Опубликовано в разделе Звезды и судьбы, 27.05.2011, 2956 просмотров

Что такое сон и как осознать сновидения?

Когда мне было пять лет, мне сни­лись необыкновенные сны. После осо­бенно захватывающего сновидения, в котором я был подводным пиратом, у меня возникло желание возвратиться в этот сон и продолжить его наподобие сериала. Никто не говорил мне, что это невозможно, и следующей ночью я снова ощутил себя пиратом. Мне уда­лось вести увлекательную жизнь под водой на протяжении нескольких недель. Помню, как-то  раз я увидел далеко вверху поверхность воды и подумал, что на самом деле невозможно так долго задерживать дыхание и что лишь во сне удается дышать в воде. Я понял, что только во сне я могу развлекаться, как хочу.

До двадцати лет я не интересо­вался исследованиями человеческой психики. Меня интересовали законы природы, и я решил стать химиком. Однажды в Эсалене я посетил семи­нар тибетского буддиста, и меня пора­зило, что на этом семинаре ставилась задача поддерживать осознанное состояние двадцать четыре часа в сут­ки. Лектор пытался заставить нас вос­принимать окружающую действитель­ность как сон и увидеть схожесть характера восприятия во сне и наяву. Возвращаясь с этого семинара, я ощу­щал необыкновенный внутренний подъем.

Чуть позже я пережил первое свое осознанное сновидение со времен дет­ства. Я поднимался на огромную гору в легкой рубашке, пробиваясь через сугробы. Взглянув на свою одежду, я подумал: как такое может быть? И понял, что это возможно потому, что я сплю. Тогда я по молодости решил сле­теть с горы, на чем мой сон успешно завершился. Сейчас я, пожалуй, пред­почел бы задержаться на горе и взгля­нуть на мир с этой высоты.

Тема осознания снов меня крайне заинтриговала, а собственный опыт убедил, что практика осознанного сно­видения может стать чрезвычайно полезной. В одном из снов я подни­мался миля за милей по горной тропе, пока не подошел к узенькому мостику, перекинутому через глубочайшее ущелье. Посмотрев вниз, я в ужасе отшатнулся от его края.

«Тебе не обязательно идти туда, — сказал мне во сне попутчик, — можешь вернуться той дорогой, какой пришел». Мне почему-то это показалось непри­емлемым, и я подумал: если бы я сей­час осознал, что это сон, то без страха пересек бы ущелье. При этой Лысли я понял, что сплю, и перешел по мосту на другую сторону.

Проснувшись, я задумался над смы­слом этого сновидения и нашел, что оно имеет отношение к жизни в целом. Жизнь подобна мосту, идя по которому мы теряем равновесие из-за страха перед неизвестным, перед смертью, перед нелепостью происходящего вокруг нас. В то же время если поддер­живать соответствующее состояние духа, то можно уверенно преодолевать любые препятствия. Я решил, что осознанное сновидение помогло бы испытать такие состояния. Но надо было научно доказать существование этого явления.

Главная идея доказательства существования осознанного сновиде­ния проста. Она основана на более ранних исследованиях, доказавших, что если человек во сне наблюдает за игрой в пинг-понг, то его закрытые глаза движутся из стороны в сторону.

Я подумал: если в осознанном сно­видении можно делать все, что захо­чешь, почему бы не подать оттуда заранее обусловленный сигнал (напри­мер, движение глазами), который стал бы доказательством того, что, нахо­дясь в состоянии сна, я понимаю, что сплю? С помощью этого метода можно было бы также установить, на каких стадиях сна бывают осознанные снови­дения.

Если человеку снится, что он дви­гается, то в мышцах, связанных с дви­жением, происходит небольшое подра­гивание. Но некоторые мышцы при этом блокированы. Прежде всего это голосовые и большие двигательные мышцы. Не будь они блокированы, мы ходили бы и кричали во сне, что нару­шило бы физиологическое состояние спящего человека. А движения глаз­ных мышц не могут причинить нам вре­да. Человек не может проснуться из-за движения глаз, и в ходе эволюции не выработалось никаких механизмов, их блокирующих. Есть и другие мышцы, которые блокируются слабо или не блокируются   совсем — например, дыхательные.

И вот настал день, когда я первый раз в лаборатории вошел в состояние осознанного сновидения, в котором сделал движение глазами, что было зафиксировано на полиграфе (иногда его называют «детектором лжи»).

Сновидения считались продуктом бессознательной деятельности мозга, Фрейд называл их «королевской доро­гой в бессознательное». По моему убеждению, это не так. Сны — это созна­тельные переживания, иначе мы не смогли бы их пересказывать. А вот источник того или иного сновидения, как правило, остается неосознанным. Поэтому обычно мы не понимаем «ло­гику» сна.

Почему мы видим сны, какова их функция?

Мозг человека развивался таким образом, чтобы обеспечить ему воз­можность предвидеть результаты своих действий и благодаря этому совершать полезные для себя поступки и избегать вредных. Эволю­ция нервной системы, в свою очередь, проходила в очень жестких условиях. В конце концов человек научился моделировать окружающий мир так хорошо, что не осознает самого про­цесса моделирования.

В этом моделировании человек исходит не только из чувственного вос­приятия окружающего мира, но и из того, что он ожидает и готов воспри­нять. Органы чувств, конечно, пред­ставляют ему важную информацию, но опыт (память) и прогнозирование (ожи­дание) играют в этом процессе не меньшую роль, хотя она и незаметна человеку.

Во сне происходит тот же процесс моделирования мира. Когда мозг акти­визируется во сне, он делает это без использования информации, получаемой от органов чувств, он опирается на другие ее источники, которые в состо­янии бодрствования незаметны. В этой модели мира явно проступает то, чего мы ожидаем, чего боимся и желаем, в чем нуждаемся.

Способность к сновидениям разви­лась у человека не для того, чтобы он действовал. Сновидения, несомненно, способствуют усвоению накопленного опыта, но нельзя наверняка сказать, как именно это отражается в содержа­нии сновидений.

По всей видимости, сон выполня­ет несколько функций. В первую оче­редь необходимость в нем связана с двадцатичетырехчасовым световым циклом. Человек активен в светлое время суток в силу особенностей его зрения. Предположим, наш древний предок не спал бы, а бодрствовал по ночам, живя в джунглях. Какова веро­ятность того, что он использовал бы это время с пользой для себя и избе­жал опасностей? Оставаться в бездей­ствии в течение ночи, когда человек очень уязвим, диктовалось необходи­мостью.

Существуют и другие версии необ­ходимости сна — например, потреб­ность в сохранении энергии или выпол­нение организмом специфических физиологических функций во время сна.

Сновидения же, по моему мнению, нужны для поддержания достаточной активности мозга во время сна, с тем чтобы при необходимости мы могли проснуться. Вероятно, это одна из при­чин возрастания к утру длительности и частоты фаз «быстрого сна» (именно в этих фазах сна человека и посещают сновидения). Таким образом, сновиде­ния свидетельствуют не об особой функции мозга, а о его активности в то время, когда в него не поступает информации извне.

Мы не нашли никаких надежных критериев способности того или иного человека к осознанному сновидению, за исключением одного, а именно — как часто он запоминает свои сны. Люди, часто запоминающие свои сны, имеют больше шансов пережить осоз­нанное сновидение. Природа этого понятна: если люди не помнят своих снов, они никогда не задумываются о них. Кроме того, количество запоми­наемых сновидений часто обусловлено обстоятельствами: если вы просыпае­тесь с мыслью о том, что пора вста­вать, то вам не до запоминания снов.

А ведь осознанные сновидения можно использовать практически. В частности, для профилактики нарко­мании.

Пытаясь бороться с этим злом, обычно взывают к сознанию, при этом единственную причину интереса подростков к наркотикам видят в дур­ном влиянии сверстников. Но надо учи­тывать и другие причины. Например, желание испытать что-нибудь  необыч­ное, интересное, выходящее за рамки повседневности, создающее иллюзию активной жизни. Именно эти ощущения может дать осознанное сновидение, причем совершенно безопасно и гармо­нично. Я уверен, что осознанное снови­дение в качестве методики борьбы с наркоманией могло бы принести реаль­ную пользу.

Осознанное сновидение может стать воплощением грез человека о приключениях, может развить его спо­собности к творчеству, помочь ему в решении жизненно важных задач, в преодолении застенчивости, в освобо­ждении от страхов и от ночных кошма­ров. А значит, в укреплении психичес­кого здоровья.

Наши эксперименты в Стэнфорде показали, что действия, выполняемые во сне, мозг воспринимает как выпол­няемые на самом деле. Поэтому суще­ствует тесная связь между содержа­нием сновидения и физиологической реакцией на него, что, как мы считаем, может быть использовано для целительства, для стимулирования иммун­ной системы.

Люди, занимавшиеся по нашей методике, использовали осознанное сновидение для творческого подхода к решению разнообразных задач, в част­ности в литературной практике и в искусстве. Это состояние, из которого можно почерпнуть великое множество идей.

Я думаю, что главное значение осознанного сновидения в том, чтобы раздвинуть рамки мировосприятия. Пережив осознанное сновидение, человек приходит к выводу, что кар­тина окружающего его мира — продукт его ума. А значит, в его силах изменить в мире гораздо больше, чем он когда-либо  мечтал. И впервую очередь он может изменить самого себя.

Стивен Лаберж

Подписаться на обновления

Полезные метки: сновидения

Схожие по тематике статьи
Сны и сновидения. Толкование по Фрейду

Что такое сновидения? Это, по существу, — перевод мыслей в галлю­цинаторное переживание. Наяву наши желания исполняются не всегда, а во сне они легко достижимы…

Комментировать статью