Опубликовано в разделе Здоровье, 31.05.2011, 7482 просмотра

Если болит живот

Для начала расскажу свою исто­рию. Сколько-то лет назад были мы с младшим сынишкой в журналистском Доме творчества неподалеку от подмосковного Зеленограда. Катались на лыжах, я что-то  писал. Однажды ранним утром, часов в шесть, прос­нулся от сильной боли. Болел живот, «под ложечкой». Больно так, будто получил  тяжелый удар. Ворочался, крутился. Боль  не  проходила. Еле дождался рассвета. Пошли завтра­кать. С трудом добрался до столовой. Аппетит у меня хороший  всегда. А здесь на еду смотреть не могу. Попро­сил стакан горячей воды. Чувствую, что организм ничего другого принять не может. Выпил второй стакан. Боль поползла вниз. Идти едва могу. Маль­чик перепугался. Соседи  всполоши­лись. Нашли машину, чтобы отвезти в зеленоградскую  больницу. Попросил посмотреть за сынишкой и уехал.

В приемном покое врач сразу ска­зал: «Аппендицит. Срочно на опера­цию!»

Очнулся я по пути в палату. Вернее, уже в самой палате, когда сестрички свалили меня с каталки в постель, словно бревно. Помню, стало мне жутко обидно: пользуются тем, что в беспамятстве, что ничего якобы не чувствую. А я ведь живой.

Потом приехала из Москвы жена, и я попросил ее привезти хирургу в знак скромной благодарности мою книгу, которая, как я считал, мужчинам инте­ресна.

Получив подарок, он стал подолгу задерживаться у моей постели, бесе­довал за жизнь, рассказывал о своих встречах со знаменитыми медиками. Словом, всячески давал понять, что он хоть и прозябает в маленькой провин­циальной больнице, но тоже не лыком шит, следит за современной наукой и вообще — на переднем крае. Однажды он сказал: «Я вижу, у вас организм крепкий, поэтому мы не стали вкалы­вать вам после операции антибиотики: организм и без них справится с болез­нетворной флорой».

Выписали, вернулся домой. На вто­рой день плохо себя почувствовал, поднялась температура. На третий день — температура за сорок. При­ехала «скорая», ничего не нашла. Стали вызывать разных врачей — и знакомых, и платных. Все разводят руками — человек помирает, а при­чина непонятна. Кто-то из особо прод­винутых докторов предположил, что это какая-то только что появившаяся Африке экзотическая инфекция. Отчаявшись, жена позвонила в Зеленоград. Хирург сказал: «Немедленно приезжайте!»

Привезли. Хирург осмотрел прямо перевязочной. Спрашивает: «Вы человек терпеливый? Минуту выдержите. Я чувствую, у вас под швом скопился гной. Мы его выпустим, и все буде хорошо». С этими словами он берет скальпель и уверенно втыкает его розовый, едва зарубцевавшийся шов.  Собрав все   силы, терплю. Больно ужасно! Но чувствую, что могу вытерпеть. А он уверенно так, по-мясницки режет дальше, идет вглубь, деловито приговаривая: «Где же нагноение? Надо же, как глубоко запряталось. А вот и оно! Сейчас выпустим, почи­стим…» «Какого черта? — подумал я. Ведь все это полагается делать под наркозом и в чистой операционной! Нечего издеваться!» И все это сказал хирургу зло и возмущенно.

— Не хотите — не надо, — согла­сился он. — Сейчас вас отвезут в опе­рационную.

Пока он вызывал медсестру, злой и обессиленный, я поплелся в туалет. В трусах, в сорочке, держась за стенку. По коридору хирургического отделе­ния, которое здесь называлось «гной­ным», прогуливались выздоравлива­ющие. Они с недоумением смотрели на меня, бредущего, покачиваясь, по сте­ночке, на тянущуюся за мной красную дорожку… В операционной у анесте­зиолога сломалась игла прямо в моей вене. Уже в бреду я ругал их всех последними словами. Мне очень нужно было высказаться!..

Вот так болел у меня живот. И без лишних пояснений понятно, что болеть он может не только от аппендицита. Живот не такой уж и большой, а в нем в несколько слоев упрятана масса вся­ких важных органов. И каждый из них может болеть очень сильно. А как рас­познать, что именно болит — желудок, печень, поджелудочная? А может, кишечник? Он ведь такой длинный, и какая-нибудь бяка может угнездиться в любой его части, на любом сантиме­тре. У человека болит живот, а на самом деле у него инфаркт миокарда или воспаление яичка, или почечная недостаточность. Живот может разбо­леться даже при сахарном диабете, заболевании позвоночника, при воспа­лении легких и многих других недугах. А очень часто живот болит просто так: избыточная пища, неудачное сочета­ние продуктов или нервный стресс вызвали болевой синдром, от которого спустя полчаса-час не остается и сле­да.

Если живот болит всерьез, без вра­чебной помощи не обойтись. А как знать — всерьез или не всерьез? Здесь я воспользуюсь советами кандидата медицинских наук хирурга Геннадия Ефимовича Слуцкера.

Если боль в правом верхнем отделе живота, то, возможно, это:

гепатит (заболевание печени), или

холецистит (воспаление желчных путей), или

дуоденит (воспаление двенадцати­перстной кишки), или

панкреатит (заболевание головки поджелудочной железы), или

колит (либо другое заболевание правой части толстой кишки), или

пиелонефрит (либо другое заболе­вание правой почки).

При болях в левом верхнем отделе живота можно подозревать: гастрит (воспаление слизистой обо­лочки желудка), или язву (либо даже опухоль) желудка, или панкреатит (или другие заболева­ния поджелудочной), или заболевание селезенки, или колит (либо другие заболевания левой части толстой кишки). При болях в среднем отделе живота возможны заболевания пище­вода, желудка, кишечника, или стено­кардия, или даже инфаркт миокарда.

В медицинских наставлениях вра­чей даже не ориентируют на то, что при подобных болях можно подозре­вать аппендицит. А у меня как раз с таких болей все и началось.

А вот при болях в правом нижнем отделе живота любой человек, даже не будучи умудренным медицинскими знаниями, подумает об аппендиците. Кроме того, можно подозревать непо­ладки в правой почке, в мочевом пу­зыре, в толстой кишке, в половых ор­ганах. Этот симптом случается и при глистных поражениях кишечника.

Если живот болит слева внизу, то это, возможно, вызвано воспалением левой почки, мочевого пузыря или половых органов. Не исключено и вос­паление сигмовидной кишки, которое чаще всего случается при дизентерии.

Признаки пищевого отравления (боли «под ложечкой», тошнота, сла­бость) сходны с острым гастритом, которым называют сильное раздраже­ние слизистой оболочки желудка. Такое раздражение вызывается чаще всего неподходящей пищей. Для острого гастрита характерна и рвота. Организм отторгает то, что приносит ему вред. После приступа надо побе­речь слизистую и воздержаться от пищи, особенно твердой. Обезболива­ющие препараты тоже не нужны, так как они раздражают слизистую.

Лучшее средство профилактики отравления — есть только свежую пищу, избегать всего, что вызывает подозрение (чаще всего это касается грибов, рыбы, мясных и молочных про­дуктов).

Питание современного человека таково, что оно провоцирует воспале­ние — гастрит. Слизистой желудка не нужны чрезмерно горячая, обжига­ющая пища, острые, жареные, копче­ные, соленые блюда. Она тяжело стра­дает от крепких алкогольных напит­ков, от курения, от тяжелой и плохо пережеванной пищи. Роковую роль играет и избыточное потребление лекарств, особенно антибиотиков, сульфаниламидов, салицилитов, гор­мональных препаратов.

На неподходящее питание организм реагирует образованием либо атрофического, либо гипертрофического гаст­рита.

В первом случае слизистая обо­лочка подавляется, перестает выраба­тывать соляную кислоту, слизь и фер­менты. Перестройка клеток слизистой может зайти так далеко, что в стенке желудка образуется изъязвленное углубление — язва. Она может увели­чиваться, постепенно проедая стенку желудка либо кровеносный сосуд стенки. При определенных обстоятель­ствах язва может переродиться в опу­холь.

Второй тип гастрита характерен избыточным разрастанием слизистой оболочки и усиленным выделением соляной кислоты и ферментов. Счи­тается, что этот тип гастрита провоци­руется определенным видом бактерий. Здесь также ситуация чревата возник­новением язв. Хронический гастрит в запущенной форме считается предра­ковым состоянием.

Для хронического гастрита первого типа характерна тупая ноющая боль в животе, которая обычно возникает после приема алкоголя, после острых, жареных, копченых, соленых, пряных блюд.

Для второго типа гастрита более типичны голодные боли, изжога, склонность к запорам. Но тут, как гово­рится, возможны варианты.

Ясно одно: если боль носит более или менее постоянный характер, надо обследоваться. На этой стадии вполне можно остановить опасные процессы. Значит, спасибо боли за то, что преду­предила вовремя.

Хотя боль и называют сторожевым псом здоровья, но желательно все-таки дело с ней не иметь. А если уж случилась неприятность, указыва­ющая на хронический гастрит, то надо пить побольше чая, желательно зеле­ного, есть больше вареной красной свеклы, гречневую кашу. Все народ­ные лечебники рекомендуют свежие соки. Укажем рецептуру: сок черной смородины (при гастрите первого типа) — по четверти стакана 3 раза в день; сок алоэ (столетника) — по две чайные ложки 2—3 раза в день; сок капусты белокочанной — по полстакана 2—3 раза в день; сок картофеля (при гастрите второго типа) — по неполному стакану натощак за час до еды, через каждые 10 дней приема — перерыв. Все соки должны быть приготовлены непосредственно перед употреблени­ем, хранить их нельзя.

Лучшим способом уберечь себя от заболеваний желудочно-кишечного тракта является, конечно, правильное питание. Оно подразумевает три сре­за:

что есть, сколько есть и как есть.

Не хочется в очередной раз подробно обсуждать проблемы дието­логии. Но все-таки скажу: основу нашей пищи должны составлять овощи и фрукты. Желательно — сырые. Эта пища нужна прежде всего желудочно-кишечному тракту. Именно она обеспе­чивает его бесперебойную работу. Хлеб, молоко, рыба, мясо — тоже нуж­ные продукты, но в умеренном количе­стве. Для людей среднего и пожилого возраста овощей и фруктов — чем больше, тем лучше, а вот мяса, сладо­стей, хлеба и животных жиров — чем меньше, тем лучше.

Но на каждое правило есть свои исключения. Эскимосы питаются только мясом и прекрасно себя при этом чувствуют. Среди них есть немало долгожителей. Считается, что молоко полезно лишь детям. Особенно доказательно выступает против молока наша любимая Шаталова. Среди людей среднего и пожилого воз­раста немало тех, кто вообще его не переносит. Видимо, у них плохо с фер­ментом, который помогает усваивать молоко. А у меня с ним, похоже, хоро­шо. Во-первых, я молоко люблю, а во-вторых, у меня без него желудок отка­зывается полноценно работать. За день я обязательно выпиваю пол­литра, а то и литр молока. Без него день кажется прожитым неудовлетво­рительно.

Не стану здесь много говорить о количестве потребляемой нами пищи. Наш постоянный автор, проповедник лечебного голодания Сергей Алек­сандрович Бородин утверждает, что чем меньше человек ест, тем он здоро­вее, и намекает на то, что не худо бы вообще прекратить есть.

Мне больше импонирует точка зре­ния Галины Сергеевны Шаталовой: объем пищи, принимаемой за один при­ем, должен соответствовать объему желудка или быть несколько меньшим. Впрочем, эта емкость у каждого из нас разная. Значит, следует исходить из субъективных ощущений и следить за тем, чтобы после еды не испытывать тяжести в желудке. Старые диетоло­гии всегда говорили, что из-за стола следует выходить, чувствуя желание съесть еще немного.

Теперь о том, как есть. Казалось бы, это детали, вопрос техники. Каждый ест так, как привык. А работа­ющий человек привык есть быстро. Во-первых, потому что проголодался. Во-вторых, потому что некогда. А на самом деле вопрос о том, как есть — вопрос ключевой.

Большинство болезней желудочно-кишечного тракта начинаются или усу­губляются от быстрой еды. Ведь быст­рая еда — это непережеванные круп­ные куски пищи, которые не могут быть быстро переварены в желудке, надол­го остаются в нем, гниют, отравляют микрофлору. Разлагающиеся остатки пищи — база для гастритов и язв. Кроме того, из такой пищи организм не может усвоить нужные ему питатель­ные вещества. Можно потреблять ценные продукты, перенасыщенные витаминами, белками, микроэлемента­ми, но если все это торопливо глотать, то пользы все равно не будет. В Индии говорят, что йог получает от малень­кой горсточки риса гораздо больше, чем англичанин от хорошего бифштек­са. А все из-за того, что йог жует свои зернышки неспешно и вдумчиво, а европейцы, едва начав жевать, тут же спешат проглотить свой кусок. Йоги руководствуются правилом: твердую пищу — пить, жидкую — есть. Иначе говоря, долгое жевание должно прев­ращать любую твердую пищу в жидкую кашицу, а жидкую пищу (чай, молоко, соки) следует пить маленькими глоточ­ками, как бы разжевывая ее.

Таким образом абсолютно все полезные вещества попадут по назна­чению. И даже самые простые, недоро­гие продукты обеспечат организм всем необходимым. Кстати, такой способ еды, когда на каждый кусочек прихо­дится 20—40 неспешных жевательных движений, ведет к полному насыще­нию даже при относительно неболь­шом количестве пищи. Ведь сигналы о насыщении мозг получает не раньше чем через 20—30 минут после начала трапезы. А за это время торопливый человек может так переполнить желу­док, что потом долго мучается от пере­едания.

Это первое главное правило пра­вильной еды. А второе, не менее важ­ное, заключается в том, что есть надо в спокойном расположении духа. Наша пищеварительная  система  напрямую связана со сферой эмоций. Недаром же  одни блюда  кажутся  вкусными, другие — неприятными, сытый человек — благостен, голодный — обозлен. Это эмоции, получаемые от пищи, но не может не быть и обратной  связи: усвоение пищи самым непосредствен­ным образом зависит от эмоциональ­ного настроя человека. Если он радо­стен и спокоен, то и физиологические процессы (прежде всего — пищевари­тельные) идут со знаком плюс. Важно не то, что съедено, а то, что усвоено, дошло по назначению — до тканей органов, до клетки. А злоба, слезы, агрессивность подавляют нормальную физиологию, пища не обрабатывается в организме, как ей положено, не усваивается, а комом ложится в желу­док. Когда еда сопровождается отри­цательными эмоциями, говорят: «Кусок встал в горле».

Известный немецкий психолог Курт Теппервайн пишет: «Человек должен научиться справляться со своей агрес­сивностью, иначе она справится с ним. И самый удобный случай для расправы — еда. Чаще всего у страдающих желудком характер желчный, вспыль­чивый, агрессивный. Недобрые чув­ства не оставляют их и во время еды. Отсюда и неприятности. Проблемы с желудком у этих людей исчезают по мере того, как они осваивают умение есть в хорошем расположении духа, не терзая ни себя, ни других».

Мало того, нормальное усвоение не совместимо с мыслями посторонними, отвлечениями на телевизор, разгово­ры, особенно — на чтение во время еды. В этих случаях эмоциональный настрой, даже положительный, прохо­дит как бы мимо процесса усвоения пищи. За такое невнимание он мстит работой вхолостую.

У человека может быть наслед­ственная предрасположенность к болезням желудочно-кишечного трак­та, у него может не хватить средств для покупки дорогих продуктов, пита­ние его может быть не всегда регуляр­ным, но если он усвоил два главных правила правильной еды и следует им всю жизнь (или достаточно долго), то он не будет страдать от болезней желудочно-кишечного тракта и вес его всегда будет в норме.

Считается, что примерно 75 про­центов всех хронических заболеваний своими корнями уходят в ошибки, свя­занные с питанием. Лишний вес, избы­точный холестерин, запоры и вызван­ное ими самоотравление, недостаточ­ность белков, витаминов и микроэле­ментов, повреждения слизистой оболочки желудка и кишечника, пораже­ния печени и поджелудочной — все это разрушает организм и всего этого можно избежать, соблюдая всего два главных правила. Страдания, беды и боль, вызванные их нарушением, несо­поставимы с усилиями, требующимися для того, чтобы превратить эти пра­вила в привычку.

Когда родители сочтут нужным учить своих детей, как вести себя за столом, пусть начнут с этих двух пра­вил. Если, конечно, хотят, чтобы их дети были здоровыми и красивыми. Однако подытожим разговор о болях в животе:

1. Если боль длится недолго и не повторяется, то это скорее всего озна­чает, что большой опасности нет, «пройдет само».

2. Если боль сильная и очень силь­ная, если она долго не проходит, то надо обязательно обратиться к врачу. А до его прихода не принимать ни лекарств (в том числе — обезболива­ющих), ни пищи. Ни в коем случае не пользоваться грелкой. До прихода врача можно лишь пить воду и спо­койно лежать.

3. Если боль не острая, но постоян­ная, то надо изменить питание (пе­рейти на каши, протертые супы, соки) и обратиться к врачу.

Еще один существенный симптом, связанный с обсуждаемой темой, — тошнота.

Очень четко сформулировал прояв­ления этого синдрома известный аме­риканский медик профессор Айседор Розенфельд: «Каждый человек хоть раз в жизни испытал чувство тошно­ты — при остром беспокойстве, пищевом отравлении, беременности, гепа­тите или приступе „морской болезни“. Болезненные ощущения возникают от очень сложного взаимодействия сигна­лов, рождающихся в разных частях тела. Иногда тошнота переходит в рво­ту. Но я хочу сказать несколько слов о тошноте, которая начинается вроде бы неизвестно от чего.

Легкая тошнота, которая в течение нескольких лет накатывает периоди­чески, скорее всего эмоционального происхождения. Даже опытные актеры иногда испытывают это ощущение перед выходом на сцену.

Тошнота, которая начинается при­мерно через два часа после приема жирной пищи, позволяет предполагать заболевание желчного пузыря.

Тошнота, сопровождаемая сильной головной болью, бывает следствием мигрени.

Если тошнота стала хронической и сопровождается болью и дискомфор­том в животе, то можно подозревать язву, заболевание желчного пузыря, нелады с поджелудочной железой.

Если тошнота сопровождается рво­той и потерей веса, то это позволяет предположить лекарственное отрав­ление или опухоль.

Сочетание сильной тошноты, обильного пота и сдавливания в груди типично для начавшегося инфаркта».

Понятно, что все приведенные здесь варианты (за исключением мигрени) требуют срочного вмешатель­ства профессионального медика. Тош­нота и боли в животе — опасные симп­томы. Их, как и любые другие болез­ненные проявления, трудно лечить, но легко предупредить. И вы знаете, как это делать.

Станислав Шершень