Опубликовано в разделе Здоровье, 09.02.2011, 3444 просмотра

Да здравствуют долгожители!

Человек всегда проявлял боль­шой интерес к долгожителям, к их образу жизни, особенностям питания, труда. За этим стоит скрытая надеж­да, что-то же может повториться и с каждым из нас.

Более 70% всех зарегистрирован­ных во время переписи 1970 года лю­дей в возрасте 100 лет и старше про­живали на Северном Кавказе и в За­кавказье, 10% — в Средней Азии и Казахстане, остальные 20% разбро­саны по обширной территории России, Украины, Молдавии. Интересно, что показатели долголетия до 100-летнего возраста у женщин более высоки, чем у мужчин, зато среди людей старше 100 лет мужчин в среднем больше, чем женщин. Ока­залось, долгожители есть в районах и с холодным и с теплым климатом, и в горах, и на равнинах.

Последние переписи свидетель­ствуют об уменьшении количества долгожителей. Это уменьшение в значительной степени мнимое — точ­нее стало определение истинного возраста. Например, специальная эк­спедиция в Абхазии обследовала 122 номинальных долгожителя, и после применения выработанной системы определения возраста действитель­ных долгожителей оказалось только 44. Долгое время очагом долголетия считалось селение Вилкабамба в Эк­вадоре. Специальные исследования показали, что и там возраст стариков был преувеличен.

Сообщения о проживших 140-165 лет чаще всего связаны с субъектив­ной оценкой этими людьми своего возраста. Однако в последние годы благодаря совместной работе этно­графов, геронтологов, морфологов создан комплекс критериев довольно точного определения возраста дол­гожителей. Считают, например, что достоверным доказательством дол­гожительства может служить сущест­вование потомков в пятом поколе­нии.

Уже накопилось немало сведений о состоянии здоровья долгожителей. Была установлена немаловажная особенность: ряд показателей состо­яния их здоровья находится на уров­не людей на 20-30 лет моложе. Если оперировать средними данными, то состояние отдельных систем у них более оптимально, чем, к примеру, у людей в возрасте 75-80 лет.

Геронтолог Г. Н. Сичинава в тече­ние 10-15 лет обследовал 127 чело­век старше 100 лет, живущих в Абха­зии. Оказалось, что состояние сер­дечно-сосудистой системы и нервной деятельности у долгожителей соот­ветствует таковому у людей в возрасте 65-75 лет и в течение 10-15 лет резких изменений не претерпевает. Темп и выраженность возрастных из­менений системы кровообращения, частота артериальной гипертонии и ишемической болезни сердца у род­ственников долгожителей ниже, чем во всей популяции.

У долгожителей отмечается со­хранность электрической активности мозга, его высокая лабильность и способность к реакции на различные раздражители. Академик Н. П. Бехте­рева считает, что электрическая активность мозга — не только выраже­ние его функции, но и механизм, под­держивающий высокий уровень дея­тельности. У долгожителей Абхазии длительно сохраняется нормальное состояние мозговых сосудов. Инте­ресна и их психологическая оценка: большинство из них контактны, яв­ляются экстравертами, то есть ак­тивно общающимися с окружающим миром, не замкнутыми людьми. В большинстве случаев они сангвини­ки, их переживания носят поверхно­стный характер. Это психически здо­ровые люди, подвижно и с интересом реагирующие на происходящие со­бытия.

В возникновении феномена дол­голетия имеют значение как наслед­ственные, так и средовые факторы. Существует несколько подходов для установления связи этих факторов. Первый из них — генеалогический. В Англии была проанализирована ро­дословная пэров и лордов на протя­жении  нескольких веков и  найдена зависимость между продолжитель­ностью жизни отцов и сыновей, а также братьев. В США на 3 тысячах представителей одного семейства было показано, что средняя продол­жительность жизни потомков, роди­тели которых умерли до 60-летнего возраста, была на 20 лет меньше продолжительности жизни тех, чьи родители перешагнули 80-летний ру­беж. Английский геронтолог Р. Пирл установил, что у 86% людей, дожив­ших до 90 и 100 лет, один или оба родителя были долгожителями. По другим расчетам, большую значи­мость в долголетии играют средовые факторы. Л.А. и Н.С. Гавриловы, пе­ресчитав данные Пирла,убедились в том, что лишь до 70 лет существует некоторая связь между продолжи­тельностью жизни предков и выжи­ваемостью потомков. Затем она ис­чезает. Очевидно, эти соотношения неодинаковы в различных популяци­ях. Например, в долголетии на Ук­раине и в Азербайджане роль на­следственных факторов больше, чем в Абхазии. В благоприятных (в част­ности, климато-географических) ус­ловиях степень наследуемости мо­жет быть меньше и большее значе­ние приобретают средовые факторы.

Важные сведения о сущности долголетия получены при популяционном анализе, проведенном группой институтов в Абхазии, Азербайджане, на Украине. Оказалось, что для род­ственников долгожителей характер­ны определенные особенности фун­кционального состояния нервной и сердечно-сосудистой систем, жиролипидного, медиаторного обменов и иммунологической реактивности. Старение центральной нервной, сер­дечно-сосудистой систем происходит у родственников долгожителей мед­леннее, чем во всей остальной популяции района, у них выше надеж­ность системы кровообращения. По­добные закономерности были также установлены геронтологами Китая и Финляндии: при старении у родст­венников долгожителей наблюдается более низкая, чем в популяции, час­тота сердечно-сосудистой и нервной патологии, меньше нарушается жи­ровой обмен. По мнению американ­ского исследователя Д. Гринберга, долгожители и их родственники отно­сятся к категории людей с генетиче­ски обусловленной устойчивостью к атеросклерозу и раку.

Означает ли все это, что человек, не имеющий долголетних родителей, не может жить долго? Прямые ис­следования показали, что только у 30-60% долгожителей были в роду долголетние; в остальных случаях решающее значение имели средо­вые факторы. В продолжительности жизни потомки не просто повторяют своих родителей. При слиянии поло­вых клеток, при формировании орга­низма возможны такие генетические перекомбинации, которые могут при­вести к рождению долголетнего по­томка у родителей, не отличавшихся большой продолжительностью жиз­ни.

Существуют различные пути дос­тижения долголетия. В Абхазии у лю­дей пожилого и старческого возраста сохраняется высокий уровень функ­ционального состояния центральной нервной системы. У них значительно ниже, чем в других местах (Азербай­джан, Украина), уровень нервной патологии   (паркинсонизм,   церебраль­ный атеросклероз).

В Азербайджане механизмы дол­голетия реализуются преимущест­венно за счет высоких функциональ­ных возможностей сердечно-сосуди­стой системы. Характерны замедле­ние темпа ее возрастных изменений, очень низкая частота сердечно-со­судистой патологии (атеросклероз, ишемическая болезнь сердца).

Долголетие следует рассматри­вать как вариант возрастного разви­тия с высоким уровнем процессов витаукта. Именно эти процессы обес­печивают надежность, долговечность основных жизненных блоков, именно они позволяют длительно существо­вать организму, несмотря на старе­ние и развитие патологии.

Долголетие человека связано не с существованием какого-то специаль­ного гена, а с особенностью всей его биологической организации, которая может реализоваться при определен­ном образе жизни. Об этом свиде­тельствуют и отличия долгожителей от остальной популяции. Еще в 1969 году нами был выдвинут принцип возрастной синхронизации. Одно из его положений говорит о том, что чем короче продолжительность жизни жи­вотного, тем заметнее возрастные изменения в одной из его систем. Для долгожителей характерно более гармоничное, синхронное изменение деятельности отдельных систем.

Сейчас никто не сомневается в роли средовых факторов в развитии долголетия человека. Спорят только о преимущественной роли какого-ли­бо из них. Вместе с тем все сходятся на том, что не какой-то один средовый фактор, а их комплекс влияет на долголетие человека. Все согласны, что опыт жизни одного или несколь­ких долгожителей не может быть ре­комендован абсолютно всем. Суще­ствуют этнические, национальные, исторические особенности форми­рования долголетия — они и явля­ются основой разнообразия средо­вых воздействий.

Сопоставление состояния здоро­вья и образа жизни долгожителей трех регионов — Азербайджана, Аб­хазии и Украины выявило их общие черты и отличия. Общим для них бы­ла высокая двигательная активность, длительная, не прекращающаяся да­же в старости трудовая деятель­ность. Однако питание долгожителей Украины отличалось от питания дол­гожителей Абхазии. Для долгожите­лей Украины характерна низкая ка­лорийность питания, относительное снижение потребления белка, дефи­цит триптофана (незаменимая ами­нокислота); для долгожителей Абха­зии — молочно-растительная пища, обладающая высокой антиоксидантной активностью, тот же дефицит триптофана.

Собранная информация о про­шлой жизни долгожителей свиде­тельствует об активном образе жизни большинства из них. В возрасте 70-80 лет, до которого далеко не все люди доживают, будущие долгожите­ли отличались высокой трудоспособ­ностью, активным отношением к про­исходящим событиям, оптимизмом, сохраняли репродуктивную способ­ность. В большинстве случаев дол­голетие — не затянувшаяся дрях­лость, а иной уровень всей жизнен­ной активности, не только «количе­ство», но и «качество» жизни.

Владимир Фролькис