Опубликовано в разделе Здоровье, 27.06.2011, 2185 просмотров

Менапауза естественная и хирургическая

Еще недавно, лет де­сять назад, российские гинекологи очень насто­роженно относились к гормон-заместительной терапии при менопаузе и практически не назначали ее. В последнее время си­туация изменилась. В формировании новой точ­ки зрения большую роль сыграли сотрудники Науч­ного центра акушерства, гинекологии и перинаталогии, и прежде всего от­деления эндокринологии, где всесторонне изучают гормонозависимые забо­левания женщин. Я побы­вала там и встретилась с известным в стране спе­циалистом по проблемам климактерического пери­ода (климактерия) докто­ром медицинских наук Ве­рой Ефимовной Балан. Она ответила на вопросы, волнующие многих наших читательниц.

— Вера Ефимовна, в каком возрасте обыч­но наступает менопауза?

— Как правило, это 45-55 лет. Но нередко климактерий наступает и в 40-45 лет. Мы его называем ранним. А у некоторых женщин это случается еще раньше — в 37-40 лет. Это зна­чит, что у них яичниковый резерв со­ставлял не 300-400 тысяч фоллику­лов, как должно быть в норме, а в де­сять раз меньше. Конечно, следует подтвердить, что менструации у них прекратились именно по этой причи­не, для чего требуется сделать про­стой тест, показывающий уровень эстрогена и фолликулстимулирующего гормона (ФСГ) в крови. Если выяснится, что менопауза действи­тельно наступила, сразу же нужно назначать гормон-заместительную терапию для профилактики остеопо-роза, сердечно-сосудистых заболе­ваний, атрофии урогенитального тракта, увядания кожи. Ведь чем раньше прекращаются менструации, тем скорее возникает риск бурного развития этих патологий и их ослож­нений — переломов шейки бедра, инсультов, инфарктов, недержания мочи. Вот почему эти женщины тре­буют особого внимания врачей.

— Ну а более поздний климакс, может быть, не столь негативно от­ражается на организме женщины?

— К сожалению, это далеко не так. Климактерические проблемы начинают возникать гораздо рань­ше, чем прекращаются менструа­ции, — в 45-47 лет. Этот период, на­зываемый переходом к менопаузе, характеризуется колебаниями уров­ня гормонов — от резкого их паде­ния до пикового повышения. По этой причине могут происходить спонтанные овуляции. Бывают даже случаи, когда женщина беременеет через два года после последней менструации. Но, конечно, чаще всего в этот период беспокоит так называемый климактерический синдром. Большинство женщин считает, что он проявляется прежде всего горячими «приливами». Да, «приливы» и повышенное потоотде­ление — самые заметные признаки климактерических расстройств. Но помимо этого есть и другие вегета­тивные и психоэмоциональные про­явления, которые сами женщины далеко не всегда связывают с кли­максом, — головная боль, голово­кружение, бессонница, нарушения памяти, повышенная нервная возбу­димость и перепады настроения вплоть до депрессии. Могут по­явиться и симптомы, которых рань­ше никогда не было: нарушения сердечного ритма, повышение кро­вяного давления, увеличение веса. Мы проводили анкетирование 600 женщин, которые отмечали у себя подобные состояния, но без «прили­вов». Характерно, что в гинекологи­ческом аспекте все они считали се­бя совершенно здоровыми. Как пра­вило, с возникшими новыми симп­томами все обращаются к кардио­логу или эндокринологу, не подо­зревая, что эти расстройства связа­ны с климаксом.

Ситуация, обозначившаяся в пе­реходном периоде, еще более ус­ложняется в течение двух лет после последней менструации — в период перименопаузы. Именно в это вре­мя начинают проявляться все расст­ройства, связанные с дефицитом половых гормонов. Их можно преду­предить назначением гормональ­ных средств, которые в нашей стране сегодня представлены столь же широко, как и за рубежом. Для на­глядности приведу такой факт. Как известно, на первом месте среди причин смертности стоят сердечно­сосудистые заболевания. От их ос­ложнений умирает 30 процентов женщин пожилого возраста. А бла­годаря гормон-заместительной те­рапии почти половину таких женщин можно спасти! И в целом продлить срок здоровой, полноценной жизни наших матерей и бабушек на 6-7 лет.

Но чтобы добиться этого, гормо­ны необходимо применять не тогда, когда заболевания уже развивают­ся, а намного раньше — в период перехода к менопаузе, когда жен­щину еще ничего не беспокоит.

— А можно ли предвидеть заранее, какие органы и системы организма и на каком этапе могут дать сбой?

— Такую глубоко индивидуаль­ную предрасположенность, к сожа­лению, пока прогнозировать нельзя. Она определена генетическими факторами и зависит от плотности рецепторов половых гормонов в конкретных тканях органов и сис­тем. Чем плотность выше, тем ткани будут тяжелее реагировать на «вы­ключение» гормонов. Если рецепто­ров больше в костях — разовьется остеопороз, если в мозге — начнет­ся ослабление памяти и интеллекту­альной активности, если в урогенитальном тракте — возникнет атро­фия его тканей…

— Если столько проблем возни­кает в связи с естественным кли­максом, то хирургическая менопау­за, наверное, осложнит состояние женщины еще больше?

— Удаление яичников, вырабатывающих все виды гормонов — эстрогены, прогестерон и андрогены, — очень серьезная проблема для женщины любого возраста. Надпочечники, которые также продуцируют гормоны, не в состоянии справиться с возросшей нагрузкой, и в организме нарастает гормональный дисбаланс, приводящий к развитию заболеваний. Нам приходится на­ блюдать пациенток, у которых спустя год после операции уже на 20-30 процентов отмечаются невосполнимые потери костной массы. Молодым женщинам, у которых из-за пе­ рекручивания кист удаляют яичники, гормон-заместительную терапию следует назначать немедленно после операции!

Удаление матки при сохранении яичников не намного меняет тактику терапии: гормоны все-таки надо на­значать быстрее, чем не опериро­вавшимся женщинам. Дело в том, что в результате операции наруша­ется кровоснабжение яичников и они перестают функционировать на 3-5 лет раньше, чем заложено при­родой.

— Но многих гормональная терапия страшит прежде всего из-за риска развития рака молочной железы…

— За рубежом гормон-заместительная терапия в массовом порядке применяется уже около двадцати лет. Этой проблеме посвящен ряд многолетних исследований. Мы опираемся на опыт европейских стран, в частности Германии, Швей­ царии, Франции. Так вот, сегодня известно, что риск развития рака молочной железы у женщины, которая в течение пяти лет применяет гормон-заместительную терапию, возрастает на 2,5 процента в год, а без приема гормонов — на 2,8 про­цента. Причем эти расчеты являют­ся результатом наблюдений за жен­щинами с самым поздним естест­венным климаксом, наступающим в 56-57 лет.

Есть еще один важный вывод, сделанный в ходе длительных ис­следований: рак молочной железы, возникший на фоне приема гормо­нов, протекает менее агрессивно и в основном не дает метастазов. Не­маловажно и то, что женщина, полу­чающая гормоны, находится под врачебным контролем.

— А разве нельзя заменить ис­кусственные гормоны лекарствен­ными растениями? Ведь некоторые из них, например циммицифуга и тысячелистник, содержат большое количество фитоэстрогенов. Счита­ется также, что уравновесить гор­мональный баланс помогают и до­зированные физические нагрузки…

— Да, есть лекарственные тра­вы, которые содержат фитоэстрогены. На основе этих растений про­изводят растительные препараты для устранения климактерических симптомов. Но они способны снять только вегетативные проявления — «приливы» и повышенное потоотде­ление, и то не у всех женщин. А бо­лее серьезные патологии продол­жают развиваться. Никакие нату­ральные средства, никакие пище­вые добавки не могут восполнить дефицит половых гормонов и уст­ранить связанные с этим наруше­ния в организме. Вместо того чтобы тратить на них деньги, лучше приобрести витаминно-минеральный комплекс от надежного производи­теля. Ну а физические упражнения, закаливание, как и в целом здоро­вый образ жизни, всегда полезны, потому что эти меры способствуют укреплению иммунитета. Однако на уровень половых гормонов они не влияют.

— Тем не менее многие увере­ны, что прием гормонов неестест­венен для организма. Ведь веками женщины ничего не знали про гор­моны, рожали много детей и были здоровы…

— Детей, действительно, рань­ше рожали много, однако здоровы­ми вовсе не были. Перечитайте рус­скую классическую литературу — даже в романах начала двадцатого века женщина в возрасте 40-50 лет считалась старухой. Сегодня благо­даря социальному и техническому прогрессу продолжительность жиз­ни женщины во всем мире значи­тельно возросла. Теперь период, когда ей приходится жить с дефици­том половых гормонов, удлинился, практически сравнявшись с репро­дуктивным периодом, и составляет 25-30 лет. Но если женщина, спо­собная рожать детей, окружена за­ботой со стороны гинекологов, аку­шеров, центров по планированию семьи, то с наступлением климакса она, по сути, остается предостав­ленной самой себе. А именно в это время развиваются серьезные за­болевания, которые в дальнейшем существенно осложнят жизнь жен­щины и ее близких. Но если их мож­но избежать с помощью замести­тельной терапии, то почему же ее не внедрять для всеобщей пользы?

— Есть еще одна существенная причина, препятствующая внедре­нию гормон-заместительной тера­пии в наших условиях — высокая стоимость этих препаратов. Не каж­дая женщина, особенно после выхо­да на пенсию, может себе позво­лить ежемесячно тратить на гормо­нальные средства 200-400 рублей.

— Да, эти препараты недешевы, потому что изготовлены за рубежом по самым современным технологи­ям. А вскоре для производства гор­монов будет применяться генная инженерия, и они станут еще доро­же. Нас очень волнует ситуация, сложившаяся в России. В развитых странах такие проблемы решаются в рамках общегосударственных программ. Например, в Германии женщины получают гормоны бес­платно за счет средств социального страхования. Наш центр разработал аналогичную федеральную про­грамму. Она требует от государства больших отчислений, но мы рассчи­тываем на понимание важности поднятой проблемы.

— Ну и наконец, Вера Ефимовна, рас­скажите, кому какие препараты предпо­чтительнее? Как дол­го их принимать? Ка­кие обследования нужно пройти для на­значения гормон-за­местительной тера­пии?

— По мнению за­ рубежных специалистов, заместители половых гормонов должны применяться пожизненно, как, например, инсулин при сахар­ном диабете. Признавая это целе­сообразным, мы вынуждены учиты­вать нашу реальность и потому го­ворим хотя бы о 5-8-летнем сроке их приема. Но никаких типовых ре­комендаций по подбору гормонов быть не может. Они назначаются ин­дивидуально. Поскольку при неко­торых заболеваниях гормон-замес­тительная терапия противопоказа­на, каждая женщина обязательно должна пройти специальное обсле­дование грудных желез — маммо­графию, сделать УЗИ матки и яични­ков, определить уровень в крови по­ловых гормонов (ФСГ и эстрадиола), оценить состояние свертываю­щей системы крови и ее липидный спектр, прежде всего уровень холе­стерина. Важно также провести денситометрию для определения уровня плотности костной ткани. Сегодня большинство врачей уже подготовлено к назначению гормон-заместительной терапии: на своих семинарах мы обучили этому четыре тысячи специалистов со всей России. Так что всем женщинам, вступив­шим в период, пред­шествующий менопау­зе или перенесшим операции по удалению матки или яичников, я хочу посоветовать не­замедлительно обра­титься к гинекологу. Это поможет поддер­жать здоровье и актив­ное долголетие.

Валентина Ефимова