Опубликовано в разделе Здоровье, 24.01.2011, 1003 просмотра

Холотропный терапевт

Анна Цымбал по профессии — кибернетик. Она занимается изучением измененных состояний сознания. Особенно ее интересует цели­тельный аспект таких состояний. Последние три года она специализируется на методике, разработанной известным американским психотерапевтом Ста­ниславом Грофом, которая у нас получила название холотропное дыхание.

В самом общем виде суть этой необычной методики можно охарактеризо­вать как вхождение в измененное состояние сознания с помощью интенсивно­го дыхания. В сходное состояние мы можем входить во время творческого озарения, влюбленности, в экстремальных ситуациях, в сновидениях. Во вре­мя сеансов холотропного дыхания происходит исцеление от самых разных недугов за счет активизации подсознательного и освобождения от зажимов психики. Поэтому его еще называют холотропной терапией. Однако это не только лечебный метод, но и способ самопознания.

Анна Цымбал обучалась искусству холотропной терапии в Америке у Ста­нислава Грофа и получила там сертификат ведущего. Она — одна из немно­гих в нашей стране, кто имеет право вести сессии холотропной терапии. Пуб­ликуемые здесь заметки интересны тем, что передают целостный, «холотропный» взгляд на мир.

Полтора года назад в моей жизни начался очередной новый этап, как будто перевернулась страничка. Три предыдущих года я провела, работая и учась то в США, то в России. Я подсчитала: в России за все поездки набежал год, в США — два. Я долж­на была прожить в Америке доста­точно долго, чтобы полюбить и по­нять эту страну. Три года борьбы и до­верия, любви и непокорности, нос­тальгия по России, рождающаяся неж­ность к другой стране понадобились, чтобы воспринять тонкие особенно­сти метода холотропного дыхания.

Первая поездка к Грофу

Туман на Вест Хартфорд свалил­ся неожиданно. Все подернулось дым­кой, машины плыли в мерцающей белизне — начинался буран. Мне предстояло добраться в Нью-Йорк­ский аэропорт — три часа в хорошую погоду. А в буран?

Автобус — огромный экспресс с туалетом и двумя столами — отпра- ился на час позже. Народу было ма­ло. Я устроилась на двух мягких креслах, глядя в окно и сжимая в ку­лаке карамель «Надежда» в голубой обертке, привезенную из Москвы пять месяцев назад.

Мне хорошо в дороге. Я люблю по­езда с белыми занавесками, отплы­вающие пароходы и самолеты, летя­щие между двумя мирами, — напри­мер, между Россией и Америкой. В дороге случается что-то важное. Ино­гда мне кажется: я что-то сшиваю.

Это мое первое путешествие по стране. Я должна перелететь огром­ный континент, Северную Америку, по диагонали — с востока на юго-запад. А дальше на перекладных — автобусе и лимузине — перебраться ночью по Золотому Мосту на другой берег залива, чтобы добраться до маленькой гостиницы в Хилсбурге до полпервого ночи.

Женщина-таксист, ростом еще меньше, чем я, уверенно забрасыва­ет в багажник мою сумку: успеем! Мы мчимся по ночной стране, где в фев­рале лето, где что-то журчит и растет и у гостиницы цветет вишня…

Я приехала за пятнадцать минут до контрольного срока. В гостинице мне сказали: «Вы действительно за­бронировали номер — в компьютере есть запись. Но мест нет… Не расстра­ивайтесь!». Я совсем недавно приеха­ла в Америку. Заказать номер, погово­рить по телефону было для меня про­блемой. Слов диктора в аэропорту я почти не понимала. И конечно, среди многих мифов об Америке во мне жил и такой: «здесь так не бывает».

«Спасибо, — сказала я админист­ратору и засмеялась. — Я чувствую себя как дома, как в своей стране…».

Меня поселили на первом этаже, в зале с тренажерами и массажным столом. Стопкой лежали чистейшие белые полотенца, но в двух ванных комнатах — ни одного крана. Так что умывалась я, зачерпывая бумажным стаканчиком чистую воду из унитазного бачка.

За окном нежно пахло весенним Коктебелем. А утром автобус уже вез меня в Покет Рэнч, к Грофу.

Возвращение

Через два с половиной года после этой поездки мы с дочерью оконча­тельно вернулись в родную страну. В мою родную страну входят Россия, где я живу, и Белоруссия, где я ро­дилась. На обучение у Станислава Грофа, на наши с дочкой поездки в Россию и просто «на жизнь» я зара­батывала сама. Я привезла домой не­много денег и то, чему научилась. Привезенного хватило на то, чтобы полгода кормить семью — дочку, двух пуделей и кота Машку, купить музыкальный центр и матрасы и про­вести два бесплатных тренинга в Бе­лоруссии — в общем, чтобы начать.

Метод холотропного дыхания хо­рош для глубокого самопознания и очень эффективен после сильного стресса — чтобы с новым понимани­ем заново построить то, что было разрушено. Строя себя и помогая в этом другому человеку, мы учимся помогать самой жизни.

Всем вместе нам предстоит по­строить более человечный мир и ис­целить Землю. Для этого нам нужны любовь, взаимопонимание, сотворче­ство и поддержка. Многим предстоит научиться осознавать себя, слушать другого не только умом, но и серд­цем, научиться любить и поддержи­вать жизнь.

Каждый дышит, как он слышит

Техника холотропного дыхания соз­давалась и с этой целью: дышать и слушать. В ней каждая мельчайшая де­таль — результат взгляда, проникну- того любовью, а также глубокого опы­та, исследовательской честности и чис­того намерения ее авторов, супругов Станислава и Кристины Гроф. Она также результат труда и творчества многих тысяч людей, прошедших и проходящих этот эмпирический, а не умозрительный опыт гуманности.

Во время сеансов холотропного дыхания мы учимся взаимодейство­вать с бессознательным, которое Карл Г. Юнг определил как «имею­щее к нам непосредственное отно­шение Неведомое». Учимся уважать то, что за порогом, «там».

Сеанс холотропного дыхания на­чинается с релаксации и настройки на свой внутренний ритм. Как музыкант перед импровизацией, человек слу­шает себя, свое настроение, атмо­сферу вокруг, улыбается чему-то… щелчок — и началось творчество, пришло спонтанное дыхание…

Вы дышите, находясь в глубокой связи со своим внутренним миром. Ваше дыхание — той или иной сте­пени интенсивности и глубины — со­звучно происходящим внутри собы­тиям… Спустя некоторое время ве­дущий включает музыку.

Музыка не «ведет дыхание», но поддерживает глубокий творческий и целительный процесс. Она никуда не уводит, ведь холотропная терапия это не дурман, а глубокая духовная психотерапевтическая практика. Под­бор музыкальных фрагментов и варь­ирование громкости осуществляется ведущим. Он должен это уметь.

Кто такой «холотропный терапевт»

Греческое слово «терапейя» — это «забота, попечительство». Ис­кусство «холотропного терапевта» состоит в «способности к поощрению и поддержке драматического эмпи­рического процесса в другом челове­ке» (С. Гроф, «Неистовый поиск себя»). Ведущие не вмешиваются в происходящее, однако оказываются рядом, когда нужна их помощь.

Как профессионал ведущий отве­чает за безопасность участников, соз­дает атмосферу поддержки, заботли­вого внимания и уважения к лично­сти. Он должен грамотно подготовить к сессии отважных исследователей — «дышащих» и заботливых наблюда­телей — «ситтеров». Умело приме­нять фокусированную работу с те­лом — один из основных компонен­тов метода. А после сессии ведущий должен выслушать рассказы участни­ков так, чтобы поддержать происхо­дящий в них процесс интеграции. За этими и другими профессиональны­ми навыками стоит собственная глу­бокая внутренняя работа и готовность без страха встретить чужую боль.

Ведущий должен уметь многое. Поэтому он не менее двух лет прохо­дит обучение у Грофа, после чего сдает экзамен на сертификат.

Получив сертификат, будущий ве­дущий подписывает «Этическое со­глашение» и после этого может прак­тиковать метод и использовать его фирменное название. В случае на­рушения «Этического соглашения» выданный сертификат может быть объявлен недействительным.

Особенности национальной методики

На одном из тренингов в Минске уже в качестве ведущей я столкну­лась со знакомой проблемой. На вводной лекции рядом оказались двое молодых людей. Когда подошло время знакомиться, первый расска­зал, как вместе с подругой сбегал с назначенных (!) доктором в госпитале сеансов холотропного дыхания, ос­тавивших у него тягостное впечатле­ние. А его сосед оказался тем самым врачом-психиатром,  который  назначал и проводил упомянутые сеансы. Чтобы разрядить обстановку, я рас­сказала о новой прекрасной возмож­ности для всех — учиться холотропному дыханию у самого Станислава Грофа, не уезжая из России.

Молодой психиатр на мои сессии не пришел, а его бывший пациент, 19-летний человек, проявил твердое намерение и мужество — и добился значимых результатов.

Институт ситтерства

Готовя участников к сессии, я под­робно рассказываю о ролях ситтера и дышащего. Ситтеру не надо беспо­коиться или стараться проникнуться чувствами дышащего, чтобы вовремя ему помочь. Напротив, его гармонич­ное состояние — покой, уважение, внимание без оценки — будут цели­тельны для доверившегося ему че­ловека. Если вспомнить мультфильм Юрия Норштейна «Ежик в тумане», ситтер для дышащего — как медве­жонок для ежика. А вот дышащий по­хож на ежика, плывущего по реТсе: «Пускай река сама несет меня…».

Чтобы научиться помогать При­роде — своей и другого человека — надо научиться ее слушать. Поэтому будущие ведущие обучаются не ме­нее двух лет.

Минут за пятнадцать до начала сессии большинство участников — на своих местах. Места в зале выбира­ют заранее. Широкий и толстый, но не слишком мягкий матрас застилают свежей простыней. Сверху — плед.

Пожелать кому-то счастливого пу­ти лучше сейчас. В зале нет суеты, шума, но чувствуется особая взвол­нованность, атмосфера благородст­ва, поддержки.

Ведущий напутствует дышащих, проверяет, все ли в порядке. За не­сколько минут до начала — тишина. Когда же включается музыка, от ситтера к ситтеру — и так по всему залу — происходит краткая безмолвная передача чего-то — может быть, им­пульса верности или благородства… Короткое «Я здесь» — будто два че­ловека обнялись на пороге, прежде чем уйти в Неизвестность.

Право быть ведущим

В нашей стране, где, прочитав книжку, можно проводить сеансы хо­лотропного дыхания с пациентами, непонимание глубокой философии, этики и принципов этой методики, а также незнание и несоблюдение ос­новных ее стандартов — увы, рас­пространены. Многие специалисты в разных городах бывшего СССР ис­пользуют для рекламы предлагае­мых ими дыхательных практик зна­чимую часть слова holotropic ( «холотроп», «холотропный») и ссылаются на полученный сертификат.

Для того чтобы начать обучение в Grof Transpersonal Training Inc. (GTT) — единственной организации, обу­чающей профессиональных ведущих, надо иметь предварительный опыт дыхания по методу холотропного ды­хания не менее 150 часов (или 12 сессий) с любым из сертифициро­ванных Грофом ведущих. Все серти­фикаты, полученные не в GTT, могут только удостоверять это количество часов и сессий. Право стать «холотропным терапевтом» дается Гро­фом после успешного завершения специальной тренинговой программы в GTT и успешной сдачи экзамена.

Методу холотропного дыхания около тридцати лет. Во многих стра­нах его успешно используют обучен­ные ведущие. Шесть человек из бывшего СССР также получили сер­тификаты у Грофа. Я счастлива, что попала в их число.