследований американские ученые разработали мето­дику работы с беременными женщина­ми: на них воздействуют звуком, похо­жим на удары материнского сердца, т. е. звуком наиболее близким для плода и легко узнаваемым им. Проце­дуры проводят в течение всей бере­менности. Результаты показывают, что рождающиеся дети гораздо более интеллектуально развиты, чем дети, такому воздействию не подвергавши­еся.

Т. А.: В этом смысле уникальной ваша методика считается потому, что впервые в мировой практике вы рабо­таете, воздействуя на внутриутробный плод не однообразными звуками, а сочетанием наиболее гармоничных звуков — музыкальных?

М. Л.: Я убежден, что такое воздей­ствие гораздо эффективнее. Вы никогда не задумывались над тем, почему музыка Чайковского или Моцарта остается бессмертной, несмо­тря на проходящие десятилетия и даже столетия? По моему мнению, это происходит оттого, что их музыка гар­монизирует не только духовные, но и физиологические процессы в орга­низме человека. Музыка потому гениальна, что она очень глубоко про­никает в нас, она входит в резонанс не только с нашими эмоциями, но и с нашими клетками.

Этот факт подтверждают и другие эксперименты. Например, классичес­кая музыка благотворно влияет на посевы пшеницы: она стимулирует их рост, а вот рок-музыка никакого вли­яния на этот процесс не оказывает. Классическая музыка буквально соби­рала вокруг ее, источника стаи акул, которые приплывали из самых глубин океана, а та же рок-музыка распугивала их. Значит, даже животные и рас­тения чувствуют гармонию звуков. Кстати, поэтому гениальная музыка всегда целительна. Лучшего врача, чем Чайковский, трудно себе предста­вить.

Но суть моей методики заклю­чается в том, что она предполагает не только воздействие музыки на плод но и работу с музыкальными звукам самой матери. И тогда звук действуе еще более комплексно и, следователь­но, эффективно.

Второй аспект нашей деятельности — это работа самой беременной жен­щины. Ведь ребенок, находящийся в материнской утробе, это неотъемле­мая часть матери. И именно она должна помочь ему войти в мир музы­ки. Прежде всего приходящие к нам беременные женщины узнают, что для их будущего ребенка самый нужный музыкальный инструмент — их соб­ственный голос.

Т. А.: Но ведь многие женщины не музыкальны от природы, они не знают даже музыкальной грамоты и, более того, вообще не умеют петь.

М. Л.: Это не имеет никакого значе­ния. Для того, кого они носят под сер­дцем, их голос — самый хороший и самый совершенный, даже если он хри­плый, некрасивый и совсем не музы­кальный. Вибрации материнского голоса — первые реальные вибрации, которые плод воспринимает. И немного усложняя и гармонизируя эти вибрации, мы как бы вводим будущего ребенка в новые, незнакомые для него реалии жизни, формируя его физиче­ский и духовный мир.

Мама начинает петь. Она поет про­стые и небольшие песенки, поет их для своего будущего ребенка, который еще не родился. С помощью этих песен она заранее знакомит будущего сына или дочку с разными жизненными ситуаци­ями. Многие песенки написаны мною, но сочинить их может любой человек. Общение с ребенком через песни ста­новится ее образом жизни как мини­мум на девять месяцев, а желательно и больше.

Я придумал песни для каждой кон­кретной ситуации. Например, первое и важное событие в жизни ребенка, даже если он еще не родился, — момент, когда он просыпается. Когда всходит солнце, меняется весь гелео-магнитный фон земли. И плод, и новорожденный младенец ощущают эти изменения как новые для него вибра­ции и немедленно на них реагируют. Крик грудного ребенка (или толчки плода) в пять или шесть часов утра — это не блажь маленького существа. Он ощущает некие перемены, ему страш­но, и он зовет мать. Взрослые не слы­шат этих изменений, происходящих в природе, но ребенок на них реагирует чутко, даже если он еще не родился. Песенка, спетая в этот момент, помо­жет ему достичь гармонии с миром. Ребенок успокоится: новые тревожные для него вибрации маминым голосом трансформируются в вибрации поло­жительные.

Очень нужны будущему ребенку спетые ему колыбельные песни. Я утверждаю как специалист, что они реально программируют будущую жизнь человека. Вспомним, все ста­ринные народные колыбельные песни имели очень четкие и точные тексты. Мальчика готовили быть воином, девочку — хозяйкой, матерью. Ребе­нок каждую ночь засыпал в атмосфере звуковых вибраций колыбельных песен, и в этом смысле колыбельная является уникальные способом программирования ребенка на высокие человеческие качества и поступки, формирования и воспитания его буду­щих устремлений.

Через пение ребенок еще до рожде­ния знакомится не только с различ­ными явлениями повседневной жизни — умывание, уборка своей комнаты и своих вещей, прогулка, но и с разными человеческими чувствами. Еще в утробе матери он понимает, что такое грусть, радость, нежность. Иными сло­вами, ребенку как бы дается предощу­щение мира.

Мы часто замечали, что музыка становилась настолько необходимой плоду, что, когда мама забывала про­вести очередной музыкальный урок, будущий малыш сам напоминал об этом: начинал требовательно стучать ей в живот, требуя звукового подкре­пления своему развитию. Он явно ску­чал без музыки.

Т. А.: Но возможно, что данная музыка неприятна плоду. Как вы узнаете, не вредна ли она ему?

М. Л.: Об этом прежде всего узнают мамы по своим ощущениям. Они утверждают, что чувствуют — нра­вится их малышу музыка или нет. Если плоду музыка не нравится, то его активность в животе у мамы стано­вится нервной и агрессивной. Многие женщины рассказывают, что когда они приходили на концерт рок-музыки, то ребенок начинал так биться в животе, словно с ним происходила какая-то катастрофа. И женщинам приходилось в буквальном смысле сбегать с концер­та.

Как правило, мама и ребенок испы­тывают одни и те же ощущения: их музыкальные вкусы и духовные запросы совпадают. Но бывает так, что мама под влиянием плода начи­нает изменять свои музыкальные при­страстия, как бы понимая, что ее еще не родившийся ребенок более совер­шенен. Музыка становится инструментом более тонкого духовного общения между ними.

Т. А.: Часто бывает так, что мама передает будущему ребенку свои болезни. Как при воздействии музыкой на плод корректируются различные отклонения в его и ее здоровье?

М. Л.: Наши исследования показа­ли, что музыкальные вибрации оказы­вают целебное воздействие на весь организм. Они благотворно влияют на костную структуру. Вибрационное воз­действие на щитовидную железу сти­мулирует ее работу. Звук как бы мас­сирует все внутренние органы, дости­гая глубоколежащих тканей и стимули­руя в них кровообращение. Вся кост­ная и мышечная система укрепляется, а вибрации, распространяясь по всему организму, повышают его тонус.

Слушая определенные музыкаль­ные произведения, беременные жен­щины излечиваются от болезней сер­дечно-сосудистой системы, различных нервных расстройств, то же самое происходит и с плодом. Если мы знаем, что в наследственности будущей мамы есть проблемы, мы производим раз­личные виды коррекции, точно попа­дая звуком на уровень клетки. Кстати, создатель музыкальной фармакологии американец Роберт Шоффлер предпи­сывает с лечебной целью слушать все симфонии Чайковского и увертюры Моцарта, а также такие известные произведения, как «Лесной царь» Шуберта или «Оду к радости» из девя­той симфонии Бетховена. Эти музы­кальные шедевры особенно активизи­руют в организме энергетические про­цессы, которые направляются на борьбу с любой болезнью.

Т. А.: Проводятся   ли   в   вашем центре конкретные исследования, по­казывающие, в какой степени повлия­ла ваша методика на уже родившегося ребенка?

М. Л.: Мы поддерживаем связь со многими женщинами, которые занима­лись в центре, следим за развитием каждого ребенка. Результаты удиви­тельные. По нашим данным, дети, рожденные по нашей методике, значи­тельно опережают в развитии своих сверстников. К примеру, наши дети даже рождаются раньше. Эти факты требуют особенно тщательных иссле­дований, но мы не замечали никаких отклонений в развитии таких детей. Скорее наоборот, малыши в две недели уже держат головку — это феноменальное явление. Ребенок реагирует на музыкальные звуки сразу после рождения, словно это его род­ная стихия, как вода для детей Чарковского. Семимесячные малыши смо­трят телевизионную детскую сказку и адекватно реагируют на нее, — это свидетельство того, что они уже спо­собны держать в поле зрения некий процесс. И говорить наши дети начи­нают очень рано. Они здоровы физи­чески. Но, что меня особенно радует, я наблюдаю стопроцентный интерес к музыке и у грудных детей, и у годова­лых. Все дошколята также очень раз­виты музыкально.

Иными словами, по всем параме­трам: психическому, физическому и интеллектуальному наши новорожден­ные значительно опережают других детей в своем развитии. Я, как специа­лист, могу утверждать, что эти дети могут создать новое высокоинтеллек­туальное и физически здоровое поко­ление.