Опубликовано в разделе Здоровье, 26.02.2011, 977 просмотров

Душа и маска

«Весь мир — театр, и все мы в нем актеры», — говорил Шекспир, а в знании людей ему не откажешь. Вот только в какой пьесе мы участвуем? Увы, мы зависим не только от сцена­риста — Бога, или судьбы, или жиз­ненных обстоятельств. Каждый на­зывает это по-своему. Часто внут­ренний режиссер диктует нам роль, и мы покорно надеваем маску. Одну — на службе, другую — в гостях, третью — в автобусе.

Правда, у маски есть свои пре­имущества. Она защищает, не дает проникнуть чужаку в наш внутренний мир, позволяет сосуществовать с те­ми, кто не похож на нас. И только ко­гда рядом очень близкие, родные люди, она спадает сама. Это ощуще­ние внутренней свободы — может быть, самое счастливое состояние для каждого из нас.

Есть еще один замечательный способ испытать его — надеть чужую маску. Во времена Средневековья это было доступно любому. Правда, только в дни карнавала. Но этих дней ждали, готовились к ним, а потом долго их вспоминали.

Родившись из культового ритуа­ла, а позже следуя религиозному сценарию, карнавал был истинно на­родным праздником. В переводе с латыни «карнавал» означает «ко­рабль на колесах». В античные вре­мена разыгрывались мистерии в честь бога Диониса, в разгар которых на площадь выезжала внушительная повозка — то ли корабль, то ли ко­лесница.

Как это обычно бывает, форма пережила суть. Праздник христиан, поклонявшихся совсем другому богу, внешне почти не изменился. На культовой повозке выво­зили чучело Карнавала. Прав­да, его потом судили и сжи­гали, но веселью это не меша­ло. Более того, обвиненный во всех грехах, Карнавал в своей предсмертной речи разобла­чал на потеху публике разно­образные пороки общества. В Испании и Италии разыгрывалась целая фарсовая драма, изо­бражающая победу тощей старухи, олицетворяющей Пост (суровое воз­держание и покаяние), над полно­кровным Карнавалом. Нетрудно до­гадаться, на чьей стороне были сим­патии веселящихся людей.

Артистами становились все горо­жане: ремесленники, торговцы, свя­щеннослужители. Каждый изображал какой-нибудь персонаж Ветхого или Нового Завета. Перевоплощение бы­ло настолько полным, что однажды исполнителя роли Иуды едва успели вытащить из петли. А тот, кому доставалась роль Дьявола, начинал бесчинтвовать задолго до редставления — вхо­дил в роль.

Карнавальная мас­ка дает человеку не слыханную свобо­ду. Под покровом неузнаваемости можно делать все, что душе (или телу) угодно. Можно воплощать все свои фантазии, все мечты и подспудные желания. Маска дарит анонимность. А значит, дурной поступок останется безнаказанным легкомысленный не повлечет за со бой расплату. Сколько сюжетов по­строено на переодевании и неузнавании! От водевилей и оперетт до драм и трагедий.

И сейчас карна­вальная традиция не угасла. Вся Латин­ская Америка пре­дается этому лег­комысленному за­нятию со всей щед­ростью южного тем­перамента. Но есть на земле место, на которое карнавал на­ложил особый отпечаток. Это Венеция — город, поражающий приезже­го атмосферой роскошного увяда­ния. Дело не только в том, что дома в нем каждый год на несколько мил­лиметров погружаются в во­ду. Больше всего пора­жает то, что этот сияю­щий красотой мир аб солютно лишен раци­ональности. Зыбкая вода вместо твер дой почвы, хруп­кие гондолы вместо машин, воздушные мостики вместо переулков… А плотность архитектурных и живо­писных шедевров на квадратный метр превышает самую смелую мечту о прекрасном. Такой мир не может быть прочным. По мнению писате­ля Петра Вайля, к этим чудесам приложил руку венецианский кар­навал.

Маска изменила дух этого прекрасного города. Она мо­жет изменить и душу человека. В рома­не Кобо Абэ «Чужое лицо» главный ге­рой вынужден жить в маске после силь­ного ожога лица. Сначала это угнетает его, но постепенно он входит во вкус и создает для себя новый образ — уверенного, независимого человека. Ему удается освободиться от прежних комплексов, но маска сыграла с ним злую шутку. Свобода оказалась ми­фом. Чужое лицо стало диктовать ему чужие поступки. Такие, которые рань­ше он считал недопустимыми.

Так что же дает маска — свободу или зависимость? Надев ее, мы об­ретем новые возможности или обна­ружим в себе монстра, которому мо­жем ужаснуться?

И то, и другое. Это опять зависит от внутреннего режиссера. Аноним­ность маски позволяет безнаказанно творить зло. Но далеко не каждый го­тов совершить благородный поступок анонимно. Всегда ведь хочется, что­бы его оценили!

Рассказывают, что жил на свете чудак, который раз в год, на Рожде­ство, переодевался, надевал маску и раздавал деньги нищим. Он не хотел, чтобы его узнавали. Боялся, что лю­ди будут чувствовать себя обязан­ными ему. Считал, что добро только тогда ценно, когда не ждет награды.

Этим удивительным человеком был Святой Николай. То есть святым его после смерти признала церковь. А при жизни о нем ходили легенды. Одна из них — всем известная сказка про Санта-Клауса. По-нашему — Деда Мороза.

В России, увы, не бывает карна­валов, как в Латинской Америке. Но скоро Новый год. Необычный Новый год — начало века и даже тысячеле­тия. И пусть нас не ждет карнаваль­ное шествие, это все равно замеча­тельный праздник, который можно провести беззаботно и весело. А на­деть маску я вам все-таки советую: пусть маленькие дети в вашей семье или у соседей получат подарок из рук Деда Мороза или Снегурочки. И мо­жет быть, даже не догадаются, кто на самом деле был так добр к ним.

Вера Шабельникова