Опубликовано в разделе Здоровье, 22.03.2011, 1408 просмотров

Чем болен трудоголик?

В современном словаре русско­го языка и в медицинских спра­вочниках слова «трудоголик» нет, но в обиход оно уже вошло. Так называют людей, чрезмерно увле­ченных работой. Как правило, это сло­во содержит положительную оценку.

Мало кто допускает, что у трудо­голиков может существовать болез­ненная зависимость от работы, ме­шающая им жить полноценно и гар­монично. Некоторые психологи счи­тают это своего рода недугом и сравнивают такую зависимость с при­страстием к алкоголю и наркотикам. Конечно, страсть к работе менее разрушительна, чем алкоголизм или наркомания, но и она может дефор­мировать личность, лишить нор­мального общения с окружающими и подорвать его здоровье. О таких лю­дях обычно говорят, что они «горят на работе».

Их считают безотказными и загру­жают сверх всякой меры. Домой та­кой работяга приходит совершенно уставшим и ко всему безразличным. Семье не уделяет никакого внима­ния, ссылаясь на занятость. Ему не о чем говорить с близкими, поскольку общих интересов с ними у него нет. В выходные дни чувствует себя не в своей тарелке, мается, не зная, чем заняться. На просьбы жены, чтобы он меньше себя загружал и хотя бы не­много времени уделял ей и детям, отвечает, что старается ради них, что она его не понимает и не ценит.

Но как определить, где граница между увлеченностью работой и патологическим состоянием, когда труд превращается в главную, если не: единственную потребность? Давайте разберемся.

По своей природе человек не мо­жет жить, не получая удовольствия. «Гормоны удовольствия» — эндорфины — вырабатываются в организме под влиянием многих жизненных факторов, вызывая у человека чув­ство приятного возбуждения и стиму­ стиму­лируя его деятельность. Это и вкус­ная еда, и дружеское общение, и му­зыка, и секс, и красота природы, и многое другое. У трудоголика един­ственным стимулом, побуждающим организм вырабатывать эндорфины, становится работа.

Конечно, у разных людей сила гормональной реакции на одни и те же стимулы различна. Но почему из всех возможных стимулов только один вызывает концентрацию эндорфинов, ни психологи, ни медики точ­но сказать не могут. Кстати, если в этом качестве выступает еда, чело­век становится обжорой, если лю­бовные утехи — сексуально озабо­ченным и т.д. В любом случае речь идет о болезненной зависимости. По­лагают, что причина кроется в инди­видуальной генетической предрас­положенности. Но это не раскрывает механизм превращения нормальной личности в «гормонального однолю­ба».

Схематически превращение в трудоголика можно представить так. Успехи в работе, похвала начальст­ва, а порой и сам производственный процесс вызывают у человека силь­ный прилив эндорфинов, и он стре­мится, как можно чаще воспроизво­дить данную ситуацию, чтобы полу­чать удовольствие. Постепенно уп­рощенный стереотип «работа — удо­вольствие» становится доминирую­щим. Но возможности эндокринных желез не безграничны, и они пере­стают вырабатывать «гормоны удо­вольствия» в ответ на другие стимулы. Постепенно человек исключает их как ненужные из своей повседнев­ной жизни. В результате даже самые близкие люди оказываются ему не­интересными. И в этом трудоголик ничем не отличается от алкоголика, наркомана или азартного игрока — всеми ими владеет «одна, но пла­менная страсть» в ущерб нормаль­ным проявлениям личности.

Психологи говорят, что трудого­ликами не рождаются. Но уже в школьные годы у некоторых ребят проявляется предрасположенность к этому. Бывают круглые отличники, которые чуть ли не все время после школы сидят за уроками, так что ро­дителям с большим трудом удается отправить  их погулять.  Причем делают они это вовсе не ради приобре­тения новых знаний. Такими канди­датами в трудоголики движет не­осознанное желание заработать как можно больше похвал взрослых — родителей и учителей. Родителям, конечно, приятно, ко­гда их ребенок приносит из школы одни пятерки, но такое ограничение круга интересов ненормально. Поэто­му никогда не следует нацеливать сына или дочь на получение отлич­ных отметок любой ценой. Гораздо важнее определить истинные склон­ности натуры ребенка. А кроме того, показать ему, что в жизни есть очень много такого, что способно достав­лять удовольствие: и путешествия, и театр, и музыка, и спорт, и выставки, и поездки за город.., Впрочем, всего не перечислишь.

Опасность сделаться трудоголи­ком подстерегает молодого челове­ка, когда он начинает трудовую дея­тельность. Чтобы достичь опреде­ленного положения в обществе, или разбогатеть, или получить другие блага материального или морального характера приходится работать мно­го и с большим напряжением. Однако если у конкретного человека есть ге­нетическая предрасположенность к сильному эндорфинному отклику на производственные стимулы, погоня за похвалой начальства может вы­теснить конечную цель и превратить его в трудоголика по уже описанной выше схеме.

Казалось бы, такой человек дол­жен быть счастливым, ведь он каж­дый день получает удовольствие на работе. На самом деле его жизнь сильно осложняется. Он игнорирует семью и друзей, обедняет свою эмо­циональную и духовную жизнь да к тому же пренебрегает своим здо­ровьем. Кроме того,   трудоголика обычно не любят коллеги. На его фо­не они постоянно рискуют своей ре­путацией: попробуйте спокойно уйти обедать, когда трудоголик сидит за столом, в поте лица выполняя сроч­ное задание. Замечая всеобщую не­приязнь, он делается необщитель­ным, замыкается в себе. И чем боль­ше вкалывает, тем больше у окружа­ющих накапливается обид на его по­ведение, а у него самого — жалоб на самочувствие. Возникают проблемы с сердцем и желудком, появляются головные боли, раздражительность, забывчивость, непреодолимая уста­лость.

Один из характерных признаков болезненной зависимости от работы — нежелание уходить в отпуск. Это вполне естественно, ведь для трудо­голика остаться без работы — траге­дия. Ни вкусная еда, ни интересные передачи по телевизору, ни посеще­ние новых мест не доставляют ему удовольствия, потому что его орга­низм давно отвык вырабатывать эндорфины в ответ на подобные сти­мулы. Он ищет любой предлог, чтобы вернуться на работу, а если не уда­ется, становится раздражительным, провоцирует конфликты или впадает в депрессию. Это похоже на абсти­нентный синдром, который убывает у алкоголиков и наркоманов при выну­жденном воздержании.

Так же, как и при других видах па­тологической зависимости, подав­ляющее большинство трудоголиков не считают себя больными людьми и не обращаются за психологической или врачебной помощью, которую, кстати, могут оказать очень немногие специалисты.

Появление отклонений в поведе­нии трудоголика раньше всех заме­чают его близкие. Но их реакция обычно малоэффективна. Сначала члены семьи пытаются помочь ему, взяв на себя его обязанности по до­му. При этом им нередко приходится жертвовать личными интересами, что в конце концов приводит к серьезным конфликтам, и семейная жизнь пре­вращается в настоящий ад.

Чтобы не допустить этого, опыт­ные психологи советуют членам се­мьи трудоголика не потворствовать его зависимости, уделять больше внимания себе, но проявлять к нему подчеркнутый интерес, когда он в хо­рошем настроении.

Если он в очередной раз опазды­вает к ужину, садитесь за стол, не дожидаясь его прихода, но потом скажите, что сожалели о его отсутст­вии. Старайтесь максимально расши­рять круг его интересов, даже если он сопротивляется этому.

Сергей Домин