Опубликовано в разделе Здоровье, 10.01.2011, 1040 просмотров

Искусство думать о солнце

Каждую ночь жители Соединен­ных Штатов Америки принимают двенадцать миллионов таблеток сно­творного.

Такое ошеломляющее заявление было сделано на одной из недавних конференций представителей фармацевтической промышленности США.

Статистика показывает, что за по­следние годы употребление снотвор­ных препаратов американцами воз­росло на тысячу процентов. А ведь сон — естественный восстанови­тельный процесс. Чем же объяснить такие массовые его нарушения?

Оказывается, больше всего на­рушения сна связаны со стрессами. Каждая вторая больничная койка в Америке занята пациентом, который заболел из-за неспособности управ­лять своими эмоциями. Заболевания могут быть разными, а причина одна — нервное перенапряжение.

Современный человек разучился расслабляться, сочетать нагрузку с отдыхом. Мой друг, знаменитый бейсболист, сказал как-то , что нико­гда не возьмет в команду даже очень способного игрока, если он слишком напряжен на площадке. Чтобы удар был метким, пояснил он, надо бить по мячу не напрягаясь — тогда все мускулы сохраняют эластичность и работают скоординированно. Это за­ключение применимо не только к спорту.

Понаблюдайте за людьми, которые много и успешно трудятся. Они все делают с легкостью, прилагая минимальные усилия. Поступая та­ким образом, они высвобождают ог­ромное количество энергии.

Однажды я наблюдал, как рабо­чий перебрасывал кучу песка. Это было прекрасное зрелище! Лопата ритмично поднималась и опускалась. Отточенным свободным движением он переносил песок, ничего не рас­сыпая. И снова лопата врезалась в песок, тело наваливалось на лопату, лопата описывала безупречную дугу. Я не был удивлен, когда мастер ска­зал, что это один из лучших рабочих. Передо мной был человек, владею­щий искусством не напрягаться.

Эту же способность я подметил в одном из моих друзей, известном бизнесмене. Его лицо никогда не принимает сосредоточенного выра­жения, движения расслаблены и тем не менее он выполняет очень боль­шой объем работы. Я поинтересо­вался, как ему это удается. «Все де­ло в умении настроиться, — ответил он. — Каждое утро после завтрака мы с женой примерно четверть часа тихо сидим в гостиной, прислушива­ясь к себе. Куда бы я ни торопился, это мой обязательный утренний ри­туал».

Однажды, приехав в командиров­ку, я мчался с пачкой писем по ве­ранде отеля. Неожиданно меня ок­ликнул коллега, сидевший в кресле-качалке. Он спросил:

— Куда это вы так мчитесь? Иди­ те-ка сюда, устраивайтесь рядом и помогите мне в величайшем из искусств.

Я был заинтригован.

—  В искусстве, почти утерянном нами, — добавил он.

—  Объясните, о чем вы…

—  Я упражняюсь в искусстве про­сто сидеть на солнце. Сидеть, под­ставив лицо его лучам. Тепло, веет ветерок. Это позволяет внутренне успокоиться. Вы когда-нибудь думае­те о солнце? — спросил он. — Оно никогда не спешит, не шумит, но де­лает за долю секунды больше рабо­ты, чем вы и я за всю жизнь. Оно со­гревает землю, наливает соком ово­щи, фрукты, зерна, разгоняет дожде­вые тучи и все умиротворяет. Сидя на солнышке, купаясь в нем, я чувст­вую, как оно посылает мне свою энергию. Бросьте письма в угол и са­дитесь рядом со мной…

Конечно, есть немало людей, ко­торые «просидели на солнце» свою жизнь, ничего в ней не добившись. Между искусством думать о солнце и ленивым времяпрепровождением есть большая разница. Настроив­шись на поток созидающей энергии, вы впитываете эту энергию в себя.

Как-то раз я участвовал в съемках телевизионной передачи. Это заняло гораздо больше времени, чем было оговорено, и все начали нервничать. Лишь один из приглашенных на пе­редачу не проявлял никаких призна­ков беспокойства. Он никого не торо­пил, не подгонял, не нервничал и не волновался. Не расхаживал взад-вперед, не названивал в свой офис. Видя, что дело не движется, он сел в у юлке на стул.

Обожая разгадывать загадки человеческой натуры, я подсел к нему и попросил рассказать о том приеме, которым он пользуется, чтобы до­биться такой впечатляющей безмя­тежности.

— Вообразите себя медузой, — сказал он, — а еще лучше мешком, набитым картошкой. Теперь пред­ ставьте себе, как мешок развязыва­ ется, картошка высыпается. Что мо­ жет быть расслабленнее, чем пустой мешок из дерюги? Когда я застреваю в транспортной пробке и понимаю, что опоздал, я не сжимаю кулаки, не выкрикиваю проклятая Я выключаю зажигание и, закрыв глаза, начинаю сочинять стихи. Таким образом я со­ чинил уже целую книгу. В течение дня выпадает немало таких возмож­ ностей как следует расслабиться. Пусть эти периоды неожиданны и ко­ ротки — внутренняя сила зависит не от продолжительности расслабления, а от его качества.

Однажды в ночном поезде, сле­довавшем из Вашингтона в Нью-Йорк, я встретил знакомого конгрес­смена, который ехал на собрание из­бирателей.

— Судя по всему, вы не особенно волнуетесь перед выступлением, — заметил я.

—  Если я буду волноваться, я не справлюсь с ситуацией, — ответил он. — Я знаю, что люди, перед кото­ рыми мне предстоит выступить, на­ строены весьма враждебно. Но я умею вести себя в подобных ситуа­ циях непринужденно. Я глубоко ды­ шу, говорю спокойно, искренне, вы­ казываю дружелюбие и уважитель­ ное отношение к слушателям и нико­ гда не повышаю голос. Главное — хранить уверенность в благополучном исходе дела и улыбаться.

Еще один урок подкупающей доб­рожелательности преподнес мне мой друг мистер Фарлей. Торопясь на встречу с читателями, мы шли по коридору отеля, занятые разговором. Проходя мимо горничной, стоявшей возле тележки с бельем, мистер Фарлей вдруг протянул ей руку и ска­зал: «Здравствуйте. Я — Джим Фарлей. Очень рад познакомиться».

Девушка очень удивилась, потом ее лицо расцвело в широкой улыбке. Это была великолепная иллюстра­ция того, как легко доставить радость человеку и получить от этого удо­вольствие самому.

Кафедра психологии одного из американских университетов прове­ла анализ качеств, необходимых для того, чтобы нравиться окружающим. Набралось аж сорок шесть качеств. Но есть одно главное, которого дос­таточно, чтобы иметь успех у всех, — любовь к людям, искренний добро­желательный интерес к ним. Если это есть, все остальное приложится. А если нет, то и остальные качества не помогут.

Вспоминаю, как один молодой человек обратился ко мне за помо­щью. У него плохо складывались от­ношения с окружающими.

—  Я стараюсь изо всех сил, — объяснял он, — я пытался применить на практике все правила общения, которым меня научили психологи, но ничего так и не добился. Люди не любят меня и все.

Поговорив с ним, я понял, в чем дело. В его манере я уловил чувство превосходства, эгоцентризм. Он был очень жестким и очень напряженным человеком.

—  Нет ли какого-нибудь способа измениться так, чтобы нравиться людям? — все спрашивал он.

Мне известен только один способ: научиться любить других и забыть о себе. Это нелегкий способ, но очень продуктивный.

Примеры, которые я привел, свидетельствуют о том, что жизнь может быть полна радости и удовлетворе­ния несмотря ни на что. К сожале­нию, многие поникают под грузом ка­ждодневных забот. Проводят день за днем в борьбе, испытывая чувство унылого отвращения к тому, что, по их мнению, уготовила им судьба. Ко­нечно, в жизни любого человека слу­чаются неприятности, но преодоле­вать их помогает определенный на­строй и умение контролировать свои чувства.

Я ни в коем случае не пытаюсь игнорировать или приуменьшать превратности и трагедии этого мира. Я только советую не позволять им довлеть над вами. Научившись от­брасывать тяжелые мысли, вы може­те подняться выше горестей, обычно побеждающих вас. А когда станет со­всем невмоготу, просто сядьте в ти­хом месте и подумайте о солнце, ко­торое все равно рано или поздно прорвется к земле, какие тучи ни за­стилали бы небосвод.

Американский институт геронто­логии провел опрос 1000 людей в разных странах, доживших до ста лет, чтобы выяснить, какие качества помогают жить долго и избегать бо­лезней. Систематизировав ответы, ученые выделили общие показатели:

— умеренность во всем, включая проявление эмоций;

— простая и легкая пища, иногда даже жизнь впроголодь;

— любовь к людям;

— вера в Бога;

— умение расслабляться и отго­нять от себя неприятные мысли;

— свобода от беспокойства и страхов, особенно за свою жизнь.

А кроме того, все долгожители признались, что испытывают радость от одной мысли о том, что еще могут смотреть на солнце.

автор: Норман В. П.