Опубликовано в разделе Здоровье, 06.02.2011, 1130 просмотров

Формула жизни

У меня есть своя гипотеза ста­рения. В соответствии с ней системы старения делятся на основные и сопутствующие. Ос­новные системы старения — те, ко­торые не меняются в зависимости от внешних условий. Например, количе­ство делений клеток. Если оно не более 50, то бегай, не бегай — будет 50 делений до конца жизни. Основ­ных систем, очевидно, несколько. Они дублируют друг друга и являют­ся неотвратимыми. В противном слу­чае среди нас ходили бы 800-летние. Но такого не происходит.

Основные системы и определяют продолжительность жизни данного вида. У человека она, конечно, за 150 лет.

Системы — спутники старения «способствуют» окончанию жизни. Они как бы подготавливают сознание и физиологию человека к факту окон­чания жизни. Это различного вида «возрастные» заболевания: атеро­склероз сосудов, остеохондроз, уменьшение гибкости суставов и т.п. Кажется, что они носят законо­мерный характер. Однако научные исследования и опыт физкультурни­ков опровергают это мнение. В книге Рубакина «Похвала старости» при­ведена любопытная статистика. Ока­зывается, каждое распространенное «возрастное» заболевание не обна­руживается у более чем 50% обсле­дованных.

Профессор Ф. Бульер заметил, что у человека, в отличие от машин, стареют меньше всего те органы те­ла, которые больше всего работают. Более того, выделение, например, продуктов катаболизма кортикостерона и гидрокортизона надпочечниками не изменяется сколько-нибудь заметно между 29 и 89 (!) годами. Ес­ли нет патологии, то число и структу­ра эритроцитов, лейкоцитов и тром­боцитов остаются в 70 лет такими же, как и в 20. Также не меняются с возрастом пропорция глицерина, кис­лотно-щелочное равновесие и цен­тральная нервная система.

В итоге ряд геронтологов призна­ют, что изменения в организме, как правило, не связаны со старением, а обусловлены патологическими про­цессами. Таким образом, можно ут­верждать, что сопутствующие систе­мы старения носят индивидуальный характер и не определяют видовую продолжительность жизни. Что из этого следует? Очень важное: гра­мотная физическая культура может убрать системы — спутники старения и омолодить организм.

Насколько? Интуитивно на это от­ветил Иван Ефремов в своем «Часе быка». Его космонавты будущего бы­ли примерно в 2 раза моложе своего возраста. 40-летние выглядели и ра­ботали, как 20-летние. Наблюдая в жизни Михаила Котлярова, Николая Амосова, Галину Шаталову, Алек­сандру Стрельникову и других кори­феев здорового образа жизни, я уточнил формулу Ефремова и ввел поправку на первые двадцать лет жизни.

Именно в эти годы человек не убавляет себе годы, а скорее наобо­рот, спешит стать взрослее, солид­нее, утвердиться в жизни. Мысль о сбрасывании лет приходит лишь по­сле двадцати. Поэтому для людей старше 20 лет, ведущих здоровый образ жизни, истинный (физиологи- ческий) возраст определяется фор­мулой:

возраст+20
2

Тридцатилетний физкультурник может дотренироваться до 25-лет­него возраста:

30+20
2

сорокалетний — до 30-летнего, шес­тидесятилетний — до 40-летнего, восьмидесятилетний — до 50-летне­го.

Не так ли выглядят многие аме­риканцы в своей благополучной стра­не с ее культом аэробики и здорового образа жизни? Легкая походка, уве­ренные движения, худощавые благо­родные лица, серебристая седина. Человек ощущает пружинистое тело и не чувствует внутренних органов. Их как бы нет.

Есть ли предел этой гармонии те­ла и духа? Да, есть. Здесь уместно вспомнить основные (генетические) системы старения, общие для всех. По моим наблюдениям, они заявляют о себе в возрасте 90 лет. В этом ме­ня убедили не только многочислен­ные знакомые, но и известные чита­телям фигуры. Помимо М. М. Котля­рова на 91-м году жизни сдал акаде­мик А.А. Микулин.

Полагаю, что и Николаю Михайло­вичу Амосову не стоит беспокоиться до достижения 90-летнего рубежа. Даже с вшитым стимулятором серд­ца. Даже если физической культурой придется заниматься 50% времени бодрствования! Пружинистое, неве­сомое тело и ясные мысли стоят того!

Владимир Скрипалев