Опубликовано в разделе Здоровье, 07.01.2011, 1063 просмотра

Исключительные пациенты

Известный американский хирург Берни С. Сигел поставил себе целью разобраться: что помогает человеку выжить, когда врач отводит ему не­долгий срок жизни (в США принято сообщать об этом больному). Сигел проанализировал сотни писем, полу­ченных от пациентов, живущих пол­ноценной, активной жизнью, несмот­ря на клинически и лабораторно дос­товерные диагнозы неизлечимых бо­лезней, рак, множественный склероз, даже документально подтвержден­ный случай СПИДа. Он назвал таких людей «исключительными пациента­ми».

Сигел организовал для таких исключительных пациентов группы психотерапии, в которых использо­вал методики, разработанные супру­гами Карлом и Стефани Саймонтона-ми (он — онколог, она — психотера­певт). Результаты превзошли все ожидания. Из 159 больных с предпо­лагаемым сроком жизни до года 19% выздоровели, у 22% произошла ре­миссия (стойкое улучшение), осталь­ные прожили вдвое больше предскат занного врачами срока и, главное, ка­чество их жизни резко улучшилось.

Прежде всего доктор Сигел изме­нил стиль поведения с больными. Он установил  с  ними  тесный  эмоциональный контакт. Пациенты называ­ют его по имени. Беседуя, он обычно держит больного за руку. Он даже обрил голову наголо, чтобы быть на равных с теми, у кого после химиоте­рапии выпали все волосы. Он на­страивает больного на операцию и помогает ему прийти в себя после нее. А стоя за операционным столом, разговаривает с тем, кого оперирует, хотя тот находится под общим нарко­зом (согласно последним исследова­ниям, слова, произносимые хирур­гом, доходят до сознания оперируе­мого человека). Его подопечные на операционном столе засыпают и про­сыпаются под музыку, которую они заранее вместе подбирали. По этому поводу Сигел вспоминает забавный случай. Пациент, просыпаясь под му­зыку арфы после операции, засме­ялся: «Доктор, хорошо, что я слышал эту же музыку до операции! Иначе я решил бы, что нахожусь в раю».

Доктор Сигел рассказывает, что во время операции пациент физиче­ски реагирует на внушение: в ответ на успокоительные и подбадриваю­щие слова у него часто снижается частота сердцебиения, уменьшается кровотечение.

Все это приводит к тому, что па­циенты после операции значительно лучше себя чувствуют и быстрее вы­здоравливают. А ведь эти простые и эффективные психотерапевтические методы не требуют никаких дополни­тельных капиталовложений. Необхо­димы только искреннее чувство со­страдания к больным и желание им помочь!

Один хирург из Калифорнийского университета гипнотизировал паци­ентов до операции, внушая им, что кровь должна уходить из рабочей зо­ны. В результате кровопотери умень­шились вдвое. Некоторые хирурги проводят сеансы гипнотерапии, когда больной уже находится под общим наркозом, чтобы предотвратить ос­ложнения. В результате этих внуше­ний ни одному из испытуемых после операции не понадобился катетер, хотя обычно в таких случаях он бы­вает необходим.

Надежда на благоприятный исход операции значительно возрастает вследствие доверия пациента сво­ему врачу и уверенности в том, что ему обязательно помогут. Многое в дальнейшей судьбе больного зави­сит от того, насколько человечные и эмоциональные отношения сложи­лись между ним и врачом до опера­ции. Исследования в Гарвардском университете показали, что, если анестезиолог вечером накануне опе­рации приходил к пациенту, подбад­ривал его и подробно объяснял, что и как будет делать, тому хватало вдвое меньшей дозы наркоза. А ведь наркоз далеко не безвреден для ор­ганизма.

Доктор Сигел исходит из извест­ного натуропатического постулата: «нет неизлечимых болезней, есть не­излечимые пациенты» и видит свою задачу в том, чтобы научить челове­ка сопротивляться болезни. Дело не только в том, считает Сигел, чтобы активизировать иммунную систему, укреплять защитные силы организма для борьбы с болезнью. Необходимо переоценить свою жизнь, свои отно­шения с близкими. Врач должен нау­чить пациента рассматривать бо­лезнь как вызов судьбы и научить его мужественно противостоять этому вызову.

Норман Казинс в книге «Анатомия болезни с точки зрения пациента» рассказывал, как, еще будучи ребен­ком, понял, насколько важно состоя­ние духа пациента. «Когда мне было 10 лет, — писал он, — я попал в ту­беркулезный санаторий… Самое ин­тересное — это то, как пациенты, по­падавшие в санаторий, мгновенно разделялись на две группы: на тех, которые были уверены, что победят болезнь и вернутся к нормальной жизни, и тех, которые обрекли себя на длительную и безнадежную бо­лезнь. Я относился к группе ребят, настроенных оптимистически, — мы быстро сдружились, активно участ­вовали во всяких проделках, все время играли и веселились и при этом мало общались с ребятами, ко­торые ждали худшего. Когда в сана­тории появлялись новенькие, мы старались вербовать их в наши бод­рые ряды, пока за работу не приня- лась команда нытиков… На меня произвел сильное впечатление тот факт, что процент ребят, которых выписывали из санатория с диагно­зом „здоров“, в группе оптимистов был гораздо выше. Уже тогда, деся­тилетним мальчишкой, я понял зна­чение психики для противостояния болезни. Надо надеяться на лучшее, — вот урок, который я запомнил на всю жизнь, и он потом очень мне при­годился. С этих же пор я стал ценить жизнь».

Доктор Джером Д. Франк из меди­цинского колледжа университета Джона Гопкинса считает, что лечение любой болезни, при котором не вра­чуется дух, грубо и неполноценно. Он привел данные исследования, про­веденного в Великобритании по по­воду лечения инфаркта. Согласно этим данным, количество пациентов, вылечившимся в реанимационном отделении больницы, в среднем не превышало количество тех, кто вы­здоровел в домашних условиях. По мнению доктора Франка, эмоцио­нальное напряжение человека, в кри­тический момент жизни окруженного техническими новинками, а не живы­ми сочувствующими людьми, сводит на нет любое теоретически допусти­мое преимущество медицинского электронного оборудования. Далее доктор Франк упомянул о 176 онколо­гических больных, у которых насту­пила ремиссия, хотя им не делали ни хирургических операций, ни облуче­ния, ни химиотерапии. Он пришел к выводу, что искренняя вера пациен­тов в свое выздоровление, подкреп­ленная глубоким убеждением в этом их врачей, — мощный фактор, спо­собствующий ремиссии.

К успеху в лечении приводит «бо­евой дух» пациентов, а не стоическое смирение. Лондонские исследования под руководством доктора Кейт Петингел показали, что 75% раковых больных, активно борющихся с бо­лезнью, жили в среднем на 10 лет больше, чем им предрекали.

Медицина редко изучает отноше­ние пациентов к жизни, а именно это в значительной степени определяет исход серьезной болезни. На одном полюсе — те, для кого перенести операцию проще, чем изменить свой образ жизни, а на другом — исклю­чительные пациенты, отказываю­щиеся верить в поражение. Они ве­дут борьбу с болезнью до конца и своей жизнью доказывают, что пси­хика может эффективно влиять на состояние внутренних органов (соматику). Научные исследования и каж­додневная клиническая практика подтверждают, что психика изменяет соматику через центральную нерв­ную систему, через иммунную и эн­докринную системы. Умиротворенное состояние психики посылает орга­низму сигнал жизни, а депрессия, страх и неразрешимые конфликты — сигнал смерти.

Исключительные пациенты не боятся бросить вызов судьбе. Они готовы рискнуть ради победы. Они умеют радоваться любому проявле­нию жизни здесь и сейчас и любят радовать других. Они не боятся бу­дущего. Они знают, что ощущать счастье может даже тяжело больной человек, потому что счастье — это результат внутренней работы. Ис­ключительные пациенты не боятся узнать всю правду о своей болезни. Они готовы изменить свой жизнен­ный уклад. Они хотят видеть во вра­чах учителей, советчиков. Исключи­тельным пациентом может стать тот, кто не раздумывая ответит ут­вердительно на вопрос, хочет ли он жить до 100 лет.