Опубликовано в разделе Здоровье, 24.04.2011, 2255 просмотров

Человек - высшая ценность

Что имеем — не храним, потерявши — плачем. Истина старая, но каждый открывает ее заново. И начинает ценить другого человека — дай Бог, чтобы это не было поздно. Как суметь вовремя одуматься, провести переоценку? Возможно ли это? Слово нашим читателям.

НЕЗАМЕНИМЫЕ -ЕСТЬ!

Есть люди, которые на каждом углу кричат о себе: «Я сделал то, я сделал это!» — таких обычно счита­ют незаменимыми. А есть люди не­заметные, которые тихо делают свое дело и делают его на отлично. Но их, как правило, не замечают, — ведь они никого не подводят, и работа идет легко, по накатанной. Но если такие люди уходят, рушится все.

Год назад наше предприятие в очередной раз перепродали, и новое руководство выбросило на улицу всех пожилых работников — пришла новая команда. Год до пенсии не доработа­ла? А кого это волнует? В секретари­ат набрали девочек — длинноногих, молодых, красивых, как-никак «лицо фирмы». Но одно слово лицо, — о мозгах никто не думал. Больше всего мне лично было жаль Тамару Павлов­ну Старкову — секретаря директора — ведь она всю жизнь проработала в этой должности, даже освоила ком­пьютер в 49 лет (а это героизм!), да так освоила, что порой мы, молодые, к ней за помощью обращались. Дело свое она знала досконально — все по полочкам, документы готовы раньше срока, на любой вопрос ответит. По­истине незаменимый человек. Жаль, новое начальство не оценило.

Через неделю после ухода Тама­ры Павловны начались сбои в рабо­те. Девочки-секретарши увольнялись одна за другой, новый начальник был в бешенстве! А я, как инспектор отдела кадров, была за них в ответе. Во время одной из таких разборок я в сердцах сказала: «Если бы не уво­лили Тамару Павловну, проблем бы не было. Сами виноваты — хорошими кадрами  разбрасываться  нельзя!» Думала, тоже на улице окажусь, но в тот момент меня это не пугало: надо­ело выслушивать несправедливые упреки. Как ни странно, начальник задумался, посмотрел документа­цию, которую вела Тамара Павлов­на, потом приказал: возвращай ее на прежнее место. Я заупрямилась: «Думаете, захочет возвращаться че­ловек, которого выгнали ни за что, ни про что?» А сама-то знаю, что ко­нечно захочет, где сейчас в 54 года работу найдешь, даже если абсо­лютно здоров и специалист хоро­ший. «Сами, — говорю, — увольняли, сами и договаривайтесь. Она через 2 дома отсюда живет, а вот ее теле­фон». Начальник еще 3 дня подумал, потерпел, с прежним руководителем переговорил, а потом явился к Тама­ре Павловне с цветами, уговорил, доказал, что за производство раде­ет. Теперь не нарадуется, и думаю, больше не будет вслепую разбрасы­ваться кадрами. Все-таки незамени­мые люди бывают!

Инна Петровна ИГОНШИНА

ВРЕМЯ ЛЮБИТЬ

К болезням у меня свое отноше­ние. Может, потому, что я уже, что называется, «переболел». Диагноз «онкология» заставляет на многое посмотреть иначе. Пересмотреть от­ношение к жизни и выбрать свой путь: либо обижаться на жизнь, которая преподнесла такой неприятный «сюр­приз», на родных, которые не уделя­ют столько внимания, сколько хоте­лось бы, либо попытаться понять, что с твоей болезнью жизнь не останови­лась, она продолжается и твоим близ­ким еще многое нужно успеть. И ты в силах им помочь, пока еще не поздно. Это трудно. Хочется выть в подушку, проклинать судьбу, требовать сочувс­твия, а ты скажи доброе слово, улыб­нись через силу, солги, что все в по­рядке. Ведь твои близкие страдают не меньше тебя. Они тоже переоце­нивают свое отношение — к жизни, к здоровью, к тебе и к самим себе. Ду­мать о вечном? Зачем, когда вечность не за горами. В оставшиеся месяцы я забочусь о сиюминутном: делаю с внуком домашние задания (пусть он запомнит деда именно таким), зво­ню на завод, где когда-то  (всего год назад!) работал заместителем гене­рального директора и заступаюсь за обиженного работника. Люди до сих пор приходят ко мне, звонят, поддер­живают — и не по долгу службы, а от души. Значит, я не просто был для них высокопоставленным чиновником, это значит, что я был и остался хоро­шим человеком. Это высшая радость, но ценить ее начинаешь не сразу, не вовремя. Мне повезло, что в такой момент я окружен любящими людь­ми. Я рад, что мне дано такое время — время пересмотреть свою жизнь, вре­мя любить, заботиться о близких и научиться ценить маленькие радости, которые не замечаешь в круговерти повседневных забот. Уж лучше позд­но, чем никогда.

Илья СЕЛЬЯНИНОВ