Опубликовано в разделе Здоровье, 28.01.2012, 4051 просмотр

Между врачом и пациентом

Отношения между врачом и пациентом — тема особая. Можно сказать, деликатная. Как правило, мы судим о компетентности и человечности эскулапов с позиции больного, и, нужно сказать, суждения эти не всегда лицеприятны. Поэтому вполне уместно будет дать слово врачу. Свою профессиональную точку зрения на эту тему высказывает хирург высшей категории доцент КраГАМА, кандидат медицинских наук Владимир Филистович.

Особые полномочия

Новые приоритеты и интересы совре­менной жизни оказали мощное и не­однозначное влияние на отношения между врачом и пациентом. Эта тема очень обширна, поэтому попробую ос­ветить лишь ее часть, наиболее мне близкую по профессии, — отношения между хирургом и больным.

Казалось бы, тут не может быть ника­кой проблемы, ведь все направлено на выполнение единой задачи — выздо­ровление больного. Тем не менее, именно здесь могут возникать некото­рые противоречия сторон.

Всем прекрасно известно, что хирур­гу закон предоставляет особые права. Специалист любой другой профессии на Земле вряд ли обладает такими полномочиями. Ведь речь идет о здо­ровье человека. Соответственно дан­ным правам — и особый спрос, и воз­никновение конфликтных ситуаций с больными или их родственниками. Я не раз был непосредственным участ­ником данных противоречий, неодно­кратно наблюдал за их развитием у со­трудников и коллег, а также участво­вал в экспертизах.

Первая встреча с хирургом происхо­дит в поликлинике, в приемном покое, в палате. Во время нее один вручает свое здоровье, а может быть, и жизнь, другой принимает эту нелегкую и се­рьезную ответственность. И от про­фессионализма врача, от его умения вести разговор с пациентом здесь за­висит многое: после первого осмотра можно заподозрить заболевание и на­значить все необходимые обследова­ния для уточнения диагноза. Однако случается, что больные неопределен­ное время находятся без диагноза, либо с неверным, а порой и при ясном ди­агнозе подвергаются длительному, до­рогостоящему и ничем не обоснован­ному обследованию. В последнем слу­чае виноват только врач: он или слабо подготовлен, или не умеет логически мыслить и воспользоваться имеющими­ся знаниями в правильном направле­нии, или равнодушен к своему делу и к пациентам.

Имеющиеся в настоящее время боль­шие возможности новых инструменталь­ных и лабораторных методов диагнос­тики окончательно освобождают такого врача от размышлений о больном и его заболевании. В действительности нео­боснованное назначение УЗИ, компью­терной томографии, рентген-исследова­ния, иммунологических, биохимических методов и т. д. не только истощает скромный бюджет лечебного учрежде­ния или больного, но порой уводит в сторону от постановки верного диагно­за.

Ценность того или иного метода ис­следования определяется не разреша­ющей их способностью, а целесообраз­ностью применения у конкретного больного. Немаловажное значение име­ет временной фактор их выполнения, а также материальная сторона. В некото­рых случаях опытный хирург имеет пра­во «недообследовать» больного, которо­му либо по жизненным показаниям, либо независимо от результатов обсле­дования показано оперативное лечение, тогда как исследование только задер­жит операцию.

В сегодняшнее время трудно согла­ситься с утверждением, что дороже здо­ровья ничего нет. Оказывается, есть. Это весьма большой арсенал дорогих мето­дов обследования и лечения, которые не по карману определенной части на­селения. Лично мне это не нравится, но реалии таковы, что сегодня хирургу при­ходится думать и об экономической сто­роне своего дела.

Конечно, есть случаи, когда в задер­жке лечения виноват больной. Напри­мер, не понравился пациенту тот или иной врач. Как в таких ситуациях по­ступают больные? Они или начинают поиски «своего идеального» врача по другим поликлиникам, или идут к кому-нибудь из «целителей», умело себя рекламирующих. В диагностике и, соответственно, в лечении после­дние вряд ли помогут, но вот понра­виться и длительное время выкачивать из пациента плату они большие мас­тера. Время идет — в результате до­верчивый пациент остается и без здо­ровья, и без денег.

Страх победим вместе

Не боятся только душевнобольные, поэтому в глубине души каждого че­ловека живет страх предстоящей опе­рации. И кто, как не лечащий врач, на первых порах может помочь? Дружес­ки поговорить, приободрить, успоко­ить, а то и утешить — первейшая за­дача врача. И тогда пациент поверит врачу, который таким образом приоб­ретет активного союзника в борьбе с недугом. Однако порой врач уходит домой даже не поинтересовавшись, есть ли новенький в палате.

Решение об оперативном лечении принимается не так просто. Хирург взвешивает все показания и противо­показания к операции, оптимальный срок ее проведения, варианты опера­тивного вмешательства. Степень го­товности докладывается старшему хи­рургу, и он, а в особо сложных случаях — конференция врачей или консили­ум, утверждает принятое лечащим вра­чом решение. Далее его необходи­мо доходчиво объяснить больному и получить согласие на операцию.

Подсознательно пациент предпола­гает возможность операции уже в при­емном покое. Однако еще там неко­торыми хирургами выставляется уль­тиматум: либо соглашайся на опера­цию сейчас, либо я тебя не положу. Но ведь у больного могут быть обсто­ятельства, которые не приемлют опе­рацию вообще или в данный момент. Боязнь за свою жизнь, опасение стать инвалидом, потерять работу, отсут­ствие в данный период близких, ко­торые могли бы поддержать, посове­товать, поухаживать после операции, какие-либо рабочие или семейные неурядицы — вот лишь небольшой пе­речень факторов, волнующих пациен­та. В такой растерянности подобный напор хирурга ошеломляет больного окончательно. Он, собственно, и к вра­чу-то не хотел идти, а тут сразу опе­рация.

Несколько меньше переживаний у больного; который какое-то время уже пребывает в палате и пообщался с оперированными. Он свыкается с мыс­лью о неизбежности оперативного вмешательства, убеждается в надеж­ности хирургов и анестезиологов, ви­дит хорошие результаты. Но даже и в этом случае разговор с хирургом для него будет непростым.

Обычно хирурги только в начале своей карьеры сопереживают пациен­ту. С приобретением опыта операции становятся привычным делом. А ведь в получении согласия больного роль врача велика. Он не только, не ока­зывая явного давления, должен убе­дить пациента в необходимости вме­шательства, но и обсудить наиболее приемлемый вариант. Кроме того, хи­рургу предстоит вести разговор с родственниками об объеме операции, ее значимости и последствиях.

С разной степенью сложности

В нашей клинике принято, чтобы больной расписывался о согласии на ту или иную операцию с указанием степени риска и возможных послед­ствий. Расписка в истории болезни, с одной стороны, будет сдерживать хирурга или даст ему широкие воз­можности при операции, с другой — предупредит конфликты и защитит хирурга в случае судебного разбира­тельства.

В ситуации, когда результатами операции не удовлетворены — сам больной, его родственники или стра­ховая компания, —хирург становится субъектом большой материальной ответственности. Низкая зарплата не позволяет ему защитить себя от не­удач, застраховавшись в компании. По­этому он понимает, что от радикаль­ных, оправданных, но рискованных операций следует воздержаться, а то и вовсе поменять профессию. Ситуа­ция отрицательна и для больного, по­скольку скоро вообще никто не ста­нет делать операции с повышенным риском. Какой выход? Он есть, но, увы, пока невозможный: зарплата хирур­га должна быть достойной его труда, что позволит ему застраховаться от профессиональных несчастий.

Бывает, что больной категоричес­ки отказывается от операции. В этой ситуации хирург не имеет права ни при каких обстоятельствах его опе­рировать. Что делать? Все-таки убеж­дать пациента, его родственников, друзей. Причем, по моему мнению, это должен делать не тот хирург, кото­рый,будет непосредственно оперировать больного. Иначе он не рискнет даже во имя радикального вмешательства, а если больной погибнет, то конфликт с род­ственниками неизбежен.

Еще сложнее ситуация возникает, ког­да больной согласен на операцию и даже настаивает, а родственники категоричес­ки против. За неоказание помощи паци­ент может подать в суд, а случись беда — засудят родственники. Такая ситуация больше относится к правовому полю. Тут бы пригодился адвокат, но это пока не­реально. На родственников можно по­действовать через друзей и сослуживцев больного. Обязательно сложившаяся об­становка должна быть доведена до ад­министрации больницы и страховой ком­пании.

Владимир Филистович

Полезные метки: здоровье

Схожие по тематике статьи
Как правильно выбрать тонометр для измерения давления

Гипертония, другие заболевания, основным симптомом которых является повышенное артериальное давление, широко распространены. О том, что оно выше нормы, многие узнают порой совершенно случайно при профилактическом осмотре у врача…

Как стать оптимистом, научиться справлятся с неудачами и сохранить позитивное отношение к жизни

Кому из нас не приходилось изведать горечь поражения или боль ошибок?! И каждый раз, когда мы попадали в ловушку неудачи, перед нами вставал один и тот же вопрос: как побыстрее и с наименьшими потерями выкарабкаться из нее. Беда многих…

Правила, методы и принципы закаливания организма

Нынче многие вновь проведут очередные отпуска недалеко от дома. Совсем необязательно совершать далекие путешествия, чтобы укрепить свое здоровье. Наши дедушки и прадедушки родные места покидали редко, а хворали, судя по земским…

Натуральная гигиена, законы природы и голодание

Несмотря на прогресс технологических знаний и гигантские исследовательские программы в медицине несмотря на рост числа больниц и поток новых чудо-лекарств, хорошее здоровье остается редкостью. В мире ежегодно расходуют десятки…

Сколько в среднем живут мужчины и женщины в России

Статистика утверждает, что женщины в России в среднем живут на 10 лет больше мужчин. Сразу же напрашивается вывод: мужчин надо беречь. Известно, что мальчиков рождается больше, чем девочек. На 100 одновременно…

Комментировать статью