Опубликовано в разделе Звезды и судьбы, 19.05.2011, 1973 просмотра

Детство экстрасенсорики

Открытие внутренних Америк

Не буду тратить слов на шарлата­нов и дилетантов от экстрасенсорики, биохлестаковых и рвачей, которые гребут за лечение бешеные деньги. Их много — пожалуй, больше, чем истин­ных целителей и открывателей новых загадок человеческой природы. Они несут громадный вред и пациентам, и экстрасенсорике, которую из-за них многие считают обманом.

Не буду говорить и о тех, кто клей­мит экстрасенсорику, уличает ее в гре­хах — истинных и мнимых, видит в ней суеверие или происки нечистой силы.

Конечно, в ней есть и крупные изъя­ны, и ложные или полуверные объяс­нения тайн жизни. Но открытие биопсихоэнергетики — это, по-моему, одно из крупнейших открытий в человечес­кой природе, и оно может принести с собой громадный переворот во многих областях жизни.

Экстрасенсы — в переводе «сверхчувствователи». Их называют так потому, что мы не знаем, какие именно струны психики излучают и принимают их энергию. Но биопсихическая эне­ргия не «сверхчувствуется», а именно чувствуется: ее ощущают люди, ее регистрируют приборы — электричес­кие и биофизические, самые простые и очень сложные. По-моему, было бы верней называть экстрасенсов так, как их называли раньше — сенситивами, то есть «чувствователями».

У экстрасенсорики есть два прояв­ления — земное, более ясное, и над­земное, более таинственное, но, может быть, более могущественное.

Земное проявление просто и «мате­риально», его легко и давно засекают приборы: это биополе каждой живой клетки — у всех растений и всех живых существ, от комара до человека; это как бы тройное поле человека: поле его тела — физическое, поле чувств — эмоциональное, или астральное, и поле мыслей — ментальное (от    лат. «мене» — ум).

Энергетическое излучение на­сквозь пропитывает человека, и это твердо доказано биофизикой, зареги­стрировано приборами. Вся наша теле­сная и нервная жизнь имеет энергети­ческую основу, все ощущения и мысли построены на энергетической базе.

У разных чувств и разных мыслей разные и энергии, и мы ощущаем эту разницу, хотя и смутно. Тоска почти буквально гнетет человека, наливает его тяжестью, и ее энергия чем-то  похожа на энергию тяготения. Энергия радости, наоборот, — энергия взлета, антитяготения, невесомости; наверно, дети именно из-за этого прыгают от радости, а мы ощущаем внутри себя почти буквальный «подъем», «взлет», буквальное «облегчение» души и тела…

До сих пор наука изучала два изме­рения человека: телесное, веществен­ное и бестелесное, психическое (мы­сли, чувства, волю, память, подсозна­ние…). Но как именно одно такое изме­рение переходит в другое, есть ли материальная основа у мыслей и чувств — этим наука почти не занима­лась.

Можно предположить, что биопсихоэнергетика (экстрасенсорика) — это и есть недостающее звено между человеческой психологией и физиоло­гией. Это важнейшее измерение чело­веческой природы, и в нем, может быть, и таятся загадочные пружины наших чувств, потаенные механизмы мыслей. Если это так, тут могут лежать ключи к самым глубоким тайнам чело­веческой природы, самым неясным основам нашей психологии и физиоло­гии.

Биопсихическая энергия есть у каждого человека, но примерно у каждого десятого ее чувствительность и сила очень повышены. Такие люди — сенситивы — чувствуют поля других людей, животных, растений, поля кам­ней и металлов, земных недр и космо­са.

Некоторые из них владеют телепа­тией — «дальночувствием», чувство­ванием на расстоянии, телекинезом — передвижением предметов своей эне­ргией, ясновидением и яснослышанием — видением и слышанием на рас­стоянии и сквозь преграды, проскопией — заглядыванием в будущее. Но здесь уже начинается надземное про­явление экстрасенсорики, и оно при­открывает щель в такие тайны мира, о которых мы знали до этого только из мистических или религиозных открове­ний.

Мистика и экспериментальная наука

Слово «мистика» долго было у нас вежливым синонимом слов «выдумка, поповщина, ерунда». Но «мистика» значит по-гречески «таинство, необъ­яснимая загадка», а отмахиваться от таинств — значит, делать себя беспо­мощным перед ними, отказываться от познания неясных глубин мира, может быть, ключевых.

До сих пор мы могли судить о мисти­ческих загадках только с помощью умозрения — логики или «душезрения» — интуиции. Проверить эти загадки опытным путем человечество не могло: у него не было для этого ни нужных знаний, ни необходимых прибо­ров.

Сейчас в научном постижении мира произошли два колоссальных сдвига. Во-первых, наши опытные знания про­никли в такие глубины мира, где они просто уперлись в необъяснимые, то есть «мистические» загадки жизни. Само развитие человеческих знаний, научных и опытных, подвело нас к «мистическим тайнам» как к неминуемому, обязательному шагу к познанию.

Назову только две такие тайны: тайну происхождения Вселенной и тайну происхождения разума во Все­ленной.

Как говорят физики, наша Вселен­ная родилась миллиарды лет назад из какой-то сверхплотной (иногда добав­ляют — «бесконечно») точки. Но как это возможно, чтобы вещество всех сверхмиллиардов будущих звезд поме­щалось в одной точке, пусть и ультра­сверхъестественной? И что было вокруг этой «мистической» точки? Ничто? Но что такое это ничто, из чего оно состоит?

И что было на месте Вселенной до ее рождения, до появления на свет ее эмбриона — точки? Если Вселенная пульсирует, как говорит одна из гипо­тез, то есть сжимается в сверхточку и расширяется до сверхпредела, то что было до самого первого Большого Взрыва? И почему он произошел? И откуда взялась вся бесконечная мате­рия Вселенной и весь ее дух?

Ответ религии — Вселенную соз­дал Бог — вызывает череду таких же детских вопросов. Что было до Все­ленной? Кто такой Бог? Из чего он сотворил Вселенную? Из ничего или из чего-то ? Что такое это «ничего» и это «что-то » , из чего они состояли? И когда возник сам Бог? Если он был всегда, то есть он бесконечен (вернее, безначален) во времени, то наш коне­чный разум отказывается понимать это. Как это «был всегда» — Бог это или Вселенная? Как это возможно — быть всегда и не иметь начала, не родиться, не возникнуть?

Этот «проклятый вопрос» не укла­дывается в нашу конечную душу (точ­нее, конечное сознание). Любой ответ здесь немыслим и неприемлем, потому что перед нами вопрос-бездна, вопрос «без дна» — вопрос, на который вообще нет ответа, так как у самой жизни нет того дна, на котором мог бы лежать ответ.

Любая бесконечность непознаваема, и попытки понять ее могут вызвать настоящий ужас. Но непонятнее всего бесконечность времени, особенно начала времени — то, что этого начала никогда не было. Невозможность понять это, невозможность принять любой ответ вызывают в душе поистине мировой ужас — а он гораздо страшнее мировой скорби…

Вторая загадка — о внеземном разуме и его связях с земным. В последнее время об этом разуме появилось в тысячи раз больше сведе­ний, чем за все прошлые тысячи лет. И эти сведения такие разительные — и такие зыбкие, что без опытной про­верки им одинаково опасно верить и не верить.

Многие издания рассказывают оше­ломительные истории об инопланетя­нах и их аппаратах, которые не подчи­няются законам небесной механики и земной энергетики.

Перед нами, видимо, или начало всемирного психоза, всеобщего затме­ния мозгов, или, наоборот, предвестия всеобщего просветления мозгов, пре­людия к гигантскому космическому событию — встрече земного разума с неземным.

И случайно ли, что именно в это странное время началось вторжение экстрасенсорики в наш быт, начался взрыв знаний — вернее, предзнаний — об этом таинственном, «мисти­ческом» измерении мира и человека?

Все говорит о том, что человечес­кое познание уперлось в мистику как в свой обязательный очередной шаг, без которого движение вперед останавливается и начинается беспомощное топ­тание на месте.

И самое интересное — к этому обя­зательному шагу подошла именно опытная, естественная, материалисти­ческая наука. Идеализм и религия давно проникли в эти глубины, но в ключе притчи или абстрактно логичес­кого мышления, которым не очень-то доверяет нынешнее аналитическое сознание. Как ни парадоксально, но именно естественные науки могут прийти сейчас на помощь идеализму, стать сооткрывателем его тайн.

У опытных наук, кстати, как раз сейчас и появилась такая практичес­кая возможность. Ее принес второй колоссальный сдвиг в человеческом познании — громадная революция во всей приборной системе опытных наук. Эти приборы небывало усложняются, приобретают сверхчувствительность, а кроме того — через ЭВМ — невидан­ную мощь. Такой проникающей силы еще никогда не было, они позволяют теперь вторгнуться в почти предель­ные — для нас — тайны мироздания.

Недаром нынешнюю эпоху в позна­нии называют эпохой безумных идей и дерзких парадоксов. Пожалуй, сегодня безумные идеи — самые разумные, но нужна смелость, чтобы не испугаться их безумной оболочки и проникнуть сквозь нее к их разумному — а то и сверхразумному — ядру.

Первое знакомство

Разговоры об экстрасенсах пошли у нас с 1980 года, после вы­ступления в «Труде» философа А. Г. Спиркина, члена-корреспондента Ака­демии наук; он руководил тогда знаме­нитой московской лабораторией в Фурманном переулке, с которой были свя­заны больше сотни сенситивов. Тогда же увидел первого сенситива и я.

После лекции А. Г. Спиркина в Доме журналиста я проходил через комнату за сценой. В ней было много народа, а в центре сидел человек лет сорока, на вид обычный — круглое лицо, большой лоб, не очень новый коричневый костюм. Перед ним стояла женщина в годах, взбудораженная, с испуганным лицом, судя по синему халату, — мест­ная уборщица.

Человек в кресле водил  руками около нее, нацеливал ладони на ее бок, как будто что-то  впитывал оттуда. Потом он поворачивал ладони к ее сто­пам, снова впитывал что-то , а потом сказал:

— У тебя болит печень, болит уже лет пять. Когда ты была маленькая, тебе на ногу упал камень, и от этого началось твое нездоровье…

Уборщица с испугом смотрела на собеседника и не понимала, как он мог узнать своими руками про ее больной бок и про то, что он болит пять лет. Но еще больше она не понимала, при чем тут какой-то камень, который упал на нее, маленькую…

— А ты вспомни, — побудительно сказал ей человек в кресле и посмо­ трел на нее своими глубокими и широко разнесенными глазами.

Он как будто слал ей заряд умиро­творения:

— Ты успокойся, соберись, вспо­ мни…

( «Кто это?» — спросил я у сосе­да. — «Да это Борис Александрович Иванов, про которого лектор гово­рил.»)

— Корова! — вдруг радостно ска­ зала женщина, и сразу стало видно, что она успокоилась. — Мать говорила, корова мне отдавила ногу, прямо копы­ том…

Борис Александрович кивнул ей, нацелил на нее ладони — и вдруг прео­бразился: исчез человек в невзрачном костюме и появился другой — излуча­ющий непонятную силу. Минуту или две он направлял ее в правый бок жен­щины, потом повернул руки к ее голо­ве, потом к стопе.

Позднее, когда я познакомился с методом сенситивов, я узнал, что для них очень важно найти первотолчок, изначальный шаг к нездоровью. Тогда же мне объяснили, что от стопы идут энергетические каналы связи ко всем внутренним органам, ко всем частям организма.

Следующим был невысокий чело­век лет 60. Борис Александрович мед­ленно поводил около него ладонями, пристально всмотрелся в него, помол­чал и сказал:

— Вы потеряли свою личность. Были большим человеком, сильным, волевым, и все ваши дела шли хорошо. Потом умер близкий вам человек, очень близкий, мужчина, и вы поте­ряли себя как личность, потеряли волю к жизни. — Он опять немного помолчал и сказал: — Сейчас я вам помогу.

— Да зачем же? — неуверенно ска­зал невысокий человек. — Сколько уж мне осталось?..

— Сколько осталось, столько и проживете, — твердо сказал Борис Александрович. — Нормально, не неудачником.

В гардеробе я оказался рядом с этим человеком. Он выглядел расте­рянно и с недоумением сказал, обра­щаясь ко мне:

— Он верно угадал. Я был одним из руководителей ТАСС, был волевой, энергичный. А умер мой брат-близнец — и как будто забрал мою силу. Он верно говорит: «потерял себя» — я с тех пор все шел и шел вниз по лестнице. Но как он это узнал? Ведь прошло лет двадцать, а он меня первый раз видит.

Я тоже был поражен, тоже не пони­мал (и не верил), как можно одним только взглядом увидеть в человеке, каким он был когда-то  и отчего поте­рял себя. Я не понимал, как это печень, которая заболела пять лет назад, стала ослабевать от коровьего копыта, которое полвека назад повре­дило стопу…

Юрий Николаев

Подписаться на обновления

Полезные метки: экстрасенсорика

Схожие по тематике статьи
Комментировать статью