Опубликовано в разделе Здоровье, 24.04.2011, 4856 просмотров

Лечебное голодание против рака и не только...

Все слышали о книге Поля Брэгга «Чудо голодания». Это удивительное средство спасло меня от болезни, считающейся неизлечимой. Потом я, накопив большой опыт, помогал другим. И много раз убеждался в том, что голодание обладает таки­ми чудесными свойствами, о которых не догадывался даже Брэгг

Беременность и раковые опухоли

Как это ни странно, но между раз­витием беременности и развитием злокачественной опухоли много схо­жего и всего лишь одна принципиаль­ная разница. Но разница кардиналь­ная: на финише нормальной беремен­ности нас, людей, становится боль­ше, а на финише развития рака — меньше.

С самого начала заболевания или беременности развивается необычай­но густая сеть снабжения чуждого хозяину новообразования. И даже если сам хозяин испытывает дефицит пи­тания, то снабжение опухоли или эм­бриона все равно продолжается.

Иначе говоря, вместо мобилизации против чужака всех защитных сил его не только привечают, но и обслужива­ют в первую очередь.

Значит, чтобы победить рак, надо возбудить против него ту самую им­мунную систему, которая почему-то саботирует свои прямые обязаннос­ти.

Один из способов общего повышения иммунитета — это применение так называемых «неспецифических адаптогенов: мумиё, прополис, золо­той корень, женьшень, магнитные и электромагнитные воздействия и тому подобное. При этом наряду с общим повышением иммунитета улучшается проницаемость межклеточных мемб­ран, повышаются регенеративные спо­собности и в ряде случаев наблюда­ются успехи в борьбе с раком.

Я лично был свидетелем продле­ния на 5 лет (!) жизни больной раком легких за счет применения мумиё и перехода на вегетарианство. Больной было за 70. Рак был диагностирован не только рентгеновским обследова­нием: однажды, закашлявшись, боль­ная выплюнула кусочек опухоли.

Но все же надо помнить, что не­специфические адаптогены — это от­нюдь не морковка и не пучок укропа, а довольно сильные лекарства. И слишком большая доза может вызвать нежелательные эффекты. Так что под­бирать дозы надо строго индивиду­ально и ход лечения контролировать анализами крови.

В данном случае бабусю старатель­но оттаскивала от могилы собствен­ная дочь, кандидат биологических наук, используя сведения из докторской диссертации Любови Гаркави, приез­жавшей для защиты из Ростова-на-Дону в Москву, в МГУ. Вот так иногда и может выясниться, как выгодно вы­растить в своей семье умную дочку. И даже все расходы на образование мо­гут окупиться.

Еще один способ профилактики и лечения — это применение больших доз витаминов А и С. Причем, если их вводить чисто медицинским спосо­бом, то могут появиться симптомы гипервитаминоза. А если просто пе­рейти на вегетарианское сыроедение, но нечего опасаться, ибо за время эволюции наш организм давно научил­ся отбирать ровно столько витами­нов, сколько надо. А вот при инъекци­ях и приеме таблеток это не всегда получается.

Недавно меня познакомили с жен­щиной 50 лет, у которой диагности­ровали в онкологическом центре близ метро „Каширская“ диффузную мезо-телиому (целомический рак) на пра­вой плевре. Ее лечили по обычной схеме с облучением и медикамента­ми. Но вот родственникам было по­тихоньку сказано, что ей осталось 4 месяца жизни… И вот тут она пере­шла на вегетарианство, частично сы-роедное. И Нина С. не только не умер­ла, но даже внешне помолодела, поз­доровела, патологические симптомы как-то постепенно исчезли. И очеред­ное рентгеновское обследование по­казало отсутствие рака.

А вот что было бы без вегетариан­ского сыроедения:

«Прогноз при локализованной мезотелиоме сомнительный, при диф­фузной, как правило, неблагоприят­ный». Конечно, вегетарианское сыроеде­ние — это великая сила, и свекла против рака хорошо, и промытая от соли морская капуста тоже хорошо. Но если у человека такая страшная болезнь, то не надо надеяться на что-то одно, лучше применять по возмож­ности более богатый арсенал мето­дов, каждый из которых является ан­тиканцерогенным.

Еще более резко повышается им­мунитет при лечебном голодании. И имеются единичные случаи успешно­го лечения рака некоторыми методами голодания. Вот живой пример.

Галина 3., 68 лет, раковые опухоли обеих грудей с трещинами, выделе­ниями и давно уже с метастазами. От мастоэктомии (ампутации грудей) от­казалась еще за 1,5 года до обраще­ния ко мне. В общей характеристике состояния — постоянная апатия, без­различие ко всему на свете с частым рефреном: «Быстрей бы конец».

Было применено чередование пе­риодов по 4-5 недель голодания (со свекольными клизмами, обильным питьем, но с допущением небольших количеств кураги, изюма, винограда и дыни) с периодами применения по­ловинных доз лучевой и химиотера­пии.

Трещины стали затягиваться, опу­холи через 10 месяцев уменьшились с 8 до 3 см, и наконец-то появился интерес к жизни.

Далее вегетарианское сыроедение чередовалось с периодами полного голодания.

Возможно, хватило бы и меньших доз лекарств и облучения. Но при та­ком запущенном раке никто и ничего гарантировать не может. Да и без изменения питания и голодания тра­гический конец был бы неизбежен.

А теперь о беременности. Сразу оговоримся, что сам акт зачатия воз­можен только потому, что в матке им­мунитет резко снижен. И, если бы этого не было, то сперматозоиды не смогли бы выполнить свою извечную роль.

В отличие от опухоли вероятность отторжения плода повышается при за­порах и хроническом недоедании. А при лечебном голодании и вегетари­анском сыроедении, напротив, для эмбриона возникают самые благоп­риятные условия, хотя общий имму­нитет и повышается.

Короткие голодания и затяжной пост осовобождают от хронических болезней и позволяют не очень-то бояться заразы. Да и детишки долж­ны появляться худенькие, но энергич­ные.

И подобный опыт имеется.

Галина Сл-ва до 38 лет не имела детей из-за выкидышей, связанных с хронической пневмонией. Ко мне об­ратилась на 56-е сутки очередной бе­ременности. Сразу же стала голодать. Далее чередовала периоды вегетари­анства с лечебными голоданиями по 3-5 суток. А на пятом месяце голода­ла две недели подряд, так как подхва­тила все-таки обычный грипп…

Роды были без осложнений. Ребе­нок худенький, но энергичный.

Росла Анечка без каких-либо осо­бенностей.

Парадокс калия

Суть парадокса в том, что для жиз­ни нам ежедневно надо бы побольше калия. И мы, в частности, по этой причине становимся вегетарианцами. Но, с другой стороны, именно калий дает существенную часть природного радиационного фона.

Конечно, эволюция биосферы Зем­ли была бы невозможна без подо­бной хотя бы минимальной радиации, ибо не было бы так называемых мута­ций. Но каждому конкретному орга­низму любая доза жесткого облуче­ния вредна, так как вызывает радиа­ционные повреждения клеток, забо­левания и преждевременную смерть.

В среднем в каждой тонне породы, содержащей уран, присутствуют 8 г тория, 2,5 гурана и 26 килограммов, именно килограммов калия, из кото­рых 31 грамм — это радиоактивный калий с атомным весом 40.

И не удивляйтесь, пожалуйста. Все знают про радиоактивный уран и то­рий. А вот про природный радиоак­тивный калий знают далеко не все. Но шахтеры калийных рудников зна­ют. Ибо радиационный фон в таких шахтах в несколько раз выше средне­го. И ионизация воздуха также, с чем и связан один из методов лечения бронхиальной астмы.

Роль калия в тепловом режиме Зем­ли не малая. В настоящее время он дает 13,7% тепла, выделяемого все­ми природными радиоактивными эле­ментами. Наглядно это внутреннее тепло Земли мы видим в форме горя­чих источников и вулканических из­вержений. А во времена, так сказать, детства нашей матушки-Земли калия-40 было в 5 раз больше и доля выде­ляемого им тепла была около 30%.

Вот такой парадокс. Для здоровой жизни нам нужны овощи и фрукты. И именно в них наиболее высокая кон­центрация так необходимого нам ка­лия. Но в каждом килограмме калия всегда есть 1,19 г радиоактивного ка­лия.

И это — в каждой ягоде, в каждой морковке, в каждом абрикосе…

Очень надеюсь, что вы не очень напугались. Но те, кто всерьез испу­гался, могут спросить:

— Ты что же? На животную пищу перешел?

Нет, дорогие друзья, не перешел. Я младовегетарианец, то есть вегетарианец, но с допущением яиц и кисло-молочных продуктов. Но к мясу так и не тянет.

И не надо пугаться естественной активности растительной пищи, так как, хотя в животной пище калия мно­го меньше, но урана и тория много больше.

А тут еще, помимо естественной, в наше время стала важной и активность техногенная, вызванная испы­таниями ядерного оружия, ядерными взрывами, так сказать, в мирных це­лях, авариями на АЗС и заводах ядер­ной химии. Да и безалаберностью ра­ботников также.

Так давайте же заодно разберемся и в этом.

В районах недавних аварий основ­ная опасность исходит от радиоак­тивных изотопов цезия, йода, строн­ция и плутония, которые перечислены мною в порядке убывания их роли. И в течение 4-6 лет после аварии более опасна именно растительная пища. В ней часть калия замещается дезием. А йод следует за ним, как тень.

Но у всех активных элементов ско­рость распада весьма различна. А ныне, в местах заражения в результате, к примеру, катастрофы апреля 1986 года на Чер­нобыльской АЭС порядок опасности таков: цезий, стронций и америций.

Америций — это один из так назы­ваемых трансурановых элементов. Его на Земле до 1945 года, то есть до начала «атомной эры» вовсе не было. И не было радиоактивных изотопов цезия, йода, стронция, плутония и многих, многих других. А были из уже упоминавшихся только торий, уран и калий. (Если не считать незначитель­ных количеств радиоактивных изото­пов углерода и радона).

Итак, в первые годы после аварии лучше не употреблять никаких про­дуктов, произведенных в зараженной зоне. Но особенно опасна раститель­ная пища и грибы. Через 4-6 лет пос­ле заражения опасность грибов, рас­тительной и животной пищи стано­вится почти равной.

При этом растения и грибы погло­щают преимущественно цезий и йод, которые много легче других активных изотопов выводятся из организма. А стронций, плутоний и америций легче поглощаются именно животными, осо­бенно высоко концентрируются в кос­тях и зубах, замещая безобидный каль­ций.

Конечно, есть лекарства, ускоряю­щие вывод радиоактивных элементов из организма. Но всего надежнее все-таки — это голодание с чистками, обильным питьем и старательной, но посильной физкультурой, а также с вегетарианским сыроедением. Ибо только такое голодание с обильным питьем и нагрузкой омолаживает даже внутреннюю структуру костей. Другие типы голодания, если они лечебные, омолаживают мягкие ткани, жидкие ткани (кровь и лимфу), иногда, но без гарантии, омолаживают хрящи и дру­гие виды коллагеновой ткани, но сами кости не вылечивают. В питание надо обязательно включать зелень (особен­но петрушку, укроп или сельдерей), сливу или чернослив, свеклу, промы­тую от соли морскую капусту, и очень хороши были бы арбузы, или дыни, или виноград. И не после еды, а вместо еды!

Как и предсказали нам японцы, в зонах поражения (а это, к примеру, сейчас 23% территории Белоруссии) сначала в несколько раз возрастает заболеваемость злокачественными болезнями крови, щитовидной желе­зы и горла; иммунитет резко падает, в связи с чем растет и заболевае­мость обычными, казалось бы, болез­нями. Такие больные, даже если у них нет рака, напоминают больных СПИ­ДОМ. Но «СПИД» у них возник не от вируса, а от радиационного пораже­ния, в частности и иммунной систе­мы.

Через 4-6 лет этот тип заболевае­мости останется по-прежнему высоким, но возрастет роль злокачествен­ных болезней костей.

Особенно же опасна радиация для беременных, кормящих и для детей.

Но даже в самой опасной зоне сна­чала появились самоселы-старики, те, что затосковали по родным местам; а в самое последнее время появились среди самоселов даже семьи с деть­ми и беременными. Это беженцы из «горячих» зон. Они знают про радиа­цию, но рады уже тому, что здесь не стреляют.

Кстати, среди, так сказать, «ликви­даторов» из России умерли около 7 тысяч человек, — это по данным общественной органи­зации «Союз Чернобыль». А ведь все они в 1986 году были молодыми и здоровыми — и даже годными к воен­ной службе. Во всяком случае, в Чер­нобыле они активно ликвидировали последствия катастрофы.

До 1963 года неподалеку работала обогатительная фабрика. Ее закрыли, отвалы закопали и огородили колю­чей проволокой. Но население брало из запретной зоны материал для шту­катурки, собирало грибы и ягоды, ело местную рыбу. И уж если люди так беспечны, то кошки вообще до сих пор ничего не знают…

И, кстати, в городишке Наровля на Припяти в 50-70 км (если по прямой) от Чернобыльской АЭС мыли дома и улицы, почву во многих местах срыли, но через несколько недель дозиметр опять указывал на опасность…

И в наихудшем положении оказа­лась Белоруссия, где почти четверть территории до сих пор опасна для проживания. Но республика не на­столько богата, чтобы отселить всех, кого надо. А братья-славяне сами в экономическом кризисе. И все, кто может, из опасных зон сами уезжают.

За две тысячи верст от Чернобыля в северо-восточной Швеции живут са­ами, они же лопари. До 1986 года жили они оленеводством, охотой, со­бирательством и рыболовством. Но с тех пор правительство одевает их и кормит привозной пищей. Дотошные инспекторы проверяют рыбу и олени­ну. Сначала всю оленину закапывали, теперь — только часть.

Так что не забывайте про голода­ние, вегетарианское сыроедение и промытую морскую капусту. Мне лич­но все это кажется очень вкусным.

Я не бывал ни на Южном Урале, ни ближе 700 верст от Чернобыльской АЭС. Но и мне досталось. В начале шестидесятых сзади меня на работе стоял шкаф с очень богатыми рудами тория. Пострадала только шевелюра. Впрочем, я — голодатель со стажем.

Сергей Бородин