Опубликовано в разделе Здоровье, 13.04.2011, 815 просмотров

Случай в Целителе или потеря сознания

…Было душно: конец июня, жара, в зале новосибирского клуба «Цели­тель» более тысячи человек. Прошло минут пятнадцать моей лекции. Вдруг я увидела, что по проходу идут по направлению к сцене две женщины, ведя третью. Я стала спускаться им навстречу: «Что случилось?» «Ей пло­хо!» — был ответ. Бедняжка не шла — ее волокли. Подставили стул, голова откинулась, рот открыт, лицо влажное, холодное, белое с синевой, тело обмя­кло. Дыхания не слышно, сердце почти не прослушивается. Зал замер.

Первым делом я сказал, чтобы выз­вали «скорую». Попросила у зала настой валерианы. Ко мне тут же подошли два врача, принесли вале­риану и корвалол, были неотрывно рядом, растирали у больной ребра ладоней, придерживали подбородок, зажимали нос, чтобы ограничить дыха­ние.

Я резко и сильно надавила поте­рявшей сознание женщине кулаком в область солнечного сплетения, замы­кая ток крови в голове и сердце; быстро стала раздражать точки симпа­тической системы и сердца на ухе и влила ей в рот чайную ложечку вале­рианы. При этом я приговаривала: «Я вас прошу, не уходите! Пожалуйста, стисните кулаки и напрягите горло!». Я посмотрела в зал. Люди были напря­жены, но все оставались на своих местах. Тогда я громко сказала: «По­жалуйста, все стисните кулаки и напрягите горло, колени, ягодицы!» Зал немедленно все это выполнил. Самое удивительное, что моя подопеч­ная тоже напрягла все тело и через несколько секунд открыла глаза.

Теперь проще, она уже слышит меня, понимает и может помочь. Прошу задержать дыхание весь зал и ее, конечно же, а потом дышать так тихо, как только возможно, чтобы в крови было побольше необходимой для кле­точного дыхания углекислоты. Живот — выпятить, чтобы диафрагма не сдавливала коронарные сосуды, в частности венечные артерии. Точки меридиана сердца раздражать быстро и легко, при этом поцокать языком. Все! Кожа порозовела, давление выровнялось, тоны сердца стали ясны­ми, пульс 70. Делаю простой массаж почек. Сахар приходит в норму.

И снова я на сцене, общий вздох облегчения и — разбор происшедшего. Я рассказываю о том, как опасно вот это мгновенное падение давления. Нужно научиться определять это состояние заранее (человек чувствует себя шиной, из которой выпускают воз­дух) и быстро из него выходить. Все очень стараются, настроение припо­днятое, все чувствуют себя победите­лями, а главная героиня сидит в розо­вой кофточке у прохода и выглядит совершенно здоровой. Подобное может случиться с каждым не очень тренированным человеком вот в такой жаркий день при магнитной буре. Я поблагодарила всех за мужество и помощь и низко поклонилась.

Ранее я рассказала об этом недавнем случае из моей прак­тики не только потому, что он произ­вел на меня и моих подопечных очень большое впечатление. Дело в том, что мы все постоянно пребываем под воз­действием мощных сил, способных нанести по нашему организму ощути­мые удары. Надо быть к этому гото­вым, уметь быстро и уверенно оказы­вать помощь всякому, нуждающемуся в ней. Это в традициях нашего народа.

На Руси при надсаде в бане пра­вили живот и спину, заговором сти­рали следы травмы, применяли массу способов лечения и оздоров­ления. Оттого и жили богатыри, оттого и болезни не проявлялись на каждом шагу, как сейчас. У меня на приеме бывают люди, живущие на земле, в своем доме, на естествен­ной пище, на чистом воздухе. И что же, спросите вы, они гораздо здоро­вее? Ничуть не бывало! Как раз нао­борот. Они часто выглядят гораздо старше своих городских сверстников и сверстниц, болезни поражают их раньше. Беда в том, что именно физическая нагрузка на них — гораздо выше, а естественный целительский процесс, который поддер­живал их предков на протяжении десятков поколений, прерван. И остались они со своей каторжной работой без помощи даже посред­ственной городской медицины, а уж тем более без всяких знаний о само­помощи и здоровом образе жизни, которые все шире распространяются в городах и совсем неизвестны в деревне.

В современной масскультуре выработался определенный стерео­тип свободного человека. Он из группы риска — волевой облик, сжа­тые челюсти и пистолет за поясом. Постоянно в стрессе, в борьбе и готов нанести упреждающий встреч­ный удар. Но вспомните Дерсу Узала: он видит, слышит, понимает, очень многое умеет, готов переносить лишения и вообще почти ничего не требует для себя, обходясь столь малым, что на фоне нашего привыч­ного потребления это — вообще ничего… Мягкий, тихий, незаметный. Даже уйти он хочет там, где жил, — раствориться в тайге, в ручье, в весеннем ветре.

За последние тысячелетия чело­век в очень большой степени изме­нил мир вокруг себя. В угоду комфор­ту, на основе насилия. Сформиро­ванные многими предыдущими поко­лениями, его внутренние стереоти­пы, его безусловные рефлексы не соответствуют сегодняшнему дню. Предназначенные для спасения, они не спасают, а губят человека. Появи­лась опасность для жизни? Надо биться или убегать, третьего не дано, так было всегда. Но никакой битвы, даже сколько-нибудь серьезной драки ради выживания сейчас не требуется. Холестерин и тромбоциты совершенно необходимы для «лата­ния» ран, и при стрессе они в крови в избытке. Но физических ран не пред­видится — только душевные травмы. А сосуды сжимаются, угрожая инфарктом, инсультом.

Важно относиться к жизни не как к борьбе, а как к взаимодействию со средой обитания.

Ирина Васильева